ФЕМИНИЯ


(На конкурс к Международному жескому дню)


Поручили мне к Международному женскому дню заметку в стенгазету нашего научного учреждения написать. Прибежал ко мне один большой ученый, сам весь взъерошенный, глаза горят, за моей спиной что-то высматривают.

- Надо – говорит – написать, чтобы смешно было, с юмором надо написать о женщине, о красоте…

- Я говорю – не могу с юмором о женщине, о красоте тем более не могу. И, вообще, с юмором у меня слабовато, сложно мне это будет.

А он и говорит:

- Чего же тут такого сложного? Это же – говорит – очень просто. Я тебе сейчас несколько идей подкину, ты их немного подработаешь и заметка готова.

- Стой – говорю – если это так просто, чего же ты сам и не напишешь?

- Я то, может, и могу написать – отвечает большой ученый – только нынче постановление вышло, чтобы число корреспондентов стенной печати к Новому году вдвое увеличить. Активность масс повышать надо, соображаешь? Поэтому будь другом, напиши статейку, выручи меня, а уж постараюсь отредактировать.

- Ну ладно, - говорю – давай свои идеи, подкидывай.

Открыл ученый рот, да уж лучше бы он его не открывал. Такое понес - абракадабра какая-то.

- Напиши - говорит – будто новую частицу открыли. «Феминией» назвали. Заряд у неё позитивный, масса переменная, а время жизни её никак определить не могут потому как скрывает она это время. Держит его в тайне даже от очень больших ученых. Ещё у этой частицы всякие разновидности бывают, могут быть различия по цвету, аромату, очарованию и по красоте - представляешь? Но главное её свойство в том состоит, что может она при определенных воздействиях себе подобных рождать, и из этого её свойства, будто бы следует, что она и есть самая главная, самая фундаментальная частица, из которой все остальные получаются.

Выговорил он всё это и стоит ждет, что я ему скажу. А что на такое сказать можно? Говорю ему дипломатично так:

- Юмор у вас специфический. Не всем буден понятен, боюсь.

А он мне:

- Не специфический, а физический. Соображать надо!

- Ну, если физический, то может и ничего, может и сойдет. Только ведь не все – говорю – такие физически грамотные и закалённые, чтобы воспринимать этот юмор ваш.

Разволновался ученый, покраснел аж.

- Значит не нравится тебе мой юмор, так может ты сам что-нибудь придумаешь? Быть может у тебя на этот счет мысли какие-нибудь имеются? Ну что ж, сам напиши, как знаешь.

А, вот и напишу, может без юмора, но и без «феминиев», по-простому, отношение свое к красоте женской выражу. Проводил я ученого, сел за столом поудобнее и стал о женской красоте размышлять. Где, например, самые красивые женщины в мире? Раньше считалось, что на Цейлоне или на островах на Канарских. Не знаю, может быть раньше, когда лошадь была единственным средством передвижения, так и было. В наше время, когда человечество освоило двигатель внутреннего сгорания и стал реальным повсеместный переход на электрическую тягу, авторитетно могу заявить: самые красивые женщины чаще всего встречаются в поездах метро. Я как захожу в поезд, так сразу глазами туда-сюда поведу, выберу самую красивую женщину, сяду напротив и смотрю на неё пристально, красотой наслаждаюсь. И хорошо так мне становится. Мыслей в голове никаких, одно тебе удовольствие. Но один раз конфуз со мной вышел. Сел я, как обычно, напротив понравившейся мне девушки и смотрю на неё. Молодостью и красотой любуюсь. Вдруг вижу раскрывает она папку, что на коленях держала, достала карандаш и давай так быстро, быстро рисовать что-то в своей этой папке. Рисует, рисует, потом глаза поднимет, мельком на меня взглянет и снова рисует. Я, конечно, догадываюсь сразу, что это она меня изображает. Сижу себе спокойненько, пусть, думаю себе, рисует. Если внешность моя интересной ей показалась. Даже остановку свою проехал. Ну вот, вроде бы кончила она рисовать, последний раз на меня взглянула, и вижу я по её лицу, что довольна она своей работой. Смотрю папочку закрывать собирается. А мне, понятное дело, посмотреть хочется, как она меня художественно изобразила. Подсел я к ней.

- Извините, - говорю – нельзя ли на портрет свой взглянуть.

А девушка покраснела и говорит:

- Какой портрет? Я вовсе не вас рисовала.

- Как же не меня? Я же видел, как вы на меня смотрели.

Говорю я это ей, а сам глаза в папочку скашиваю. И, что же я вижу? Глазам своим не верю! Огромную медвежью морду. И выражение этой морды мне знакомо, где-то морду эту я уже видел. И, вдруг, начинает до меня доходить, что это она меня в виде медведя изобразила.

- Что же, вы девушка, безобразничаете, медведя из меня сделали! Разве ж похож я на зверя?

Тут она извиняться стала.

- Что вы, что вы, говорит – нисколько вы на зверя не похожи. Сейчас я вам всё объясню. Я учусь в художественном училище. Дали мне задание к басне Крылова рисунок сделать. И нужно мне на этом рисунке медведя изобразить, да так, чтобы морда его добродушное и в то же время глуповатое выражение имела. Вот я и искала с чьей бы физиономии такое выражение срисовать можно было бы.

Сказала она это и юрк за дверь. Поезд как раз остановился и двери открылись. А я от такой наглости остолбенел аж. Вскочил и стою, а что сказать не соображу сразу. Двери закрылись, и не успел я так ничего и сказать.

С тех пор я, если встречу в метро очень симпатичную женщину, стараюсь только украдкой на неё поглядывать. Ученый ведь не зря «феминию» придумал, поведение женщины, как и квантовой частицы не предсказуемо.

Просмотров: 27

Недавние посты

Смотреть все

Собачье счастье

Как-то я шел по дороге, гуляя, Вижу, бежит собачонка, играя. За ней, ковыляя, лениво, но чинно, Брел сенбернар в полушубке овчинном. Такой полушубок – подарок зимой, В таком не замерзнешь при стуже л

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia