СТЕЛЛЕ ИСААКОВНЕ РОЗЕНБЛЮМ, учительнице математики, 239 школа, Санкт-Петербург

Я женщин презирал в пятнадцать,

Я мыслил счастье лишь в бою,

Но, та учительница, братцы,

Перевернула жизнь мою.


Вы все подумали, конечно,

Что был жестоко я влюблён

И своей юности беспечно

Нанёс трагический урон.


Я эту сторону в кавычки

Беру, друзья, я был в ней лох,

Но, цепкий взгляд математички

Меня убил, помилуй Бог.


Мы все из разных школ собрались,

Сюда, на Мойку, в этот класс,

Мы там талантами считались,

А здесь вдруг уценили нас.


Нас всех построила, ребята,

Когда–то Стелла, что скрывать,

И мы, тогда ещё щенята,

Стали взрослеть и прозревать.


Мы стали капельку мудрее,

С нас сдули самомненья пыль,

И многие свои идеи

Нам сдать пришлось, увы, в утиль.


Она невысока, но, выше

Нас многих, выросших была,

Опять и вижу я, и слышу

Ее улыбку и слова.


Вся в формулах доска и в меле

Белеют тряпка и рука,

Она нас всех к незримой цели

Вела, упорна и легка.


Опять мы что-то разбираем,

Опять полемика идёт,

То, в лоб мы дружно напираем,

То, тонко движемся в обход.


Догадки жгут нас словно угли,

Теснят и жмут со всех сторон,

Математические джунгли

Ей как подстриженный газон.


Решенья строги и подробны,

Движения без суеты,

И густо формулы, и дробно

Покрыли чистые листы.


Нет, так, ребята, не бывает,

Мужчин величье признаю,

Но, эта женщина ломает,

К чертям, теорию мою.


Конечно, знание предмета,

Неженский ум, не в этом суть,

Своей души чудесным светом

Она нам освещала путь.


Там и достоинство, и сила,

И ум, и стать, и красота,

Всё это в нашей Стелле было,

Плюс часто в голосе металл.


Хрупка, отважна и спокойна,

А вдруг жестка и горяча,

Она лепила нас, невольно

Воспитывая и уча.


Мы все ей были интересны,

Таланты и середняки,

Нам в мире не было с ней тесно,

Что далеко не пустяки.


Мы все её родные дети,

А нам она наседка-мать,

Хотел бы я, чтоб те же сети

Могли нас снова спеленать.


Хотел бы я чтоб мы помостом

Ей стали в эти вот года,

Мне скажут – это, мол, непросто,

А просто было ей тогда?


Пусть время и бежит, и тает,

И вдаль летит на всех парах,

Но, иногда пусть навевает

Нам сладкий сон о школьных днях.

Просмотров: 10Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

На пурим

Читайте мегилат Эстэр, Она вовек нам всем в пример: Будь готов, еврей, всегда, Бить жестокого врага. Приблизим этим времена, Когда врагов сотрутся имена. Пусть знает каждый Амалейк, Что короток злодея

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia