DECEPTION* - КИДАЛА

Глава 1. Медсестра

- Алло, алло...

- “Парча” слушаю Вас...

- 3-12 будьте любезны...

В военном городке, возле части и штаба с бункером, прямой телефон был только у начштаба, полковника. Все остальные - через комутатор. Соединяли долго, не спеша. А что? Все телефонистки, без исключения, жены военных из части или штаба. Или дочери, но реже дочери, тут мало кто долго служил. Пару лет и вперёд, в другой такой-же городок по всему Союзу огромному. Повезло если Москва или Питер, или Киев, Минск на крайняк. Ещё Одеса, море, тепло летом, а могут и в Сибирь куда нибудь, или Сахалин, Камчатка – к «чёрту на рога» или «як за горы сраты». Могут по выслуге лет и квартиру дать, там в «гродке» и в порядке «не живой» очереди. И подслушивали всегда – кто, кому и зачем звонит?

- Глория, завтра позвони мне на квартиру.

- Хорошо Артур.

- Из города.

- Как всегда, из автомата.

Глория, имя, не настоящее, как у всех в «бригаде». Так нужно, так учили те, кто свою учёбу осваивал с кровью или в местах «не столь отдалённых». Впрочем, и Артур имя не настоящее.

- Алло, бабушка, Артурчика к телефону позовите.

- Привет Гло. Завтра халат медицинский и шапочку. Ты завтра медсестра Глория, а-ха-ха-ха-ха!

- Чего это Артур?

- Лоля с айзерами, которых вчера в кабаке хапнула, договорилась за морфий. Завтра ты в 12 к ним выйдешь там, где мы были, в поликлинике на прошлой неделе. Медсестра. Ха-ха....

- Хорошо, заедь утром, в поликлинику завезёшь.

- Договорились, медсестра, ха-ха-ха-ха.

Глория, девушка умная. И симпатичная. Всегда ей хотелось большего, красивой и богатой жизни. Почему некоторым Клушкам и Кланькам всё, а мне – ошмётки, огрызки и ничего? Папа кадровый военный уходил в отставку и получилось квартирку “выбить” в «городке». Но самым большим своим достижением папа считал двух дочерей. Умниц и красавиц. Глорию - старшенькую и Люсю, младшенькую. Души в них не чаял, но серце, в последнее время, что-то побаливало. А Глория, хотела большего и после школьного выпускного так вовремя встретился Артур. Но Артур оказался Артурчиком. И покатилось, деньги, рестораны, шмотки, кидок, следующий. Талант к актёрской игре и авантюризм выбора не оставили.

* DECEPTION – жульничество (англ.)

Переоделась в туалете и ровно в 12 Глория вышла из центрального входа поликлиники. Лоля приехала на машине с лохами.

- Ооо привет дорогая! Вот я привезла ребят, им немножко лекарства нужно. Я в туалет сбегаю а ты тут с ребятками перекалякай, хорошо? - Лоля быстро вбежала в дверь поликлиники. В поликлинике второй выход во двор и Артурчик там уже стоял с заведённым двигателем. Ждал двух подельниц.

- Добрый день товарищи «больные»!

- Красавица, ара, где такие берутся, а?

- Ну там где и все. Сколько вам доз надо?

- Ара, чем больше тем лучше! А? – Два смуглых азербайджанца просто слюной капали смотря на медсестру.

- Ну хорошо, я вам десять сегодня смогу только. Вот – карточки медицинские, - которые были заблаговременно экспроприированны в регистратуре, - я тут вам оставлю на машине, на капоте такси вашего?

- Ара, ты что не принесла?

- Конечно нет. Это же надо денег заведующему дать. Вы давайте всю сумму, а я быстренько вынесу, только карточки мои посторожите, чтобы не таскаться с ними вверх-вниз, хорошо?

Азербайджанцы ждали час, потом бегали по всей поликлинике с матами и криками, пока их с угрозой вызвать милицию не выгнали.

Сидели в кабаке, как всегда отдельно – ребята и отдельно девчёнки, Артур выходя в туалет подмигнул Ирен, вышла через минуту в холл за ним.

- Где Гло? Чего она с вами не пришла?

- Сказала, что не хочет эту блядскую удочку тут кидать. Официанты здесь галимые, стукачяры. Ты знал, что она в институт поступила?

- Да ну на! Хочу перетереть теперь с ней срочно. Нужна мне уже! Видишь тех двоих “генацвале”? На вас смотрят, косятся всё время. Ща точно клеить будут, второй коньяк жрут. Поворкуй с ними, чего им?

