Иосиф Златкин: «Труба – любовь на всю жизнь»



Иосиф Златкин: «Труба – любовь на всю жизнь»



«Иосиф Златкин – великолепный трубач, украшение симфонического оркестра Белоруссии. Его игра отличается большой эмоциональностью, темпераментом, артистизмом».

Композитор, нар. артист СССР Евгений Тикоцкий.



Играй, горнист


Ещё не так давно, в 2016-м, Интернет писал: «Исполнилось 96 лет Иосифу Златкину, уроженцу города Борисова, видному белорусскому музыканту и педагогу. Он влюбился в трубу еще в ранние школьные годы. Начинал с горна в пионерском лагере (за исполнение сигналов он получал дополнительный стакан компота). Потом последовали первые учебные шаги в оркестре Пожарного общества, которым руководил опытный музыкант Иван Шестаков. А позднее его приняли в оркестр при кинотеатре «Чырвоная зорка».

Добавлю: небольшие первые свои заработанные деньги мальчишка всегда спешил отдать матери, потому что отец, единственный кормилец семьи, был безвинно арестован в годы сталинского террора.

С Иосифом Златкиным я лично знаком не был, к большому моему сожалению. Но знаю о нём многое!

…Позвонил мне как-то Миша Бунин – один из учеников Златкина, и в разговоре о знакомых нам музыкантах вдруг как-то сама собою всплыла эта фамилия – Златкин.

Немало я слышал об Иосифе Златкине от его многочисленных учеников, проживающих ныне в Израиле. Они рассказывали мне многое о культурной жизни столицы Белоруссии, где работал Златкин.

А родом Иосиф из небольшого белорусского города Борисов. С этого, пожалуй, и начнём.


Борисовские музыканты, или попурри на историческую тему


Окунёмся в хронологию музыкальной жизни провинциального белорусского города Борисова. Этим вопросом в своё время с энтузиазмом занялся белорусский журналист Александр Розенблюм - с целью назвать и сберечь от забвения имена местных музыкантов. А я, интересуясь личностью Златкина и разыскивая всё, что только можно почитать о нём, нашёл и очерк Александра.

В поисках материалов для этой работы ему тогда помогали сам герой нашего очерка Иосиф Златкин, скрипач Михаил Минстер, тромбонист Виктор (Виталий) Евсеев, пианистки Ирина Владимирова и Ирина Лимонова, а также журналист Анатолий Мозгов.

Хорошо помнят борисовчане, когда в их жизнь накрепко вошла духовая музыка военного оркестра кавалерийского полка и оркестра Пожарного общества. Наиболее респектабельно выглядел оркестр пожарных, который, помимо участия в праздничных мероприятиях, периодически «шпацировал» по городским улицам, сверкая не только трубами, но и блеском начищенных касок.

Был в Борисове еще один профессиональный военный духовой оркестр. Мало кто помнит, что в 1939-1940 годах в городе дислоцировалось военное автомобильное училище БАУ, и в этом учебном заведении имелся не только духовой оркестр под управлением деятельного капельмейстера Владимира Промыслова, но и ансамбль «Джаз-ревю». Среди прочих музыкантов, мы видим там юного трубача Иосифа Златкина.

***

До службы в армии Иосиф Златкин окончил детскую музыкальную школу, что и определило ему постоянное место в военном оркестре. Впрочем, последние два года пребывания в армии он был уже не солдатом, а занимал штатную должность военного дирижера в звании старшины

Серебристый звук его трубы


Рассказывает заведующий кафедрой деревянных духовых инструментов академии музыки Республики Беларусь, заслуженный деятель искусств Беларуси, доктор культурологи, профессор В. П. Скороходов:

«В конце 60-х годов я, молодой музыкант, начинающий осваивать педагогическую стезю, встретился с Иосифом Львовичем Златкиным в стенах Минского музыкального училища имени М.И.Глинки.

Златкин уже был концертмейстером группы труб Государственного симфонического оркестра Беларуси и педагогом в училище. Конечно, я заочно хорошо знал Иосифа Львовича, так как многократно бывал на филармонических концертах и слышал блистательные оркестровые соло трубы в его исполнении. Многие музыканты и любители симфонической музыки помнят красивый серебристый звук его трубы, легкую, полетную технику, художественное воплощение разнообразных в стилевом отношении оркестровых соло.

