РИММА УЛЬЧИНА. НОВЫЙ СЛОВАРНЫЙ ЗАПАС, или ПОДАРОК ЛЮБИМОЙ СУПРУГЕ


ЮМОРИСТИЧЕСКИЙ РАССКАЗ

Приехал Хаим (бывший Евлампий) в страну исхода из российской глубинки и, получив положенные ему шекели от Министерства абсорбции, решил пройтись по магазинам, чтобы почувствовать себя настоящим израильтянином.

Как только он вошел в каньон, первое, что ему бросилось в глаза, – это огромная стеклянная витрина, за которой все блестело, сверкало и переливалось всеми цветами радуги. Золото, бриллианты, разные стекляшки, камешки, названия которых Хаим не знал, как магнит, притягивали его взгляд.

«Какая же здесь, в Израиле, передовая техника!»– прищелкнув языком, подумал он. «Ой, мамочки! Ты только глянь! А вон та – самая красивая штучка! Так она, видите ли, еще и крутится. Экая вертихвостка! Ишь, как старается, чтобы ее рассмотрели со всех сторон. А цена-то, цена у этой штучки какая? Вот зараза! Нет, я так больше не могу. Глянь, ты только глянь, как она красуется, подлюка! Наверное, боится свою цену потерять, а значит, и свое достоинство! Хоть и стоит эта штучка на тоненькой ножке, но стоит прямо, и тебе ни с места! – и он сокрушенно замотал головой. – Как вам это нравится? Вот хитрющая! Такая же хитрющая бестия, как моя Суралэ! Ладно! Эта штучка мне не по карману. Пойду-ка я дальше».

И вдруг его блуждающий взгляд нацелился на стоящих за стеклянной витриной прекрасных манекенов, которые, нагло улыбаясь, выставили на всеобщее обозрение свои тоненькие фигурки. Самые интимные места манекенов были едва прикрыты малипусенькими прозрачными ажурными треугольничками.

«Ну и ну! А как же они держатся? Ведь от любого чиха могут слететь прямо на пол. Вот будет потеха!» – подумал он, вытирая рукавом взмокший лоб, чтобы пот не мешал полету его мыслей в сферы безумных фантазий.

– Ух ты! Вот это амазонки! – восхищенно выдохнул Хаим и, вытаращив глаза, несколько раз повторил про себя непонятно откуда запрыгнувшее в его голову такое благозвучное на слух и такое непонятное по смыслу слово.

« Амазонка!.. Амазонки, амазонки», – без продыху повторял он. – Нужно обязательно запомнить это слово, а то, не приведи Господь, оно вдруг вылетит из моей головы, а потом его ищи-свищи! И я так никогда не узнаю, откуда оно взялось… Вообще я уже где-то слышал, что в Израиле с людьми происходят настоящие чудеса. Может, и со мной тоже? Точно. Вот сейчас и проверим.

А пока он про себя твердил так понравившееся ему слово, проверяя свою память, проказницы начали медленно поворачиваться к нему спиной.

– Ой! – и застыл на месте с открытым ртом, из которого тут же выкатилось так понравившееся ему слово. – Ну да ладно! Черт с ними!

Заложив руки за спину, он с важным видом переходил от одного манекена к другому с накрепко сцепленными зубами, стараясь удержать рвущиеся на волю знаменитые «Е… мое!» и «Эх, ма!» – высшую степень восхищения.

Вдруг рядом с ним остановились две молоденькие девчушки, которые начали шумно восторгаться и громко, не стесняясь, обсуждать все достоинства этих прелестных вещиц в красивых коробочках.

«Мне показалось, или они действительно говорят по-русски?» – и Хаим для верности приложил ладонь к уху, чтобы не только услышать, но и успеть понять, что так весело и непринужденно обсуждали девчонки.

– Вот именно такие бикини сидят на мне, как влитые. Я выгляжу в них более чем привлекательно и чувствую себя комфортно и эротично! – верещала одна.

– А я предпочитаю хутини! И мне наплевать, как я себя в них чувствую! Для меня важно только то, что они делают меня секси! – перебивая подругу, вставила другая.

И они обе дружно «зачирикали»:

– Кровь из носа, но я должна себе купить как «бики», так и «хути!» Вот будет здорово, когда у мальчишек от нашего вида случится «полный вперед»!

Упустив первое слово, Хаим, как заведенный, стал прокручивать в своей неповоротливой ленивой памяти эти только что им услышанные диковинные слова и названия.

«Так вот как эти вещички звучат на иврите! Я должен их обязательно запомнить», – и он двинулся дальше…

Вдруг увидел тех же девиц, которые рылись в огромной груде очаровательных трусиков. Отыскав и выудив «предел своих мечтаний», они расплатились и испарились.

«Что же мне делать? Купить или нет? А, была не была! Раз они так дешево стоят, куплю я точно такие для своей милой Саралэ. Вот радости-то будет!»

Расплатившись, он небрежно сунул это приобретение во внутренний карман пиджака, поближе к любящему сердцу.

От обилия сверкающих яркими красками неоновых огней, зеркальных витрин и выставленных на всеобщее обозрение товаров Хаим почувствовал, что его глаза начинают разбегаться в разные стороны, принимая шарообразную форму.

