24 января прошло отчётно-выборное собрание Союза русскоязычных писателей.


Леонид Финкель

ДОКЛАД 24 января 2019 года на собрании СРПИ

(фрагменты)

Уважаемые коллеги, решением Правления на собрании присутствуют представители регионов и те, из членов кто просто захотел прийти. Конечно, каждый из нас видит себя в более респектабельном зале. Наверно можно было снять за 2000 шек зал в Тель-Авиве, городе наиболее удобном для наших встреч. Но я знаю, сколько людей обычно приходит на разного рода мероприятия, которые мы делали в РКЦ – это всегда было не более сорока человек. Сам считал. Жаль было тратить такую сумму наших скудных средств. Нынешнюю систему представительства сегодня практикуются во многих организациях, поскольку трудно собрать всех членов амуты с севера до юга, учитывая возраст, время года и т.д.

На собрание явилось 47 человек со всех регионов, который представляют сегодня 120 человек, заплативших членские взносы. Столько и будет в новом справочнике, если положение со взносами не изменится. Все те, кто более двух лет не платит взносы без уважительных причин, вынесены за черту списка.

Какие будут предложения об открытии собрания?

Для работы нам следует избрать председателя собрания и секретаря.

Какие будут предложения?

Прошу президиум занять свои места.

У нас сегодня будут два вопроса: отчетный доклад, доклад ревизионной комиссии и выборы нового Правления и других руководящих органов.

Есть другие предложения? Нет. Прошу занять место председателю и секретарю.

Установим регламент: мне нужно минут 20.

И позвольте начать.

***

Прежде всего, я бы хотел сказать, что с 2014 года по н.в. мы потеряли своих коллег и товарищей: Матвей Гейзера, Бориса Колтенюка, Михаила Дендзе, и Ханана Токаревичиа, Семена Бабина из Ашдода, Аллу Айзеншарф, Арье Бацаля, Влаимира Вейхмана, Олега Маслова, Любовь Розенфельд , Бориса, Геннадия Малкина из Ашкелона, Илью Войтовецкого из Беер-Шевы, Нину Ечмаеву из Нацерет-Илита, Константина Кикоина из Ришон ле Циона, Николая Цветоватого и

Софью Бронштейн из Нетании, Леонид Эйдельберг, Тамару Сологуб, Владимира Фромера и Самуила Шварцбанда, Михаила Гишплинга из Иерусалима.. Мои личныек друзья и Феликс Кривин, который называл меня Ашкелёня, и Ион Деген, автор лучшего стхиотворения о воне и Бен Додин, легендарный человечище, иначе не нозву, отсидел годы и годы в ….. помогал заключённым – японцам, которые не знали русского языка, за что был после встречен в Японии как император, Потом 13 лет изучал льды Арктики на поселении, стал доктором наук, ночевал в палатке вместе с волком. Потеряли мы и друга, иначе не назову Анатолия Георгиевича Алексина, который всегда говорил : Мы не Союз великих писателей, мы просто Союз…»… Двадцать пять человек ушли из списка.

Надо бы сберечь их имена и книги для будущей б-ки… Но одну книгу в б-ке Союза русскоязычных писателей Израиля нужно непременно собрать и издать: Путеводитель ПО СОЮЗУ РУССКОЯЗЫЧНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ ИЗРАИЛЯ…Очень занятная книга…

И я бы хотел набрать команду, которая увековечила бы себя таким изданием…

***

Сегодня обострилась проблема общего культурного кода: уже невозможна книга, которую читали бы все. Когда-то книга была источником бесценного знания. Потом стала предметом интерьера. Теперь и как интерьер она устарела, и роскошные собрания классиков выносят к мусорным контейнерам. «Нет времени читать», - оправдываются одни. «Некуда ставить», - говорят другие. Но хорошо уже то, что стесняются сказать: «Мне неинтересно», а ищут «уважительную» причину. Значит, осталось, какое-то рудиментарное уважение к книге.

Мы живем в эпоху постискусства, где есть спрос на некачественную литературу. Я имею в виду, её периферийность, её региональный характер, слабую вовлеченность в общемировые культурные процессы и интеллектуальные дискуссии.