Его игра в оркестре отличалась большой внутренней энергией. Приведу лишь один пример, показывающий это. Знаменитое соло трубы в «Поэме экстаза» А.Скрябина, исполняемое И.Л.Златкиным, было всегда наполнено колоссальной энергией, огненной страстностью и гигантской мощью, что позволяло достичь в произведении необходимой кульминации. Сольные эпизоды трубы всегда производили неотразимое впечатление на слушателя. Главный дирижер симфонического оркестра Виктор Дубровский никогда не исполнял этот музыкальный шедевр без Иосифа Златкина!

Вот с таким музыкантом мне посчастливилось около десяти лет работать в Минском государственном музыкальном училище имени М.И.Глинки!

Именно в стенах этого учебного заведения завязалась наша дружба. Он познакомил меня со своей семьей, я бывал в их доме, хорошо знал детей – Леонида и Эдуарда, которые уже тогда ярко проявляли себя в музыкальном развитии и впоследствии стали блестящими музыкантами.

Иосиф Львович был не только маститым музыкантом, но и талантливым учителем. Я видел, с каким уважением и любовью он относился к своим ученикам. Это был человек широкой души, наполненный глубокими человеческими чувствами и владеющий необходимым арсеналом методических, психологических и педагогических знаний. Эти человеческие качества и педагогический дар позволили Иосифу Львовичу уже в ту пору создать в Белоруссии собственную школу обучения игры на трубе.

Назову лишь некоторых из его воспитанников, которые оставили глубокий след в духовом исполнительском искусстве. Это великолепные музыканты Ефим Голынский (прошу запомнить это имя, с этим человеком мы ещё поговорим! - Б.Т.), бывший концертмейстер группы труб симфонического оркестра Большого академического театра оперы и балета Беларуси и Игорь Цецохо, солист этого же оркестра, ныне профессор музыкальной Академии музыки имени Кароля Липинского в польском Вроцлаве, много гастролирующий с сольными концертами по всему миру. Сергей Толстоноженко сейчас 1-й трубач Национального симфоничного оркестра Беларуси. Конечно, и другие ученики Златкина являются музыкантами ведущих профессиональных оркестров, успешно работают преподавателями учебных заведений искусства Беларуси и зарубежных стран.

Иосиф Львович в начале 90-х годов покинул Беларусь и эмигрировал в Израиль, но и там, несмотря на зрелый возраст, продолжил работу в качестве концертмейстера симфонического оркестра в Тель-Авиве, а затем в симфоническом оркестре города Назарета.

Несколько лет тому назад, когда я был в Израиле, мне посчастливилось довольно продолжительное время разговаривать с Иосифом Львовичем. Эта беседа была чрезвычайно тёплой, наполненной ностальгическими воспоминаниями о музыке, о людях и любимом городе Борисове, некогда объединившем нас. Во время этой беседы мы вспоминали наши встречи, совместную работу в музыкальном училище, наших учеников, знакомых музыкантов, друзей. В голосе Иосифа Львовича, в звучащих интонациях, я ощущал какой-то трепет его души по родным местам...

При жизни человека сложно в полной мере оценить его роль – это дело времени. В истории есть немало примеров, когда спустя многие годы, а иногда и века, приходило осознание значимости сделанного для музыкальной культуры конкретными людьми. Человеческая память хранит лишь то, что прошло испытание временем, что имеет настоящую ценность, что направляет и воодушевляет, что остается в сердцах. Тем не менее, именно то, что было сделано выдающимися людьми при жизни, документы и воспоминания о них, позволяют нам оценить величие личностей.

В современной музыкальной культуре немало деятелей, которые являются истинно значимыми, усилиями и талантом которых созидается и сохраняется культура той или иной страны. К их жизненному опыту стоит обращаться уже сегодня. Среди таких людей, я убежден, важное место занимает и личность Иосифа Львовича Златкина.

Жизнь настоящего музыканта и учителя не кончается, она продолжается, пока теплится и передается из поколения в поколение огонь, зажженный его горячим сердцем!

