Рашид Нагиев. ДОРОГА К МИРУ. повесть (отрывок)

7.

В семь часов утра следующего дня на окраину села Сарыярпаг прибыл бронетранспортёр азербайджанской армии с трёхцветным государственным знаменем на броне. Следом прибыла и припарковалась маленькая бежевая “Нива” с табличкой “PRESS.” Никто из приехавших не торопился покидать свой транспорт, так как армянские представители ещё не прибыли на встречу. На полностью заснеженное поле в звенящей тишине продолжали падать крупные хлопья снега. Деревья и кустарники, стоявшие по периметру огромного поля, были покрыты сплошным бархатистым инеем. За дальними деревьями начинались холмы и горы Малого Кавказа также одетые в белое. И только чёрные силуэты двух танков портили этот сказочный пейзаж, напоминая о продолжавшейся войне.

Наконец из-за деревьев выглянули два армянских бронетранспортёра. На переднем развивался флаг Армении. Боевые машины остановились в ста метрах от азербайджанской позиции. Все приехавшие с обеих сторон вышли на поле. Обменом руководил капитан Асад Исмаилов, адъютант комбата Омарова. Рядом с ним стояли пятеро солдат при полном вооружении, в касках и бронежилетах. Гарник продолжал оставаться внутри бронемашины. Телевизионщики снимали всё происходящее. Оператор Имран Салимов хотел попрощаться с Гарником и потому, настроив нужным образом видеокамеру, передал её своему напарнику. Чингиз умел обращаться со съёмочной техникой.

Армянские офицеры и солдаты также вышли на снег и ждали, когда связисты с обеих сторон настроят свои рации на нужную волну, чтобы приступить к переговорам и начать обмен. Наконец заговорила рация, висевшая на спине азербайджанского солдата:

- Салам алейкум, Асад. Как самочувствие? - произнёс чей-то голос на азербайджанском языке.

Капитан Исмаилов взял в руки микрофон и ответил тоже по-азербайджански:

- Всё хорошо, Хачик, спасибо. Как твои дела? Что нового?

Хачик продолжил уже по-русски:

- Вот привезли вашего солдата, рядового Аслана Мурадова. У него ранение в ногу. Мы немного подлечили его, но парень ещё не ходит. Принимайте носилки.

- Понятно. А мы вам передаём старшего лейтенанта Гарника Минасяна. Здоров как бык. По-моему, даже поправился, - пошутил капитан Исмаилов и приказал вывести пленного из боевой машины.

Гарник вышел на снег при полном своём параде, в погонах, в шапке и со всеми другими знаками отличия. только глаза его смотрели напряжённо и испугано. К нему сразу подошёл один из солдат и освободил его руки от наручников. С другой стороны четверо армянских солдат держали наготове носилки с раненным азербайджанским солдатом. Одна нога его была забинтована до колена. Чингиз снимал всё, не останавливая камеру. Какое-то странное напряжение висело в зимнем воздухе, хотя никаких причин для беспокойства не было. Всё шло по отработанной схеме.

Имран подошёл к Гарнику, тронул его за плечо и сказал:

- Ну что, друг, будем прощаться? - Гарник почему-то молчал, странно озираясь по сторонам. Чингиз тоже подошёл к нему с включённой камерой и спросил:

- Может, скажешь на прощание что-нибудь нам или своим или кому пожелаешь.

- Я хочу домой, хочу к родителям, - сказал Гарник в камеру и отвернулся. Имран подумал, что, возможно, это самые важные и нужные слова, после которых и начинается дорога к миру.

Гарник вновь повернулся к Имрану и тихо произнёс:

- Мне страшно.

- Прекрати, Гарник, возьми себя в руки. Ты сегодня же будешь у родителей. Вон там твои друзья, они помогут тебе вернуться домой.

- Тогда проводи меня к ним.

- Мне туда нельзя, - ответил Имран.

- Значит меня привезли, чтобы расстрелять около танков..

- Прекрати молоть чепуху, - рассердился Имран.

- Тогда проведи меня мимо танков, а дальше я сам пойду. - В рации снова зазвучал голос Хачика:

- Если у вас всё готово, то через пять минут начинаем встречное движение.

- Послушай, Хачик, - заговорил в микрофон капитан Исмаилов, - здесь твой офицер просит, чтобы друг провёл его мимо танков. Видимо, у него психологический шок. Ты согласен с таким вариантом?

- Что за бред. Вы, наверно, пытали его.

- Никто пальцем не тронул.

- Ладно, проведите его мимо этих танков, дальше пусть сам идёт. И без фокусов.

Имран не был специалистом-психологом. Он только предполагал, что всё хорошее и всё плохое возвращается к человеку. И сейчас вчерашнее нападение на село вернулось к Гарнику паническим страхом. Сгоревшие танки лишь запустили этот сложный механизм в душе. Не разрушай дом соседа своего, чтобы не беспокоиться потом за будущее своего дома. Простая и понятная истина и такая невыполнимая на протяжении веков.

Ровно через пять минут Имран взял Гарника за руку, и они пошли вперёд, туда, где на ветру развивался армянский триколор. Им навстречу вышла группа солдат с раненным азербайджанцем на носилках. Где-то на середине пути носилки передали азербайджанским солдатам. А Гарник и Имран прошли ещё немного вперёд, мимо злополучных танков и остановились посреди огромного поля – двое друзей, армянин и азербайджанец, два силуэта на белом снегу. Справа начиналось село Сарыярпаг, слева снежные просторы Малого Кавказа. В наступившей вдруг тишине с неба вновь повалили крупные хлопья снега, будто сама природа одобряла происходящее.

- Ну всё, Гарник, дальше иди сам, здесь уже недалеко.

- Спасибо тебе, Имран, и прости, что я пришёл сюда с оружием. Поверь, я больше не вернусь.

- Хорошо, Гарник, иди с миром. Я лишь хочу сказать, что ты талантливый художник, а здесь невероятно красиво. Возвращайся сюда, но только с акварельными красками и кистью, а танки и пулемёты в итоге не помогут, если правда не с тобой и не на твоей стороне. Не теряй времени на пустое и передай родителям мой привет.

- А ты пообещай, что пока не закончится весь этот кошмар, ты не будешь носить свою чёрную куртку с красным воротником. Уж очень она выделяется на белом снегу. Не дай Бог, кто-то захочет выстрелить, а меня здесь уже не будет.

- Обещаю тебе, Гарник, поменять её на другую.

Мужчины крепко обнялись. Армяне и азербайджанцы молча смотрели на них со своих позиций и терпеливо ждали.

- Чуть не забыл сказать о главном, - улыбнулся Имран. - Самая вкусная долма на свете – это мамина долма.

- Согласен, - ответил Гарник. Он впервые улыбнулся за всё это время и зашагал к своим, не оглядываясь. Имран ещё минуту посмотрел ему в след, потом повернулся и не спеша пошёл в сторону родного флага с Полумесяцем и Звездой. А снег всё валил и валил не переставая.



Просмотров: 28Комментариев: 1

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia