БАНЯ

Закончилась зимняя сессия, успешно сданы экзамены. Пора задуматься об интересном времяпрепровождении. Неожиданно, мой троюродный брат, Леня, предложил съездить в его родную деревню на Брянщине, погостить несколько дней в родительском доме у дяди Данилы и тети Саши.

Я с радостью принял это предложение и не прогадал. День за днем пролетали незаметно. Катание на лыжах и санках по склонам оврагов, которыми была испещрена деревня, вечерние посиделки с танцами в клубе и прочие забавы заполняли все дневное и вечернее время.

Однажды, рано утром, разбудил меня необычный шум и суета в доме. Оказалось, что дядя Данила объявил сегодняшний день Банным. Это означало, что необходимо наносить воду в баню (небольшое рубленное строение в углу двора), нарубить дров и растопить печку, вымыть полки, распарить березовые веники, заготовленные летом, пригласить родных и соседей на это важнейшее мероприятие - ведь не в каждом дворе есть баня.

Баба Марфа, мать дяди Данилы, обратилась ко мне:

— Слухай Вовка, сегодня баня. Рупь дам тому, кто попарит! Эх, эх, эх, никто не хочет со мной возиться! Не молодая, чай годков за восемьдесят! Сколько? Не знаю точно, не могу сосчитать.

Ну как тут было отказать.

— Как же я вас попарю, бабушка? — Спросил я.

— Просто, сынок. — ответила баба Марфа. — Надень штаны, да попарь меня. Мы успеем до прихода женщин. Век буду помнить! Богу буду молиться за твое здоровье!

По установленным годами правилам, первыми моются женщины, а потом мужчины. Ко времени нашего разговора, женщины еще не освободились от дневных работ. Однако, баня была уже готова.

Баба Марфа вошла в предбанник и предупредила меня:

— Позову тебя, Вовка, когда буду готова.

Не очень-то приятно стоять на морозе и ждать. Меня стало трясти – то ли от мороза, то ли от нервов. Жалею, что согласился, но отступать некуда.

Наконец, баба Марфа зовет:

— Заходи!

Быстро скинул рубашку. Невольно проверил штаны – на месте, как велела баба Марфа. Захожу. В бане полумрак. Войдя со свету в темноту, поначалу ничего не вижу. Жар печет голову. Постепенно глаза пообвыкли. Гляжу, на полке лежит голая женщина лицом вниз. Да, да, женщина — не старуха! Гладкое, белое, молодое тело. Упругие ягодицы. Стройные ноги. Ровная спина, частично прикрытая волосами. Единственно, что выдавало возраст – это ее руки! Руки, всю жизнь работавшие в поле! Не верю своим глазам – какое-то наваждение!

Признаюсь, поначалу даже растерялся, но совладав с собой, взял два веника и аккуратно стал парить обнаженную женщину. Хлещу не сильно, чтобы не сделать больно. Тем временем мысли роятся как пчелы: может это не баба Марфа; может пока я стоял снаружи бабу подменили; может все это мне приснилось? Всеми силами пытаюсь не смотреть на нее, но не могу оторвать глаз.

Через несколько минут, в баню входит тетя Саша, и увидев, как я бережно парю бабу Марфу, смеется. Мне же не до смеха.

— Что смешного, тетя Саша? — Робко спрашиваю я.

— Что ты гладишь ее, как девку? Смотри как надо! — Хватает кружку с водой и выплескивает на раскаленные камни, поддавая жару. Забирает у меня веники и начинает с усердием парить. Хлещет, как здесь говорят, «почем зря». Даже я, привыкший к банным процедурам, такого жара выдержать не мог и пулей вылетел во двор.

Через некоторое время из бани вышла баба Марфа, раскрасневшаяся, одетая во все чистое. Лицо ее сияло от счастья. Она медленно подошла ко мне и, ничего не говоря, поцеловала в лоб.


До сих пор не могу поверить, что это было со мной наяву.

Есть моменты, которые запоминаются на всю жизнь. Этот — один из таких!

23 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Солнце начинало готовиться к иммиграции на запад и уступить место сумеркам. Я сидел с давней знакомой в кафе Париж, которое находилось в Бруклине Нью-йорк и имело вкусную кухню, напоминало Одессу, да

Мир много лет расколот на два фронта И вся политика играет лишь для понта, И делит всё на тех , кто жаждет нас стереть И тех, кто ждёт... на это поглядеть…

Понимаю, что больше всего мешает жить, своя же голова. Много лет живя ради и для, и так надо, в шестьдесят плюс немного, подумал взять деньги отложенные на старость и снять квартирку, в Париже. Без пр