Думаю, что все те, кому посчастливилось знать и учиться у Иосифа Львовича Златкина, будут всегда тепло и с огромной благодарностью вспоминать его».


Гениальный наставник

Один из первых учеников Иосифа Златкина – Михаил Бунин. Музыкант симфонического оркестра израильского города Ришон-ле-Циона, Оркестра Израильской Оперы.

Миша пишет мне: «Борис, твоё письмо застало меня в Польше, в гостях у моего старого и доброго друга, одного из первых учеников Иосифа Львовича Златкина Игоря Цецохо. Ныне он профессор двух академий – во Вроцлаве и Лодзи, известнейший педагог и концертирующий солист. Постоянный член жюри международных европейских конкурсов». Далее пишет Бунин.

(Кстати, Борис, герой твоего недавнего очерка, солист Иерусалимского симфонического оркестра Дима Левитас, прослушав как-то диск барочной музыки в исполнении Цецохо и будучи под впечатлением от его исполнения, попросил меня передать Игорю, что И.Златкин – ни много ни мало – вырастил в его лице гения!)

Еще один ученик класса Златкина, Фима Голынский. Первый трубач Белорусской оперы. Его воспоминания о Златкине, которые ты мне, Борис, переслал, очень точны и отражают и мое трепетное отношение к Иосифу Львовичу. Наш Златкин был не только великолепный трубач и прекрасный педагог, он был Учитель по жизни – и очень близкий и родной человек!

Учеников своих он любил и относился к ним, как к детям. Кстати, я очень любил дополнительные занятия, когда Иосиф Львович приглашал к себе домой. После урока всегда ждал вкуснейший обед, который готовила Ольга Львовна, жена. У них была замечательная, дружная и теплая семья, где все заботились друг о друге. Ольга Львовна тоже была музыкантом – певицей с прекрасным слухом. Её замечания мне по уроку, который она слушала через стену, всегда были точны. Например, она говорила мне, что нота ля-бемоль второй октавы сегодня была низковата и недостаточно оперта. Какое точное замечание духовику! Ведь в нашем исполнительском дыхании и у вокалистов много схожего…

До последних дней жизни Иосиф Львович заботился о своей любимой жене, и её смерть стала для него сильнейшим потрясением... Их дети – тоже замечательные музыканты и, кстати, тоже создавшие замечательные семьи. Леня Златкин – пианист, очень востребованный преподаватель, живёт в Нетании. Эдик – великолепный музыкант-контрабасист, был долгие годы концертмейстером в симфоническом оркестре Хайфы. Последние годы живёт в Голландии и работает в оркестре.

Ещё пару слов на сегодня. Иосиф Львович был очень близким другом Тимофея Александровича Докшицера, они дружили семьями и даже ездили вместе отдыхать. Их дружба была очень теплой, и я был однажды сам тому свидетелем... Об этом и о многом другом я расскажу позже. Как и о моем чувстве вины перед дорогим Иосифом Львовичем, о его обиде на меня за то, что я не поехал поступать в институт Гнесиных к Докшицеру, хотя у меня было целевое направление от Беларуси...

Среди учеников Златкина есть и ведущие дирижёры Беларуси, такие, как, например, Андрей Галанов, бывший главным дирижёром Большого театра оперы и балета БССР. Михаил Снитко, дирижёр симфонического оркестра государственной филармонии. Трубач Андрей Останькович, много лет, проработавший в оркестре филармонии, сейчас играет и преподает в Китае. Многие ученики Златкина работают по всему миру.

Не считаю себя лучшим учеником Златкина. Думаю, что не оправдал в должной мере его надежд. Но в человеческом плане мы были очень близки. Как я уже раньше отметил, Иосиф Львович был Учителем и просто в жизни. Мудрый, добрый, с юмором, фанатично преданный музыке и трубе Человек. Практически до 92-летнего возраста он ежедневно занимался на трубе. Очень радовался каким-то моим успехам, поддерживал, всегда подсказывал мне какие-то вещи, важные для исполнения симфонических партий… Я счастлив, что являюсь его учеником!!! И не только я: есть у нас такое сообщество - Ученики Златкина. Оно было и в Белоруссии, есть и здесь, в Израиле, где много его учеников. Кстати, Учитель приехал в Израиль уже в очень солидном возрасте, но ещё успел поработать 1-м трубачом в симфоническом оркестре! И пользовался большим уважением коллег и дирижёров - в частности, очень известного израильского дирижёра Менди Родана».