- Заскучал за Глорией?

- Чего – то в последнее время не нравится мне её настроение. Всё я в зал.

- Ну что Ирен? Чего они, кроме тебя, хотят?

- Волгу белую хотят, сильно хотят.

- Скажи им через 2 дня сосед твой продавать будет. Поняла?

В греческом ресторанчике на проспекте, кофе отменный. Заказали мусаку. Артур рассказывал о планах на весну, лето:

- Слушай, хочешь Пугачёву увидеть? Или ещё кого-нибудь из звёзд Советской эстрады? Когда там утебя, студентка, каникулы? Летом в Юрмалу едем, там они все себе домики прикупили, Тема есть, на год поднимем. Едем?

- Едем конечно, давно прибалтику увидеть мечтала.

- А на обратном пути в Друскининкай в Литву. Покатаешь меня там на колясочке инвалидной, медсестра, а? Бу-га-га-га. Попробуем там инвалидам редких и дорогих лекарств продать, я могу и с колясочки показательно подняться, эффект, так сказать, продемонстрировать, а-ха-ха!

- Артур, ты спятил? Совсем крышу тебе несёт? Ты конченный? Я на это никогда не подпишусь, калек кидать. Иди в жопу!

- Да ладно, ладно тебе малая. Это я точно загнался с курортом этим. Есть тут темы понадёжнее, цеховики богатенькие. И жадные до усрачки. Один вот хочет подошвы «Цебо» купить. Немецкие шузы падла делает. Так есть их у нас! Кому ты там Гло дала чтоб в институт этот поступить?

- Артурчик, там всё просто оказалось. Я же говорила тебе, что на курсы подготовительные записалась? Да? Нет? Не помнишь нихера. Такой там старый рыжий усатый таракан есть, про кунингулус заикнулся на лекции. Никто из девочек, дуры, не понял намёка кроме меня. Я трусики, в гостиннице, когда сняла, он и обкончался сразу. Урод старый. Боялась чтоб копыта не откинул. Взял 5000 рублей в конверте и сказал смотреть в списке поступивших в холле института через неделю.

- От же проститутка!

- Нет, проститут. Но в списке поступивших я была!

- Зачем тебе институт? Хочешь карьеру библиотекаря сделать? Ха-ха.

- Да просто мне всё надоело. По краю же ходим. Я карьеру сделаю, но ещё не знаю где, когда, и карьеру кого.

- Ну не в этой же стране крошка?

- Не в этой.

Глава 2. Рио де Фёдоровка

- Что за дурацкий фильм? – Любил говорить - терпеть ненавижу индийскую мелодраму, Читу и Гиту!

Еженедельно приезжал в «колхоз» кинопрокатный автобус и что-то показывал. «Новоиспеченные» студенты с разных курсов, вообщем - весь поток, чинно шли в «клуб» смотреть кино, делать то и так нечего. Так называемая «практика» перед началом учебного года. Как, кто и за какие деньги отправлял студентов на принудительные сельхозработы, сие неизвестно. Понятно зачем, почти дармовая рабочая сила. Многие отлынивали разными способами. Ему было интерестно и он поехал. В Федоровку Херсонской области. В «зажопье», короче. Познакомиться с будущими одногрупниками да и вообще со всеми. Хотя, как оказалось, он «чёртов» интроверт и особенно знакомиться не любил. Но как тут не поехть? Или поехать? Да и новый модный спортивный костюм, и в «качалку» два года хождения даром что ли? И, главное – девчёнки! Он был не «хулиган», безусловно нравящийся девочкам, но и не «ботан» в принципе. Интересный термин – «ботан». «Ботаны – кто они»? В этом вопросе, кажись, уже давно разобрались.

«Поток» был классный, часть студентов «дружили» сами по себе. Драп покуривали в тихаря. В нирвану, наверное, искали путь художники, будущие оформители книжек. Он тогда в траве не разбирался, теперь не интересно, да и, как оказалось, не берёт его трава, даже самая лучшая и самая «забористая», туркменская или афганская.

Все на потоке были классные. Он тоже так «ничего». А кино, говно какое-то точно. Сбоку от него умостилась Оксанка из Франковска, с другого еще какая-то девочка. Оксанка – ничего так. Вальяжно обняв Оксанку в мыслях у него уже «созревал» коварый план обольщения. Тихонький шепот в ухо сзади»:

- Идём.

