Чужеземец

Берегу и храню желтоглазый костер,

Обитающий в тесном кольце из камней.

По изгибу двери виноградник растет,

По-змеиному ластясь к холодной стене.


Я всей плотью сроднилась с прохладой пещер,

В их сиреневый сумрак душа проросла;

А рука доверяет ножу и праще,

Неподкупности слуха и меткости глаз.


Мне сегодня послышалась песня ветров

Или, может, серебряный звон тишины,

Что вот-вот человек переступит порог

Из далекой земли, из безвестной страны.


Он не будет никак на меня не похож,

Словно пляска огня на журчанье воды,

И к нему перейдет мой испытанный нож,

Потому что в нем больше не будет нужды.


И когда он возникнет в проеме дверном –

Неизбежный, как смерть, невозможный, как жизнь –

И расплещется свет за широкой спиной,

И утоптанный пол от шагов задрожит –


Я не знаю, смогу ли расстаться с ножом,

Уступая пришельцу ночлег у огня.

Мне в привычной пещере не нужен чужой,

Мне безумно мучительно что-то менять.


Эти руки полны затянувшихся ран,

Эти губы слова под запретом хранят,

А в глазах отражаются блики костра,

С берегомым теплом чужеземца родня.


Как обманчивый сумрак пустого жилья,

Как причудливый танец косматых теней,

Шелестит тишина, безответно тая

То ли ночь, то ли день, то ли да, то ли нет.

18 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

САЗАН