Тимофей Докшицер и мой учитель


Они называли друг друга Тима или Тимочка и Иосифка. По-настоящему дружили, в том числе и семьями, ценили и уважали друг друга, постоянно общались, перезванивались и переписывались, вместе ездили отдыхать.

Будучи как-то в Москве, я побывал в классе у Т. А. Докшицера и стал свидетелем их теплых отношений между собой. Узнав, что я ученик И. Златкина и лечу домой в Минск, Тимофей Александрович очень обрадовался и попросил меня передать для «своего любимого друга Иосифа» подарок — сборник собственных новых переложений для трубы. И подписал этот сборник «Любимому и дорогому моему Иосифу с любовью от друга» Т. Докшицера.

///

Среди учеников Златкина есть и ведущие дирижеры Беларуси, такие, как, например, Андрей Галанов, бывший главным дирижером Большого театра оперы и балета БССР. Михаил Снитко, дирижер симфонического оркестра государственной филармонии. Трубач Андрей Останькович, много лет, проработавший в оркестре филармонии, сейчас играет и преподает в Китае. Многие ученики Златкина работают по всему миру.


День, когда Иосиф Львович с семьей уезжали в Израиль, врезался мне в память навсегда.


На перроне железнодорожного вокзала было не протолкнуться. Казалось, сотни людей пришли проводить Иосифа Львовича. Тогда ведь еще не было авиарейсов в Израиль, и люди ехали сначала на поезде в Варшаву, а оттуда уже улетали в Тель-Авив. Пришли проводить в новую жизнь Учителя и коллеги по работе, ученики разных возрастов, их родители. Тогда всем казалось, что больше не встретимся. Было грустно. Все прощались как бы навсегда...

Обнимались, многие плакали. Я уже попрощался с Иосифом Львовичем, но продолжал стоять на перроне. Немножко в сторонке стояли двое мальчишек, какие-то несчастные и потерянные. Видимо, это были его ученики из интерната одаренных детей. Они ловили взгляд учителя, но он был в окружении многих людей, и пробиться к нему было непросто. В какой- то момент Иосиф Львович сам увидел этих мальчишек, бросился к ним. Дети прижались к учителю, как-то неловко его обняли и плакали… Учитель что-то им говорил, и они и стояли все втроем, обнявшись...

Когда Учитель уже стоял на подножке вагона, оглядывая толпу провожающих, он увидел меня, сделал мне знак рукой, чтобы я подбежал, и соскочив с подножки, еще раз обнял меня и сказал мне слова, которые говорит только очень близкий и родной человек...


Энергетика, харизма, доброта


Один из учеников Иосифа Львовича Златкина работает в далеком Китае. Учит детей игре на трубе, выступает как концертный исполнитель. Это Андрей Останькович. Он пожелал добавить несколько слов и от себя в наш очерк.

«Сложно писать о необъятном! Иосиф Львович - великий человек! Его ум, необычайная энергетика, харизма, доброта, его знания помогли каждому из его учеников стать настоящим профессионалом, позволили стать человеком и личностью! Мне он был как отец. Да и всем своим ученикам тоже!»



Эту мысль продолжает Ефим Голынский, Миша Бунин упомянул его в качестве учеников Златкина, и я попросил Ефима поделиться воспоминаниями об учителе.

«Кем был для меня Иосиф Львович Златкин? Для меня он был всегда Учителем, Другом и просто любимым Человеком! Всё - непременно с большой буквы!

Вся моя сознательная жизнь была связана с Иосифом Златкиным. И все мои творческие успехи – это тоже в большей степени его заслуга!

