РЫБАЛКА

То лето выдалось на редкость жаркое. Москвичи изнывали от запыленной, загазованной тысячами машин столицы. Но мне повезло – воспользовался приглашением двоюродного брата Лени погостить у них в деревне, на Брянщине. Вместе с братом помогали по хозяйству, участвовали в сезонных работах, вместе гуляли с девчонками, вместе делили радости побед и горечи поражений. Короче говоря - дружили.

Как-то вечером, положив руку ко мне на плечо, Леня шепчет:

— Слухай, Вовка. Никаких заданий от предков на завтра не получали. Едем на рыбалку!

— У тебя есть удочки? — Поинтересовался я.

— Какие тебе удочки? — Ответил Леня — Ловить будем сеткой. Поутру заедем к Петровичу, шоферу нашему, возьмем сетку и вперед, на речку Ваблю. До нее всего шесть километров по шляху.

Рыбачить мне не приходилось, и я с радостью принял предложение брата.

Ни свет, ни заря, Леня толкает меня в бок:

— Вставай соня, а то хватятся, не отпустят!

Встал, протер глаза. Вижу, Леня выкатывает из сарая два велосипеда древнего образца. На таких, пожалуй, Антон Павлович Чехов катался. Стараясь не разбудить хозяев, забрали приготовленную для нас сетку.

Выезжаем на шлях. Солнце еще не показалось, но небо на горизонте начало окрашиваться в беловато розовый цвет. По обе стороны дороги колосятся поля ржи. Легкий, прохладный, утренний ветерок ласково омывает тело. На полях появляются волны. Они убегают вдаль и пропадают где-то там за горизонтом. Абсолютную тишину нарушает лишь слабое поскрипывание велосипедной цепи. Не слышно даже шуршания шин, утопающих в толще сероватой пыли. Жутко хочется спать, но приходится лавировать между рытвинами и кочками не отглаженного грейдером шляха. Осторожно - большая лужа! Как она сохранилась в столь жаркое лето? Грузовики, объезжая ее, безжалостно раздавили добрых полтора метра крайней к шляху межи. Сотни колосков, уже налитых, но еще не созревших, утрамбованы в черную жижу.

Наконец, робко показалось солнышко. Поля закончились. Ветерок как-то сам по себе стих. Шлях покатился вниз по зеленой, мокрой от росы, луговине. Вдали показались кубы нарезанного для просушки торфа, напоминающие войско великанов в черных плащах. За кубами, словно зеленый занавес, покачивались заросли камыша и осоки.

— Вот она, наша Вабля! — крикнул, обернувшись ко мне Леня.

Последние метры мы шли по траве, сойдя с велосипедов. Легкая рябь на воде заиграла всеми цветами радуги, отражая первые лучи солнца. Стайка разноцветных стрекоз сорвалась с насиженных мест и закружила над водой в волшебном хороводе.

Вабля, река не широкая и не глубокая. Можно легко перейти вброд. Однако, в некоторых местах, течение затихает и образуются достаточно глубокие заводи. Леня командует.

— Слухай, Вовка. Прежде всего раздеваемся до трусов. Поднимаем сетку над водой и медленно заходим в воду - метра два от берега.

Удовольствия от погружения в ледяную воду, остывшую за ночь, лично я не испытывал.

— Одновременно опускаем сетку в воду и шагаем назад к берегу. — Продолжал командовать Леня. — И быстро поднимаем сетку.

В сетке оказались несколько раков и несколько незнакомых мне рыбешек – продолговатых, сантиметров двадцать длиной, зеленоватого цвета и очень худых.

— Что это за рыбы? — Спросил я Леню.

— Похоже, щурята. Я сам впервые вижу. — Ответил Леня и переложил улов из сетки в холщовую сумку. Так мы сделали несколько заходов. Каждый раз нам попадались щурята и раки. Наконец, мы подошли к глубокой заводи.

Все действия мы выполнили как обычно, но когда подняли сетку… Боже! На дне лежала метровой длины щука, свернутая в колечко. Чешуя, в солнечных лучах, отливала серебром.

— Поднимай выше сетку! — Крикнул Леня.

Внезапно, свернутая кольцом щука распрямилась, словно предварительно сжатая пружина. Взлетела вверх, на секунду зависла в воздухе и спикировала в воду. Леня отбросил сеть в сторону и схватил щуку за середину туловища. Это была победа! Но долго радоваться не пришлось. Щука изогнулась, выскользнула из рук и влепила прощальную пощечину хвостом.

Снова лезть в воду мы побоялись. Я заглянул в сумку. На дне извивались серо-зелёные щурята и копошились раки. Конечно, щурята вырастут и превратятся в матерых хищников, но сейчас они выглядели такими беспомощными… Леня будто прочитал мои мысли:

— Слухай, Вовка, давай отпустим щурят к маме-щуке.

Я закивал головой в знак согласия… Домой мы вернулись с двадцатью раками.


Хотите - верьте, хотите - нет, но с тех пор я на рыбалку ни ногой.

22 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Ветер шалит, задирая подол белой юрты; Спать не даёт, опьяняя полынным дурманом; Гриву ерошит кобыле, —​ степной парикмахер; Дразнит ручей, покрывая его мелкой рябью. Серою мышью шуршит в стоге свеже

Лакримоза