Глорию он увидел почти сразу, по приезду в колхоз. Но такая девушка c таким волшебным, глубоким голосом! Оценив свои шансы он ни разу еще с ней не заговорил. Зря. Хотя теперь понятно, все всегда происходит вовремя. В нужное время и в нужном месте.

Ходили-гуляли по «мухосранску», извините, пыльной и жаркой Фёдоровке долго. Не вспомнить уже – где и сколько. Он видел только ее. Целовались? Да. Одурел полностью. Вот и общага и студенчество стоит возле входа, ждут – к кому бы на «рюмочку чая» перед сном? А тут и «жертва», опачки! По счастливой роже «жертвы» сразу было понятно и можно определить – у него и чай и рюмочка, и еще кой-чего точно есть, да и судя по выражению лица – он не против, не против гостей. Тут было без вариантов.

Пришлось всех пригласить в свою комнату, смеясь и на ходу протравливая анекдоты про ёжика, Штирлица и еще какую-то «хрень» толпа дружно завалилась. Девочки быстро заварили чай, нарезали кучу бутербродов. Пара «маньяков» попросили кофе. Какой-такой сон? Судя по всему спать сегодня вообще никто не собирался. Мальчишки повытаскивали из «загашников» - сумок и чемоданов парочку бутылочек «кой-чего» ещё, а его запас в расход уходил без вариантов, притащили гитару и праздник стартовал. Было шумно, весело, стандартный студенческий движ.

А удобства у студентов были «спартанские», отдельно от общаги.

- Мальчики, там местные к нам пристают, возле входа в это место, ну возле туалета. - Девочки вернулись злые, поход в WС оказался не совсем безопасным. Часть самых ретивых и «подогретых» мальчиков рванула на улицу с криком - «погнали наши городских»!

Оставшиеся, из-за подвыпившей лени или трусости, с живым интересом ождали развития боевика. А развития не последовало.

- Нет, блин, «городских»! Свалили все они по быстрому уже в свою Рио Де Фёдоровку!

Разочарованный народ начал расползаться «по норам». Кто по-парно, кто грустно в одиночестве. Глория молча встала, закрыла дверь на ключ и выключила свет.

Глава 3. «Волга» и генацвале

Cвою белую “шоху” Артур водил мастерски, быстро и рисково. То как он затормозил возле “Бомбы”, есть такой пятачёк в центре, вся сидящая на лавочках гоп-компания оценила. Подошел, поздоровался за руку со всеми, согласно старшинству и «этикету»:

- Где Жвачка? Кто знает?

- Так за ним мусора шныряют.

- Кривой, ты не трынди, я знаю – ты знаешь где он.

- У бабки его где-то на Рогатке хата есть, никто за нее не в курсах. Там он, наверное.

- Кривой, пошли в сторонку, тема есть. – Отошли на 10 метров, зашептали. –На завтра на утро нарисуй мне техпаспорт красивый, Волга 24-я белая. Давай адрес Жвачки, если лохи в бардачке документы не бросят, рисуешь на Геру, фотки должны были у тебя остатся. Если документы будут чики-пики, всё как всегда, обойдёшся клеем.

- 500 червонцев, или соточка, если фото переклеить, сделаю.

- Жвачка колёса поклеит, я сразу приеду, номера срисуешь.

- Да гавно-вопрос, всё нарисую как всегда.

Белую Волгу Жвачка подогнал акурат к 9-ти утра, техпаспорт был в бардачке, спасибо дуракам. В десять Волга на базаре ждала именно своих грузинских почитателей. Начали с 20-ти, за 12-ть грузины радостно ударили “по рукам”, поехали переоформлятся.

- Генацвале, ну за денежку благодарочка, вы тут под дверью с документами подождите, я ща вернусь и к майору зайдём, он быстро всё сделает за палтосик, два, я втуалет поссыкать на секунду.

- Канешна дарагой, мы тут тебя подождём.

Через пол часа «горячие» генацвале зашли в туалет и увидели открытое маленькое окошко и без решетки. В кабинете вместо майора сидел лейтенант а под МРЕО уже возле Волги, объявленной в розыск пол часа тому и так уникально быстро найденной, стояли весьма удивлённые ГАИ-шники. Тут-же состоялось молниеносная операция по задержанию автоворов. И статистика раскрываемости не надолго улучшилась. Грузинские псевдо-автоворы чалились на нарах сутки, после скупого слова за ошибочное задержание – извините, генацвале вышли на свободу. Злые как смерть.