Когда в 1963 году я поступил в Минское музыкальное училище, в класс Златкина, свершилась моя мечта! Мечта быть его учеником - в то время блестящего первого трубача симфонического оркестра Белгосфилармонии. И я понимал, что это для меня большая честь и большая обязанность. Многим так и не посчастливилось стать его учениками…

Иосиф Львович был фантастически влюблён в трубу и пытался привить эту любовь всем нам, его ученикам. В моём случае это ему удалось.

Он был требовательным и в тоже время мягким педагогом. Уроки с ним пролетали на одном дыхании. Он всегда готов был сам продемонстрировать нам, ученикам, какие-то нюансы или тонкости игры, если что-то у нас не получалось. Его труба всегда была наготове.

Он также приглашал к нам в класс своих коллег-трубачей из оркестра, чтобы мы немного переволновались в классе. Зато потом на экзамене мы уже чувствовали себя намного уверенней и спокойней. Это был его метод психологического воспитания. И это работало. Уроки с Иосифом Львовичем – это было замечательное время!

Златкин пользовался непререкаемым уважением среди педагогов и студентов, причём не только духовиков. А уж духовики - флейтисты, кларнетисты, валторнисты, тромбонисты и другие - просто зачастую заходили для консультаций. И никогда никому не было отказано.

Когда я был уже на 2-3 курсах музучилища, он часто меня и моего сокурсника Владимира Аброскина приглашал поработать в симфоническом оркестре, когда нужны были дополнительные трубачи. В партитурах Респиги, Равеля, Шостаковича и других, он «пристраивал» нас в оркестр. Это была огромная честь для нас, безумная ответственность и огромная радость - сидеть рядом со своим Учителем и набираться колоссального опыта оркестровой игры. Это были незаменимые уроки Мастера!

А каким авторитетом и уважением он пользовался в оркестре, мне просто трудно передать…

В 1966 году, будучи на четвёртом курсе, я по конкурсу был принят в симфонический оркестр театра оперы и балета БССР, в группу труб, а с 1978 года был назначен концертмейстером группы. И всегда, уже, будучи первым трубачом, я был в творческом контакте с моим Учителем. Да, он мной гордился… И даже когда мы оказались с ним на разных континентах (я в 1989 году уехал в Америку, а Иосиф Львович позже переехал в Израиль) наши связи не прервались, а может, даже стали теснее. Мы нужны были друг другу. Каждую субботу, на протяжении многих лет я ему звонил, и мы долго говорили обо всём и обо всех. Я старался всегда его поддержать и в радости, и в горе - особенно, когда ушла из жизни его верная жена и друг, дорогая Ольга Львовна. Несколько раз я приезжал в Израиль и, конечно, это были незабываемые дни, проведённые с моим дорогим Другом!

Златкин оставил огромное наследие после себя. Может, и не все его ученики стали ведущими трубачами, но многие стали прекрасными педагогами.

После ухода Златкина я понял, что потерял самого близкого и дорогого для меня Человека. Но мой Учитель всегда в моей памяти и в моём сердце!»


От автора


В разговоре с Ефимом ненароком всплыло имя известного белорусского музыкального мастера Олега Парфеновича – друга и, можно сказать, сподвижника Златкина. Как выяснилось, и я имею некоторое отношение к этой личности.

Будучи студентом Житомирского музыкального училища, я работал в оркестре музыкально-драматического театра. В июне 1969 года мы месяц провели на гастролях в Минске. Пользуясь представившейся возможностью, мой отец, валторнист, попросил меня найти в Минске мастера Олега Парфеновича и заказать у него мундштук. Утром я пришёл с размерами мундштука в мастерскую Олега (не помню его отчества), а на следующий день мундштук был уже готов. Мой отец до конца жизни пользовался этим мундштуком и был им очень доволен


Однако вернёмся к рассказу Ефима Голынского:


«Олег Парфенович был известнейшим мастером, и его знали все «медники» бывшего Союза, - рассказывает Ефим. Очень был дружен с Иосифом Львовичем Златкиным, который был его главным советчиком в работе. Все его новые разработки проходили через учителя, через его руки и губы. Ещё, я сказал бы, и через его мысли.

