Леонид Дынкин

Обновлено: 9 апр. 2019 г.

Книга "Не скажется - не явится"


Содержание:

Стихи

Очерк "Заозёрная,16"

"Вид из окна"

"Вот такое счастье"





См. пост Из публикаций - 2007 - 2019гг. СРПИ

Судьба Обетованная

Стихи

"Ар-Мегиддо" до востребования"

"Животворящая святыня"

"Расскажи сыну своему" (Исход", 13:8)


Не скажется – не явится

Избранные стихи, проза


Тель-Авив – Москва, Э.РА, 2018. – 248 с.

Главный редактор издательства

Эвелина Ракитская – Фраймович

От издателя

Леонид Дынкин – поэт того совестливого и честного поколения интеллигенции, которое называют “шестидесятниками”. Его стихи пронзительны и полны веры в Человека и Б-га. Высокий профессионализм, признанный собратьями по перу (Л. Дынкин является лауреатом международных конкурсов и членом Союза русскоязычных писателей Израиля), делает его стихи не просто искренними и высокодуховными, но и полными гармонии и цельности.

Желаю читателям счастливой и интересной встречи с Поэтом!

Э. Ракитская – Фраймович,

член Союза писателей Москвы, Израиля и Иерусалима



От автора

Эта книга – от желания попытаться придать прежде сказавшемуся более внятную тональность и может быть более утвердиться в своих предвзятостях. Они как-то ещё сосуществуют с общими укладами вообще, их духом и ликами, их ипостасями и явлениями. Возникшие ещё в детстве, они адресованы и друзьям, и просто попутчикам по судьбе. Они сродни актёрскому монологу – о человеке среди людей. Наверно поэтому своё стихотворчество я называю театром чувств и слов, где посетитель его, возможно услышит новые для себя акценты, почувствует желание и необходимость называть вещи своими именами. И мечтается мне, что этот монолог – не в глухое пространство и станет когда-то диалогом, потому, что без обратной связи всё лишено чего-то главного. И хочется осветить эти воображаемые подмостки той связью, услышать голос навстречу.

Наивная мечта, но она есть и просит утоления.


Стихотворная часть книги – в трёх частях, как пьеса в трёх действиях, разные по настроению, но объединённые одной эстетикой и где каждое имеет своё название.

Прозаическая часть – в основном, о пребывании в Святогорье, в месте известном и почитаемом любым просвещённым на Земле человеком. Это ещё и замечательные люди, с которыми я имел счастье общаться. Чудесным образом сохранённая чистота и интеллигентность этих простых людей подлинны. Те замечательные качества человеческие – от их любви и совести в ещё живых лучших традициях. И просвещение их – от Бога.


-----

Я странник и поэт,

мечтатель и прохожий.

Любимое со мной.

Минувшего не жаль.

М. Волошин Друзьям-единомышленникам – прошлым и будущим



* * *

Лишь оживёт воображенье,

уж с сердцем не согласен ум.

И я пьянею от броженья

противоречий чувств и дум.

Так что ж душа моя желает

и что, изнемогая ждёт?

И от чего изнемогает

и неприветною слывёт?

Иль век её бесславно прожит,

и льда свечой не растопить?

Ум соглашается:

“Быть может “,

а сердце вновь:

“Не может быть “.



Запах чистоты (часть первая)

Слова... Слова... Но можно ль их сравнить

с молчанием, где те же чувства – тоньше,

где вечный театр от «быть или не быть»,

как с первых рук, – не может быть опошлен,

и где его неутолённый глаз

цветами и оттенками гордится…

И не словам подвластен пересказ,

быть может, и в божественных страницах.


И даже там, где бы рука – смогла,

и тоньше, и точнее слышит ухо,

речь не богаче зрения и слуха,

какою бы искусной не была.


* * *

Стихи – молитвы –

букву, слово, строчку,

что состоялись или суждены,

мою полуземную оболочку,

её недоразгаданные сны,

те крохи жизнетворные, скупые,

что иногда оправдывают труд

немногим – тем,

которые поймут,

услышав там,

где глухи остальные.


* * *

Лишь возведённый в Орден гончаров,

я оценил итог большой работы,

когда с безликих глиняных сырцов

высокое вылепливалось что-то.

Послушник от его высоких чар,

за чувственной пластичностью вращений,

что видел я, неопытный гончар,

как не сюжет мгновенных ощущений!?

Но лишь коснувшись тайны ремесла,

рука благословенье обрела.


* * *

Когда от слов, начертанных и фраз

почувствуешь дыхание живое,

душа на них откликнется тотчас,

узнав по звуку слово корневое,

то самое, что возбуждает речь.

И ни простолюдины, ни трибуны

не смеют музыкою этой пренебречь,

задев её чувствительные струны!

А откровенье чувственной строки

добавит тайн в её святые свитки,

которым никогда не быть в избытке,

где нет ни звука Богу вопреки.


Поэзия

Она – театр чувств и слов,

и троп, и грёз архитектура,

и музыка полутонов,

и воздух, и температура,

очарование греха,

и всепрощение, и ярость…

Она и кровь, и плоть стиха,

когда всё это состоялось.


Национальный парк в Ашкелоне

Зелено-желтые акации,

и море тихое, и пляж,

и облака, как анимации

меняющийся антураж.


Мир полон зависти и ревности…

А здесь, со дна апрельских трав,

всё внятнее дыханье древности

полураскопанных держав.


Не воссоздать истоков подлинных,

не побывав во временах,

но даже в самой малой доле их

стал узнаваемее прах…


И – это море многоцветия

пикантных запахов и тел! ....

И нем глагол!.. Но в междометиях

я откровенно преуспел.


Закат и море

1

Лишь солнце обожгло волну,

о чём-то чайка закричала –

так, будто день понёс ко дну

все лучшие свои начала.


И мглою обернулся свет,

случайный блик, и тот лукавый –

последнего мгновенья след

в нём угасающей державы.


И брызги шумные в ответ,

и парус над волной далёкой,

и вой шакала, как навет

пустыни душной и жестокой…


Томилась водная гряда

лучами звёздного налива

и огненная борозда

заката ночь благословила.


И – только паруса флажок

над неуёмным океаном…

И что-то было невдомёк

мне в этом единеньи странном.


Она прекрасна, эта мгла.

Она похожа на сиянье.

Г. Иванов.

2

О