Глава 4. Он

- Ты уже не спишь, я слышу.

Глория лежала обняв его руками и ногами, будто бы он хотел убежать. Убежать? Он не хотел убегать, за окном ярко светило утреннее Херсонское солнышко. Он лежал обняв Глорию, вдыхал ее сводящий с ума запах и боялся шевельнуться. Ему не верилось:

- «Вот оно, нет, вот она. И она моя?»

- Мы в столовку на завтрак, идём? - Глория села на кровати и посмотрела ему в глаза. Ей было смешно, выражение лица у него говорило само за себя.

- Да ну этот ихний завтрак в жопу, иди ко мне, Глория. - Не пошли. Ни на завтрак, ни на обед.

- Я кушать хочу. Идем хоть на ужин? Испробуем Фёдоровской кухни?

- Идём, идём – я уже сам хочу чего-нибудь «захряцать», нельзя ж сутки трахаться без передышки?

- Ой, с тобой можно, но кушать хочеться всегда. Давай я в комнату к себе, «носик попудрть» и переодеться а ты иди, давай первым.

- Думаешь они «не срисовали» нас вдвоём?

- «Срисовали», ой ещё как «срисовали», но ты же не хочешь аплодисментов и оваций? Все, я иду а ты давай, тоже выходи. Ужин пропустим.

Стандартный набор к завтраку, обеду и ужину – все немноговкусовые блюда столовки комплектовались обязательным салатом из помидор, “памидорак”, вафелькой “Артек” и яблочком. Вафелька иногда заменялась печенькой, а “памидорка” не заменялись и не менялись ничем.

Утро было ярким, солнечным. После завтрака все погрузились в переоборудованные для перевозки рабсилы ГАЗы, подогнанные под столовку, и весело поехали совершать рабочий подвиг. А что? Ведь обьявили хитрые работодатели конурс – «Кто больше ящиков помидор соберёт, тот и чемпион!». И студенты весело включились в это соревнование.

Но жара сегодня изнуряла, парило. Студенты, в особенности студентки начали хныкать и ему пришла весёлая мысль в голову, почему-бы всех не развеселить? Упав посреди помидор на колени и вознеся к небу руки он запричитал:

- Боже, смилуйся над нами! Рабами-студентами! Пошли хоть тучку маленькую, хоть капельку дождя животворящего!

Бог услышал и в течении полу часа небеса разверзлись настоящим летним ливнем. Где в поле искать убежище? Негде. Недалеко стоял бетонный куб, ну где-то полтора на полтора, место коллектора подключения к водным комуникациям для полива, за него Глория и затащила его. Сняв купальник мокрая подруга с улыбкой взялась выкручивать воду. И всё высохло минут за пять, но работы уже не было. Купальник и шорты высохли, поле нет. Приехали машины и ко всеобщей радости увезли всех в общагу, готовиться к ужину.

На следующий день всех повезли тремя «Икарусами» к морю. Часа за два, два с половиной Железный-порт принял их в свои обьятия. Он никогда не мог забыть вкус солёных морских брызг на её коже. Никогда.

- Глория, там возле общаги к тебе со Львова приехал кто-то. – Соседка быстро протараторив убежала.

- Гло. Кто это? – Он вначале не понял угрозы. – Глория натянув юбку и накинув куртку выбежала. Через десять ужасных и мучительных, для него, минут Глория вернулась и начала мрачно собирать вещи.

- Я срочно должна ехать домой. Маме плохо.

- Что, что с твоей мамой?

- Серце, за мной брат приехал. Прости меня.

В этот вечер он начал курить и понял, что драп его «не берёт». Ну почти. Потянулись одинаковые дни – «одинаковость», памидорки. - «Какой брат? Она же про брата никогда ни слова».

Через несколько дней зашла и уселась на кровати одногрупница:

- Я у тебя сегодня? Да?

- Нет.

- Ну почему? Глория твоя укатила. Думаешь с кем?

- Да мне как-то пофигу с кем. Я тебя не хочу. – Он даже не обратил внимания, на ней нету лифчика, да и футболочка слишком тонкая и короткая.

Через две недели всех дружно загрузили в плацкартный вагон и поехали студенты домой, по домах, весёлые, загорелые и с кучей новых впечатлений или венерических инфекций. «Се ля ви», такова жизнь.

