Римма Ульчина. За зимой наступает весна, но не наоборот…

И вот я сижу в поезде и еду на курорт дикарём. Купейный вагон. Попутчики хорошие. Пересадка в Киеве. Разница в расписании прибытия поездов - полчаса.

«Успею. Закомпостирую билет и покачу дальше», – лежа на верхней полке, размышляла я.

Киев. Бегу к кассам. Народу тьма-тьмущая. Все едут по тому же маршруту, что и я.

- Черт подери! Неужели у всех сразу появились гастриты, колиты, измены разводы или прочие гадости…

А из микрофона несётся раздраженно-охрипший голос дежурной, объявивший, что на поезд, следующий по нужному мне направлению, - мест нет... Следующий - прибудет только через сутки.

Зима. На перроне снег. Оставшиеся без мест пассажиры бегают от одного окошка кассы к другому, вытирая вспотевшие от волнения лица. Билеты все распроданы, а мест, видите ли –нет! - орут они, а дальше... трехэтажный крик души с пояснениями...

Взглянув на часы, я пришла в ужас: до отправления поезда осталось семь минут. Что делать? Сидеть на вокзале целые сутки и ждать у моря погоды? На привокзальную гостиницу деньги не запланированы, их и так у меня в обрез. Из отпуска выпадут целые сутки… А Галка? Галка там с ума сойдет. Даже сообщить ей - некуда! Мы же с ней договорились встретиться на вокзале.

И вдруг заметила, что в кассу для военнослужащих стоит небольшая группа молодых офицеров, компостирующих билеты. Решение принято. Подбегаю к ним:

– Господа офицеры! Умоляю, закомпостируйте и мой билет! В обычных кассах - мест нет!

Увидев молодую симпатичную женщину, офицеры, как по команде, заулыбались.

– Не вопрос!

–Легко!

–Давайте ваш билет! – и несколько пар рук с готовностью потянулись к моему билету.

Но и в их вагоне свободных мест не оказалось.

– Да не волнуйтесь вы так! Сейчас что-нибудь придумаем! Дайте чемодан! Мы вас здесь не оставим!

Проводник сказал, как отрезал:

– В вагоне мест нет!

Офицеры, зажав его в тиски, совали ему деньги, обещали водку, импортные сигареты, а он ни в какую:

– Мест нет! Куда я ее возьму! Только разве что на чье-то место?

– Не волнуйся, отец! Для нас ночное дежурство – дело привычное! Можем и постоять! А девушку мы здесь не оставим!

– Ну раз так, тогда – пожалуйста! Но предупреждаю, - один из вас всю ночь простоит в коридоре!

Всё устроилось само собой. Офицеры, оккупировав одно купе, резались в карты, курили, запивая свои проигрыши водкой, и спать, как видно, не собирались.

Проводник принёс чистое постельное белье. Я поднялась, чтобы достать с верхней полки матрас.

– Разрешите вам помочь?

– Пожалуйста!

Спать еще не хотелось, и я присела на нижнюю полку. Он устроился напротив.

- Курите? – протягивая мне пачку сигарет, - спросил он.

– Спасибо. Не курю.

Щёлкнув по пачке пальцем, он ловко поддел одну сигарету, примял мундштук и вертел в руках, не решаясь закурить. Затянувшееся молчание стало действовать мне на нервы.

Я не выдержала и спросила первое, что пришло на ум:

– Неужели успели проиграть всё своё «состояние»?

– Обошлось! Карты – не моё хобби! – улыбаясь, ответил он.

И тут его позвали:

– Володька, присоединяйся к нашей честной компании! Будем анекдоты травить!

В это время в купе заглянул его товарищ:

– Тоже мне друг называется! Я до последнего гроша отстаивал честь нашей роты, стараясь избежать бесславной участи – блеять козлом под гомерический гогот подвыпивших жеребцов.

Взглянув на его расстроенную физиономию большого мальчика, я невольно улыбнулась. Мой визави тоже.