У Одессы были Бабель, Багрицкий, Олеша, Катаев, Ильф и Петров. У нас – один только «Бабель», да и тот название магазина на улице Алленби в Тель-Авиве. А между тем, жизнь у нас, не менее интересная, чем в Одессе…

Я ни в коем случае не хочу сказать, что у нас нет хороших книг, как и книг неудачных. Рассказу о них посвятить отдельную конференцию и она, надеюсь, состоится.

Но я с радостью думаю, что за редчайшим исключением премии СРПИ были как раз связаны с такими текстами. Ну, судите сами – первыми получили премии в поэзии Елена Аксельрод, Дина Рубина, Эли Люксембург. После Григорий Канович и Лидия Яновская, прозаики Светлана Шенбрунн и Борис Голлер, поэты Наум Басовский, Лорина Дымова, Светлана Аксенова, Алла Айзеншарф, Сара Погреб, Шуламид Шалит… У нас большой список. И в списке том нет лишних или случайных.

И то, что мы делали в прошлом, между прочим, не так уж и плохо. Скороговоркой, но всё-таки напомню и Антологию поэзии, где было более 150 авторов и наши фестивали «Серебряная Лира», которые прошли в разных городах, и Пушкинские вечера и Музей Пущкина, под эгидой СРПИ, и новый журнал «Бульвар Ротшильда и три ярмарки в Москве и две в Иерусалиме… Трижды мы проводили конференции «Писатели и ученые протии террора». Все доклады были напечатаны в двух книгах. Одну выпустили мы, другую Международная Академия развития Наук в Израиле. Совместно с амутой «Центр культуры Ашкелона» выпустили ещё два книги «Военное детство», воспоминания детей войны… Нем мало и личных успехов, ну скажем в прошлом году композитор и музыкант Михаил Машкауцан выступил в Кремлевском дворце съездов с романсами и Елены Котт. А затем в зале дипломатического корпуса. 22 апреля проёдет премьера новой пьесы Аркадия Крумера в Смоленском драматическом театре… Таких событий немало. Не могу не сказать, что самый известный и популярный – из нас Александр Каневский. И я очень ценю, что он единственный из тех, кто в свободном плаванье – не оставил наш Союз, не забыл его, даже тем, что единственный из именитых платит членские взносы…Это рекорд Гинесса, которому бы очень удивилась Белла Ахмадуллина, которая никогда не платила ни членские взносы, ни квартирную плату…И сейчас выходит в Москве его новая книга и начинаются вечера в Израиле. Кстати, одна из

следующих телевизионных передач на 9 канале «Юля идёт в гости» - это будет передача о Коневском…

Удач у нас тоже не мало. Надеюсь, о них расскажут.

Но о книгах обычно ныне принято говорить только в связи с лайками.

Книг много, а процесса литературного не видно. Потому что нет литературной критики.

… Критика чаще всего комплиментарная, дружеская, иногда и просто сердечная, любвеобильная, чуть ли не на грани секса. Можно понять – страна маленькая, домашняя, все друг друга знают, никто никого не хочет обидеть. Да еще если учесть, что книги продать трудно – чего уж тут критическим разбором заниматься !

Нет не только печатного разговора о книгах, нет и устного на конференциях, скажем. Все отказываются быть редактором, никто не хочет портить отношений…

Любая критика воспринимается как личная обида… Как зависть… Потом начинают мстить… Не верите?

Когда в издательстве ЖЗЛ появилась моя заявка на книгу о Шолом-Алейхеме один из наших членов Союза тут же тиснул донос в издательство. И мой друг, который там работал, написал: ты был прав, когда говорил, что у тебя немало врагов. Один уже объявился.

И я ему тут же по телефону, назвал имя – и не ошибся…

Сегодня просто необходимо наладить литературный процесс, обсуждение книг, конференции по книгам и профессиональная критика для нас важнее чего-нибудь другого. Иначе мы просто задохнемся в некоем льстивом пространстве.

И всё же мы существуем. Даже нашли нечто новое, чего до нас в Израиле не было.

В конце концов, русская литература на тель-авивской тахане-мерказит - это жестокий сюр. Это примета и символ времени, это сюжет и для небольшого рассказа и для эпического полотна, и вообще – оксюморон какой-то – совмещение несовместимого, фантасмагория…

И вот сейчас я думаю, а если мы нашли что-то новое, что до нас никто не придумал и что мы сами не заметили… Надо этим воспользоваться. До нас точно такого не было…

Здесь одновременно и форма и содержание. Фантасмогория и жизнь…

- 5 -

Как пишет ашкелонский поэт – авангардист Саша Щерба

Хындер-мындер не бывает…

Шырли-мырли хорошо…

Всё на свете убывает…

А откуда взять ышо?..

