Сергей Баев. Адекватный ответ

Прокурорский сынок, он же отпетый двоечник и несносный дебил, Коля Ванюкин кое как переполз в третий класс. После детского сада, где, получив достойный отпор со стороны одногруппника за свои мерзкие выходки, он стал полностью неадекватным придурком, одним словом, Всевышний явил Миру законченную мразь и морального урода. Его колено полностью восстановилось, однако в голове образовался вакуум, тормозящий психическое и умственное развитие.

В неполные десять лет Коля выглядел сопливым пацаном, картавым недоноском, обозлённым на всех и вся, особенно, на евреев. Он не забыл Серёжу Баевича, выключившего его из привычной системы ценностей, унизившего и оскорбившего до глубины поганой душонки. Теперь все евреи представлялись Коле врагами, как в личном плане, так и вообще.

Прокурор Томской области Владимир Владимирович Ванюкин - махровый, наглый взяточник - надеялся в недалёком будущем передать тёплое кресло сыну, только вот после детсада его не в меру крутой отпрыск как - то в миг сделался покорным, отсталым, бесхарактерным пацаном, безвольным ублюдком, мягкотелым нытиком.

Жёлтые пузыри соплей и бесконечный водопад тягучих слюней постоянно присутствовали на его дурацкой и вечно улыбающейся роже. В классе Колю презирали за явную придурковатость, ненавидели за беспросветную тупость, тем не менее, жутко боялись за неконтролируемую агрессивность. Он, конечно, не глумился над одноклассниками, не терроризировал хлюпиков, не унижал девочек, не дрался, не издевался над младшими, однако считался опасным, сволочным и мерзким типом.

Учителя стоически терпели бывшего детсадовского хулигана Ванюкина, помятуя о влиятельном отце, закрывали глаза на его паскудные и ублюдочные шалости, ставя липовые трояки вместо заслуженных двоек.

Коля хоть и был дурак дураком, однако, ловко и хитро играл роль неприкаянного, простодушного идиота. Он люто ненавидел евреев и мечтал когда - нибудь встретиться с детсадовским обидчиком рыжим Серёжей Баевичем. Эта встреча состоялась через тридцать лет после окончания школы, хотя об этом позже.

- Володя, ты когда последний раз наведывался в школу, где учится твой сын?

- Я вообще - то никогда туда не заглядывал, да и некогда мне. Скажи спасибо, что с горем пополам запихнул его в престижную школу. А собственно говоря, в чём дело? Что опять стряслось? На что ты, Надюша, намекаешь? Чего - то я никак не врублюсь.

- Школа, бесспорно, шикарная и учителя - на уровне, только вот Коля почему - то в ней последний ученик. Я вчера ходила на родительское собрание, так чуть сквозь землю не провалилась от стыда. Нашего сына не отчисляют, а автоматически переводят из класса в в класс, потому как не желают с тобой связываться, типа боятся.

- А как ты хотела!? И правильно делают! Каждая сявка должна знать своё место! Мы - элита страны - научим быдло свободу любить!

- Пафос в заднее место засунь и услышь, наконец, что я тебе талдычу. Твой сын, Николай, законченный троечник, мелкий хулиган, отстающий в развитии ребёнок!

- Может, ему элементарно учиться не нравится. Ничего страшного! Я тоже в школе в отличниках не ходил, тем не менее, некоторых высот в карьере достиг, любого могу к ногтю прижать, если захочу. Посмотри, как все передо мной лебезят и прогибаются, поскольку я властью обладаю почти неограниченной, живу как у Христа за пазухой.

- Опять понты колотишь? Твоя власть на связях держится, на знакомствах, на том, что ты член грёбанной партии. Если кто - то крутой пожелает тебя задвинуть и своего человека посадить на тёплое место, ты враз в канаве окажешься или в тюряге, а, может быть, и к стенке поставят.

- Умоляю, не начинай! Мы кажется сына обсуждали, его успехи в школе, так давай продолжим.

- Я же говорю, он плохо учится. Зато про Риту Блюмберг на собрании все уши прожужжали: она круглая отличница, активистка класса, общительная девочка, вся из себя аккуратная. О Боже, как же эта жидовская семейка достала.

- Согласен с тобой, Надя! Пархатые всю страну скупили, продали и снова скупили. На верху есть мнение, что евреев необходимо в чёрном теле держать, конкретный заслон поставить во всех сферах жизни: в экономике, науке, медицине, короче, везде.

- Тут я полностью на твоей стороне. Как это конкретно сделать, если они родственными связями обросли, в свиту Самого входят, в политбюро залезли, покупают всех и вся?

- Понятия не имею.

Коля в это время прятался за неплотно прикрытой дверью, втягивал в себя сопли и внимательно подслушивал диалог родителей. Их слова оказались явно по душе маленькому антисемиту, ласкали слух и косвенно призывали к активным действиям. Он глубоко уверовал, чтобы он ни натворил, папа его отмажет и мама заступится, коршуном налетит на любого.

- Может быть, наймём для нашего мальчика репетитора хорошего, детского врача толкового, логопеда умного, наконец? Надеюсь, они Коленьку на правильный путь наставят, вылечат, на буксир возьмут.

- Конечно организуем, только сперва пусть начальную школу закончит, хотя бы на тройки. Надя, подыщи весь этот штат и, главное, денег не жалей.

- Я вообще - то давно хотела этим заняться, но боялась, что ты против будешь.

- Вот и обсудили! Давай ужинать, в горле пересохло. Что сегодня в нашем кабачке?

- Абсолютно не в курсе. Пойду у поварихи спрошу.

Коля вмиг отскочил от двери и пулей помчался в детскую досматривать мультик.