«Мне нельзя удивляться, а тем более восторгаться», – почесывая затылок, решил он. – «От этой красоты меня зашкаливает. Пойду-ка я поскорее домой!» От этого разумного решения он чуть не прикусил язык. «Ничего себе! Такое выдать! Что со мной происходит? Видать, в Израиле я становлюсь шибко умным. Нужно как можно скорее рассказать об этом моей дорогой женушке. Может, хоть раз в жизни ей станет стыдно за то, что она вечно на меня кричит, да еще и обзывается… Теперь-то я знаю, что моей вины в том нет никакой. Это все из-за сибирской холодрыги. Кто же мог знать, что мои мозги не переносят минусовой температуры. Еще бы! Ведь мои предки были выходцами из этих мест. Значит, холод – не моя стихия. Там – замерзли, а в Израиле – оттаяли. Вот-вот! Все верно!»

Его путь пролегал мимо небольшого кафе, в котором готовили и продавали какие-то восточные блюда с аппетитно-пряными запахами. У Хаима закружилась голова, а рот наполнился слюнками. За столиками сидели несколько мужчин, которые с удовольствием поглощали эти восточные лакомства, запивая их холодным пивом.

«О жене я позаботился. Пора и о себе подумать. Выпью-ка бутылочку холодного пивка, авось, и в голове прояснится. Глядишь, и вспомню все те мудреные названия, которые запали мне в душу. Жаль, что не в голову. Но дело поправимое», – утешил себя Хаим и на всякий случай прикупил еще пару бутылочек холодного, как лед, пива.

Сытый, довольный собой и жизнью в Израиле, он неторопливо брел к выходу. Чувство выполненного долга, хорошее настроение и выпитое пиво настроили его на лирический лад, и он направился домой, задорно насвистывая свою любимую песенку: «Ох, мороз, мороз. Не морозь меня...».

Жены дома не было. Хаим сбросил пиджак, прилег на диван, стараясь воскресить в своей памяти события этого дня, и незаметно для себя заснул. Увидев во сне запотевшие бокалы с холодным пивом, он зачмокал губами.

В это время вернулась домой супруга, сразу учуявшая запах пива, и тут же завелась с пол-оборота.

– Где тебя черти носили, а? – дурным голосом орала она. – Уже успел нагрузиться? Ты всегда был ослом! А в Израиле живут умные люди, не чета тебе. Если будешь продолжать в том же духе, то быстро пойдешь на повышение: станешь не ослом, а козлом!

Но Хаим продолжал пребывать в счастливом состоянии здорового сна, приправленного парами выпитого пива. И тут взгляд его супруги упал на внутренний карман пиджака, из которого кокетливо выглядывали дамские трусики. Подойдя ближе, она брезгливо, двумя пальчиками, похожими на две сардельки, приподняла эти вещественные доказательства его супружеской неверности и завопила таким истошным голосом, от которого даже мертвый вскочил бы на ноги.

– Ах ты, паскуда! – схватив его за ворот рубашки и вытряхнув из мужа остатки счастливого сна, жена поднесла к его носу здоровенный кулак, в котором неприкаянно жалостливо болтались эти вещицы, предназначенные в подарок самой «нежнейшей» из женщин.

– Это что такое? Отвечай! А не то я из тебя выбью твои последние мозги!

– Это тру-си-ки. Я их купил специально для тебя, любимая! Можешь их примерить… И я уже предвкушаю, какая из тебя получится бесподобная «секси». Может, и у меня случится «полный вперед»?!

Нежнейшая, под сто пудов Саралэ, растянув трусишки двумя указательными пальцами своих огромных ручищ, с выпученными от удивления глазами пристально изучала эти интимные предметы женского туалета.

– Ты что, совсем спятил? Интересно, на какое место я могу их напялить? Я тебя спрашиваю! Отвечай!

Потрясенный Хаим онемел.

– Отвечай! На какое место? – орала женщина, яростно топая ногами.

– Разве что на твой кулак! – немея от ужаса, промямлил он.

И в подтверждение его слов супруга с трудом натянула на свой огромный кулак вначале бикини, а на него хутини.

Полюбовавшись на свой кулак, ставший похожим на «секси», она опустила его на бедную голову своего мужа с такой силой, что у того тут же высветилось в памяти слово «амазонка», которое, очаровав, спутало все его мысли.

Мужчины! Мой вам совет! Не засматривайтесь на молоденьких амазонок! Но если такое приключилось, не спутайте их размеры с габаритами ваших ГОРЯЧО любимых жен. А то мало вам уж точно не покажется! Гарантирую!

23 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Этот остров почти абсолютно лыс. Здесь хозяйничают ветра с Онежского озера, которые давным-давно сжили со свету всю растительность выше двадцати сантиметров, оставив лишь чахлые кустики и деревца по п

На опушке леса, у костра между деревьями, сквозь листву которых еле-еле пробивался свет бледной луны сидели двое: старик и мальчишка. - Дед, расскажи сказку, - маленький Дуля дергал за рукав старого Ф