Глава 5. Она

Услышала хлопнувшую входную дверь. – «Пора вставать», Глория открыла глаза, посмотрела на часы, хорошо спалось в этой трёхкомнатке, пол-третьего, обед. Сняли квартиру на троих, она, Жанка и Элка. Слышно было Жанку – что-то тараторила быстро и возбуждённо. Глория вышла на кухню поставить чайник, сделать кофе по-польски: ложка натурального кофе, залить крутым кипятком, всё, готово. По-польски или по-Львовски, сахар по-вкусу. Она любила сладкий, девочкам было вообще «до фени», любили растворимый.

- Что случилось Жанка? Чего так возбудилась?

- Ой, такую юбку Lee в комисе видела! Ну фирма! Диаспора точно сдала. Хочу, хочу, хочу! – Жанна топала ногами, - денег нет, кончились вчера в Фестивальном. Глори, дай в займы хоть полтинничек.

- Нету. Что-то вы разгулялись курицы!

- Да ладно, ща мы газет рекламных выйдем-купим и поможем найти пару паспортов, прав потерянных. Ха, ха, ха, знаю я как всё это акуратно из карманов или машин теряется.

- Девули, шо за галимые постановы? Вас и карманников, всех в клетку запрут.

- Да ладно те, шо нам с Элкой впервой?

- Дуры вы две, Жанка и Элка. Давно в клетке не ночевали?

- Это тебя Артурчик с Герой всегда на серёзную работу подрядят. И Каринку. А нас от случая к случаю. Всё, мы на охоту, там кроме юбки ещё пару кишок хороших, фирменных было. Сейчас мы переоденемся в старенькое и не модное и вперёд!

Кому-то жулики спёрли барсетку с полным комплектом: паспорт, права, печати. Просили в объявлении вернуть за вознагражденье. Так Жанна и Элка “нашли” подарок себе. Сказали что барсетки не было, были только какие-то печати и всё. Люди уже потерявшие надежду что-либо найти клюнули. Договорились о встрече, сели в машину к “лохам” и показали куда ехать. А ехать надо было в “дохлый”, путанный район на Рогатке. Элка и Жанка сделали вид что пошли за потерянным, оставили на сидение машины кулёк для отвлечения внимания, с натуральным хламом. Через 10 минут Жанка вышла и говорит:

- Ребята, давайте двадцатку отдам тому, кто вашу барсетку нашел? Пока ему там наверху подруга моя мозги компастирует. А лучше полтосик я ему отдам, а то мутный он какой-то. – Так 50 рублей и ушли в “мутный” насквозь проходной дом и район.

Раздел 6. Она и он

Первое сентября – праздник первокурсника и первоклассника. Постарше студенты игнорировали этот официоз, линейку и толпу. Он вглядывался, надеялся увидеть ее. Но нет, Глории среди разноцветной толпы не было. Были все новые знакомцы по колхозу, почти уже друзья, и новые «хитросделанные» одногрупники, те что на стройку в Геленджик решили ехать немножко денежек у местных воротил сельхозбизнеса подзаработать, были и все остальные, и чёрные, и желтые, и кофе с молоком, большие и маленькие, худые и толстые и «наши» и совсем уж не «наши» студенты из «братских» стран. А Глории не было, после линейки всех пригласили в большую аудиторию знакомиться с преподовательским составом. У студентов свой стратегический план был, уже известно место, где кофе лучший и не самый дорогой, на «Армянке» значит, на улице Армянской в месте тусовки всех Львовских неформалов и прогрессивной молодёжи. Иногда людей извесных или творческих, актёров разных ну и тому подобное.

У него настроения не было и на «бухачь» не пошел. Поехал домой. Мамочка борщь приготовила, сестрёнка уже должна была быть дома, мамочка наверняка привела домой уже «первоклашку».

Действительно, «мелкая» с бантами была уже дома, борщь был отменный, на «реберцях», сидели все вместе на кухне, он, сестрёнка, мама и отчим Арил, грузин из Батуми, тостировали за знания.

Раздался мелодичный звук звонка, мама подхватилась. Спустя минуту она вернулась с удивлением на лице и сказала:

- Это к тебе. – Он сам был удивлён не меньше. За дверью стояла Глория.

- Девушка с доставкой на дом! Заказывали? – Глория, как всегда, шутила и смеялась.

- Ты?

- Я. Давай поговорим в коридоре, выйди.

Вышли, стоя у окна жадно целовались, он молчал, она что-то шептала ему в ухо.