На следующий день он явился в школу в приподнятом настроении, смело зарулил в класс и деловито огляделся. За первой партой робко восседала еврейская девочка Рита. Кругом носились и галдели возбуждённые школяра, в окна заглядывали розовые утренние облака, а она, не замечая никого, сидела и тихонько читала какую - то книгу, вероятно, сборник стихов Блока.

Коля нагло подлетел к задумчивой Рите, грубо схватил её за косичку и шепелявым голосом завопил:

"Зыдовка! Зыдовка! Зыдовка!".

Тотчас в классе воцарилась гробовая тишина. Подавляющая часть третьеклашек не знала смысла этого слова, некоторые принялись таинственно хихикать, показывая на Риту пальцем.

Тем временем обнаглевший подонок орал ещё громче, разбрызгивая по сторонам слюни и пузыри соплей:

"Вонючая зыдовка! Вонючая зыдовка! Вонючая зыдовка!".

Ни у кого из одноклассников не возникло желания заступиться за униженную оскорблённую девочку. Никто даже пальцем не пошевелил. Все стояли и наблюдали за этой трагической отвратительной сценой: мальчики боялись Ванюкина - младшего, а девочки испугались за свои косы.

Гнусная ситуация должна была, тем не менее, когда - нибудь завершиться, и она закончилась совершенно неожиданно для всех. Оскорблённая Рита прекрасно знала смысл слова: "Жидовка" и приготовилась разреветься, однако, подумав, поступила иначе. С невыразимой яростью она схватила за шиворот сопливого ублюдка, потащила его к доске и принялась яростно колотить носом о коричневый линолеум. Тут же из сопливого носа маленького антисемита брызнула мутная кровушка, разлетаясь крупными каплями в разные стороны. Рита не обращала на это никакого внимания, продолжая вбивать ненавистную морду в исписанную доску.

Ещё через минуту неистово завизжали перепуганные девочки и бросились наружу, мальчики же криками подбадривали взбешенную Риту, продолжавшую монотонное, садистское, но справедливое избиение. Алая кровь вперемешку с жёлтыми соплями только ещё больше возбуждала маленькую еврейку и та, похоже, не собиралась останавливаться.

Когда в класс ворвалась обезумевшая учительница, а вместе с ней весь педагогический состав элитной школы. Коля Ванюкин - весь в кровавом месиве почти терял сознание, а Рита Блюмберг из последних сил продолжала экзекуцию, приговаривая:

"Мразь, мразь, поганая мразь!"

Побледневшая учительница кинулась к разъярённой девочке, схватила её за окровавленную руку и вытащила в коридор, а юный антисемит как мешок повалился на пол и мгновенно отключился.

Униженная Рита восстановила поруганную честь в глазах одноклассников, ведь она пусть жестоко, но справедливо наказала обидчика, которого срочно увезли в больницу с сотрясением мозга, сломанным носом, выбитыми передними зубами и большой потерей крови.

Вот вам и тихая скромная еврейская девочка, круглая отличница, страстная любительница лирических стихов Александра Блока!

Кто - то скажет: ей надо было вырваться из рук сопливого ублюдка и убежать, некоторые посоветуют пожаловаться учительнице, а я утверждаю, что она поступила абсолютно правильно! Зло должно наказываться и пресекаться, однозначно! Самосуд - это беззаконие!? Конечно, да! Но только не в этом случае!

Если бы все еврейские дети, да и взрослые тоже, давали бы жёсткий отпор антисемитам, такого позорного явления в СССР, скорее всего, не наблюдалось бы. Впрочем, ненавистники евреев, негласно поддержанные государством, остаются как правило безнаказанными. Осуждая с высоких трибун ненависть к евреям, чиновники по большому счёту закрывают глаза на махровый бытовой антисемитизм, зверские выходки хулиганов, осквернение еврейских могил и памятников.

Родителей Риты Блюмберг в тот же день вызвали к директору школы Нудельману Борису Ефимовичу.

- Инна Григорьевна, считаете ваша дочь поступила правильно?

- Я сделала бы то же самое, не задумываясь!

- Но согласитесь, это откровенный, жестокий самосуд. Таким образом можно запросто скатиться в каменный век.

- Борис Ефимович, а как поступили бы вы в данной ситуации?

- Обратился бы в суд.

- Я вас умоляю. Суды всегда на стороне власть имущих, вам это хорошо известно, телефонное право ещё никто не отменял.

- К большому сожалению мы вынуждены исключить Риту из школы. Мне искренне жаль!

- А мне вас искренне жаль, потому что когда - нибудь вы тоже окажетесь в подобной ситуации. Где - нибудь в автобусе или на улице привяжется ряженный казак или пьяный ублюдок и унизит вас.

- Я позвоню в милицию.

- Ну - ну, если в живых останетесь.

- Инна Григорьевна, не надо так пессимистично смотреть на жизнь.

- Я воспринимаю жизнь реалистично.

Родителям Риты Блюмберг пришлось срочно продать машину и загородную дачу, чтобы откупиться за жестокие, но адекватные действия дочери.

Маленький придурок провалялся в больнице три недели, после чего родители перевели его в другую школу. Однако, ввиду огромного резонанса, Колиного отца всё - таки понизили в должности, переведя в районный суд и всё из - за антисемитских выходок непутёвого сыночка.

Молва о славном подвиге третьеклассницы Риты Блюмберг, несправедливом суде в пользу семьи Ванюкиных облетела Томск и обросла невероятными подробностями.

Некоторые уважаемые в городе еврейские семьи стали подумывать об отъезде на историческую Родину, чему большинство русских горожан были бесконечно рады.

61 просмотр0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все