В своё время Иосиф Львович познакомил Парфеновича с Тимофеем Александровичем Докшицером. Выдающийся трубач некоторое время даже играл на его мундштуке и записал на нем концерт для трубы с оркестром А.Арутюняна. И для меня также мастер делал серию мундштуков. При этом Парфенович всегда присутствовал в зале, внимательно прислушивался к обертонам и звучанию регистров своего изделия. Что и говорить, это был замечательный музыкальный мастер, таких было немного.


«Одессит» в Минске»


Слово директору израильской консерватории города Нес-Ционы Владимиру Кацу, хорошо знавшему Иосифа Львовича.

Удивительно добрый и веселый это был человек, - рассказывает Владимир Кац. Можно сказать, «одессит» в Минске. Воспоминания об Иосифе Львовиче у меня и моих соучеников самые тёплые. Работа для него была на первом месте. Не помню такого случая, чтобы я пришел в училище и не увидел бы там Златкина, он всегда был на своей любимой работе.

Это был большой музыкант. Слово Иосифа Львовича ценилось очень высоко. И все ходили к нему за советом - с бытовыми проблемами и вопросами музыкального исполнения, и неважно, на каком инструменте ты играешь, он любому музыканту всегда мог дать дельный совет.

Вспоминаю интересную историю. Со мной на одном курсе занимался ученик Златкина Сережа Толстоноженко. Жил Сергей почти рядом с Иосифом Львовичем. А училище наше находилось довольно далеко. У Иосифа Львовича была машина, и он часто подвозил Сергея домой. Но как-то раз, притормозив возле ожидавшего его ученика (а перед этим у них был урок по специальности), сказал: «Извини, сегодня я тебя не подвожу, ты очень плохо играл, перестал заниматься, в общем, огорчил меня. Добирайся общественным транспортом».

После этого случая Сергей стал заниматься с удвоенным рвением. Задело!

Златкин много лет был заведующий духовым отделением училища, и только в 1982 году, когда я учился на последнем курсе, а он уже был немолод, отошел от этой административной работы. Хотя никогда не болел, всегда был в хорошей физической форме.

Ну и, конечно, еще одна история, как Иосиф Львович определил мой творческий путь в музыке. Я окончил музыкальную школу по скрипке и собирался поступать в музыкальное училище на контрабас. Пришёл на прослушивание на отдел струнных инструментов. Ваксер Арий Борисович посмотрел на мои руки, и говорит: вправду хочешь стать музыкантом?

«Ну, пошли!». Взял меня за руку, и мы спустились в подвал, где была «империя» духовиков. А там передал меня Иосифу Львовичу, которому одного взгляда на меня было достаточно, чтобы произнести решающую фразу: «Тубист - и только!».

Так я стал тубистом. Когда Иосиф Львович приехал в Израиль, мы много лет поддерживали дружеские отношения. Прекрасной души человек, жил, чтобы всем вокруг него было хорошо.


Белорусская государственная консерватория


В 1946 году И. Л. Златкин поступил в Белорусскую консерваторию в класс П. Ф. Денисова, которую успешно окончил через пять лет. Одновременно был принят в Государственный симфонический оркестр БССР, в котором работал концертмейстером группы труб 20 лет без перерыва.


Параллельно с исполнительской деятельностью


«Параллельно с исполнительской деятельностью началась многолетняя преподавательская работа в Минском музыкальном училище имени Глинки, где И.Златкин заведовал отделением духовых инструментов, а на последнем этапе трудовой карьеры последовала еще и работа в школе-интернате для одаренных детей по музыке и искусству имени Ахремчика».

«Исполнением «Поэмы экстаза» Скрябина Златкин доказал свою музыкальную зрелость, концертный опыт, высокую культуру. Как педагог он прививает своим ученикам хорошую школу». (Цитируется по «Энциклопедическому биографическому словарю музыкантов-исполнителей на духовых инструментах», изд. «Радуница», 1995 г., стр. 103).

Не раз отмечали впечатляющую игру Иосифа Златкина всемирно известный трубач Тимофей Докшицер и его брат, доцент института им.Гнесиных Владимир Докшицер. Валторнист Эдуард Фарберов, проживающий ныне в Германии, в свое время сочинил и посвятил Иосифу Златкину «Концертино для трубы с оркестром», и это произведение сам Златкин исполнил на Белорусском радио.