Действительно откуда взять, если не кто не даёт?…

Он же, Саща Щерба, между прочим, надоумил меня, что если нет денег выпустить книгу, а есть отличная рукопись, такую рукопись тоже можно предложить конкурсу на премию. И это мы уже единогласно и без особых проволочек утвердили на Правлении. Вот вам ещё одна новость из нашего будущего…

Как писать – я не знаю. Но иногда я знаю, как не надо писать.

Я уже слышал такие шедевры как «Я Музу уложил с собой в постель». Бедная Муза, вы даже не представляете, что она родила после этого… У другого прозаика такая фраза: «ОНА ПОДОШЛА К НЕМУ И ДОТРОНУЛАСЬ ДО НЕГО РУКОЙ, И В НЕМ СРАЗУ ЖЕ ПРОСНУЛОСЬ ЧУВСТВО, И У НИХ ВСЁ ПОЛУЧИЛОСЬ».

На Правлении приняли предложение проводить заседания на местах. Это не так просто, но верно. Стоит не просто проводить Правления но и заслушивать отчёты, проводить обсужденитя поэзии и прозы участников литературных семинаров.

***

Сегодня отчёт за период с 2014 по 2018 год, то есть за срок, который мы поделили с Мурадовым. И, в котором, на меня лично приходится меньше года..

Мы не отметили праздничным концертом и шампанским 45-летие СРПИ, если не считать, что всё Правление приняла Софа Ландвер и каждого наградила Почетной грамотой. Да на вечер вручения премий пришёл Генеральный директор Министерства со своими сотрудники. Знаю, что они впечатлились – но положение дел от того лучше не стало.

Вообще, своё сорокапятилетние мы никак не отметили. Есть такая шутка: где можно недорого отметить свой день рождения? Карандашиком в календаре…

……………………………………………………………………………………..

Естественно даже с учетом перехода на 300 шекелей годового взноса и хорошего сбора этих взносов придется очень нелегко…

Бухгалтерский год стоит, конечно, дорого. Но это неизбежная плата за существование самой организации. За обеспечение надежного тыла.

. У нас нет ни одной платной штатной должности. У нас никто не получает зарплаты. Нет ни спонсоров. Нет и государственной заинтересованности, подумаешь, Чехов, говорит министр культуры , просто его хорошо перевели с русского языка…мы не электорат и не те, кто владеет СМИ. Всё делается на общественных началах.

Я много раз разъяснял, хочу ещё раз это сделать СРПИ – бренд, очень часто аванс. И бренд должен помочь стать настоящим сочинителем. Хорошим автором. И эти четыре буквы – СРПИ только повышают ответственность. На самом деле читатель должен по материалу – прозе или поэзии понять, что перед ним писатель. Читая стихи Светланы Аксеновой мне совершенно неважно, какое звание или к какой организации она принадлежит. Я понимаю передо мной поэт… А этой приставкой СРПИ мы как-то помогаем автору, ну что ли, не в обиду никому будет сказано, увеличиваем его цену…

………………………………………………………………………………

Правление решило провести перерегистрацию и замену членских билетов. А этот билет – вот только что принес из типографии образец – он нарядный. И кто сомневается, мы подтверждаем новым членским билетом на иврите, русском, английском и французском языках, что да, «предъявитель этого документа, является профессиональным писателем и журналистом. Обращаемся к международным правительственным и общественным организациям с просьбой оказывать помощь и всяческое содействие в исполнении его журналистских и профессиональных обязанностей, связанных с исполнением важной общественной миссии».

Стоит это не дешево – 20 шекелей удостоверение. Потому, прежде всего, будем менять тем, кто пожелает. Естественно сразу заказать 200 штук не получится. Уверен, что постепенно пожелают все…

Мы сегодня, по сути, начинаем новую страницу своей жизни. И начинаем не только с новых удостоверений.