– Понимаю, вам смешно. А мне каково? Бросил на растерзание этим безжалостным шакалам! Черт с тобой! Я вижу, что сочувствием здесь и не пахнет! А посему завалюсь спать, – и он тут же захрапел.

– По-моему, пришло время познакомиться. Володя.

– Марина.

Мы разговорились.

В это время явились изрядно захмелевшие игроки. Мой собеседник поднялся, уступая свое место, и вышел в коридор.

Я ворочалась с боку на бок, тщетно стараясь уснуть. Храп его друга был поистине молодецким. Он свободно переходил с самого низкого регистра до заоблачных высот. Витасу рядом с ним делать нечего.

Вышла в коридор. Так мы и проговорили с Володей всю ночь. А утром он должен был выходить.

– Марина, где вы будете жить? В гостинице или снимете комнату?

– Не знаю. Скорее всего, в частном секторе. А зачем вам это знать? – удивлённо спросила я.

– Хочу вас снова увидеть. А вы как к этому относитесь?

– Я… я - положительно. Только как вы себе это представляете? Мы с подругой договорились встретиться на вокзале. Закинем вещи в камеру хранения и пойдём в бюро по съёму квартир. Так что ваша затея просто нереальна.

– Не волнуйтесь, всё будет в полном порядке. Я вас обязательно разыщу. Ровно через трое суток. Ровно через трое суток я буду на вашем курорте. Можете не сомневаться!

Поезд замедлил ход и остановился. Я смотрела в окно. Выйдя на перрон, он пошёл к выходу.

«Оглянется, значит, встретимся», – загадала я.

Не оглянулся.

– Болтун. Наобещал с три короба... и был таков! – огорчилась я.

– Бедный, бедный капитан. Сам ушёл, а сердце здесь оставил, – пробурчал проводник.

– А вы откуда знаете? – встрепенулась я.

– Милая моя. Не один год на свете живу. Многое в жизни перевидал. Так что можешь мне поверить!

Галка, выслушав мою сверх эмоциональную исповедь, хмыкнула.

– Ты, Маринка, поостынь и успокойся. Не будь наивной дурочкой. Хватит с тебя романтики. Смотри на все проще. Главное, чтобы тебе ещё раз не было больно. Мы приехали отдыхать? Так давай отдыхать!

Прошло трое суток. Всё это время тайком от Галки я высматривала высокого мужчину в военной форме. Пошли четвёртые сутки. Утро выдалось прекрасное. Галка что-то весело напевала. А у меня настроение - ниже плинтуса. Впору завыть. Накануне вечером я закляла себя всеми известными мне клятвами, что больше не стану глазеть по сторонам, высматривая его среди отдыхающих.

Вдруг, шедшая рядом Галка, легонько толкнув меня в бок, прошептала:

– Маринка! Взгляни налево! Случайно не твой Володька материализовался.

– Володя! – закричала я, и мы бросились навстречу друг другу…

Володя прихватил с собой гитару. Мы гуляли по прекрасному парку, который поднимался вверх к самой вершине горы. Достигнув её - посмотрели вниз. А там, в свете уличных фонарей, вальсировали крупные снежинки. Устав от долгого кружения они плавно опускались на землю, устилая её белоснежным покрывалом.

Володя взял несколько пробных аккордов и негромко запел:

«Я в весеннем лесу пил берёзовый сок.

С ненаглядной певуньей в стогу ночевал…»

Была зима. Шёл снег. А в наших сердцах расцвела весна. Мы стояли, обнявшись, стараясь разглядеть наше так и не состоявшееся будущее. А как оно могло состояться? Да никак! Так как за зимой наступает весна, но не наоборот.

18 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Мне чувство в ушко нашептало: -"Перенеси меня на лист! Смотри, пока я не сбежало, Как давеча, когда мои Слова от глаз людских скрывала..." -"Твои слова иными стали? Со мною спорить не устали За право