Заканчивается разработка нового серьёзного и современного сайта. В нем будет не только новый справочник, история Союза, дискуссионный клуб и прочее, но главное, то что мы с А.Крумером называем кабинет автора. Каждый член Союза со своим паролем сможет разместить в этом кабинете кроме своей биографии и регалий свои книги, статьи, материалы. Станем выпускать и журнал «Бульвар Ротшильда» в электронном виде, тогда он будет и выходить чаще. И делать многие другие вещи на современном языке. В том числе рекламу.

Сайт мы уже оплатили с частичной помощью посторонней организации.

Я принимаю предложения тех, кто считает, что мы должны перейти и на коммерческую деятельность. У меня лично нет коммерческой жилки. Но надеюсь, у нас найдутся начинающие олегархи. Мы на пути к собственному издательству. И на наших первых двух книгах, которые только что вышли написано «Би блиотека Союза русскоязычных писателей Израиля»– эта идея была Аси Тепловодской, хорошо поработали редакторы Любовь Хазан, Ирина Явчуновская с целой командой: Лариса Мангупли, Марина Симкина, Володя Аролович. Название библиотеки значительно повышает её ценность и значимость. Уже запланирована новая детская книга и книга фантастики. И книга юмора. Здесь тоже будут две книги. Авторы будут пропагандироваться и новыми электронными изданиями.

Сейчас другое время. Массовый читатель, увы! любит плохие книги. Плохой текст. Плохую прозу. А спрос через Интернет рождает предложения. Сейчас оценивают литературу, что прозу, что стихи по количеству лайков.

В современном литературном процессе царит засилье вымышленных авторитетов. Они появляются ниоткуда и не имеют к искусству никакого отношения. . Поэзия, изгнанная из издательств, вышла в мир. Я не уверен, что в ближайшие годы что-то изменится. Но литературе нужно вернуть сворё доброе имя. За поэта, да и за прозаика говорит только его текст и ничего больше. Вероятно, в человеческом обществе случаются периоды обострённого восприятия стихотворного слова, бывают периоды религиозной экзальтации или повышенной воинственности.

Конечно, русская проза Израиля может гордиться книгами, например Григория Кановича, в другой стране он давно был бы лауреатом Нобелевской премии. Я вёл его вечер, посвященный 75-летию, восьмидесятилетию, 85-летию. В последний раз приехала представительная литовская делегация во главе с заместителем Председателя совета-министров, министр культуры и много других лиц. Наградили его второй раз Национальной премией Литвы, высшими орденами. Издали удивительное Пятикнижие Кановича. Я послал приглашения на вечер Президенту Израиля, тогда был Перес, премьер-министру…ну всем… Никто не пришёл. Один Либерман прислал поздравление. Я чуть со стыда не сгорел. Да и из наших были раз-два и обчёлся. К слову сказать, и ивритские писатели тоже не появились, хотя, литовское посольство провело этот юбилей блистательно, всё шло на литовском языке, а перевод в наушниках бвл на русский, иврит, английский.

Такие же книги покойного зихронот увраха Ицхокаса Мераса, как и книги, статьи, радиопередачи Шуламит Шалит. Они говорят как раз о самом необходимом – о самоидентификации….

Язык идиш, литературу на идиш затравили. Нас же просто стараются не замечать…

Мы должны будем сегодня избрать Председателя. Избрать Правление или поручить Председателю, самому выбрать с кем хотелось бы работать. Мы должны избрать Ревизионную комиссию. Комиссию по приему в Союз писателей и Комиссию по премиям.

Я думаю, что новому Правлению надо бы сделать и группу лидеров, которые придут на смену нынешним уже опытным товарищам. Пусть они ходят на Правление, видимо, нужен специальный семинар, где каждый подумает над своей собственной программой…

Должно победить гражданское чувство за сохранение своего Союза писателей, а не Союза где-нибудь в России или Испании. Нельзя и жить по принципу этаких папуасов. Одного из них спросили:

- Как вы кокосы собираете?

- А мы их не собираем. Когда дует ветер, они сам падают.

- А когда ветра нет?

- Ну…тогда неурожай…

«Всё что нам остаётся, - это как всегда. Писать максимально хорошо, даже если не прочтёт вообще никто.

И, если ещё остались слова, надо рассказать про жизнь, которая ещё продолжается…

24.01.19

Просмотров: 27

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia