ПРОЗРЕЕТ ЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО?

Эта статья 2006 года, но, как мне кажется, её содержание актуально и сейчас.


На землю прибывают астронавты и обнаруживают, что жизнь на земле исчезла. Установив, что жизнь на земле прекратилась в результате урановых взрывов, астронавты приходят в полное недоумение: «Поскольку обитатели земли – те, кто построил такие города, - были, очевидно, разумными существами, трудно поверить, будто они тратили столько сил на обработку урана лишь для того, чтобы уничтожить самих себя». Далее астронавты, исследуя помещения огромного здания (в частности, маленькие кабинки с таинственными буквами «М» и «Ж»), которое, по их мнению, могло быть центральным вокзалом, анализируют возможные причины безумного поведения землян, приведших их к гибели. Пока эта жутковатая картинка только фантастика, но вполне научная. Рассказ "К вопросу о "Центральном вокзале" опубликован в сборнике научной фантастики "Пиршество демонов". Его автор Лео Сцилард

Лео Сцилард - друг Эйнштейна, в соавторстве с которым он получил несколько патентов на различные изобретения. Тот самый Сцилард, который в 1933 году запатентовал цепную ядерную реакцию. Один из тех, кто в 1939 доказал ее существование экспериментально и вместе с Энрико Ферми впервые осуществил управляемую цепную ядерную реакцию в урановом котле в 1942. И более того, именно Сцилард инициировал знаменитое письмо Эйнштейна к президенту Рузвельту, в котором великий ученый обращал внимание президента США на угрозу создания в Германии атомной бомбы. Собственно после обращения Эйнштейна в США были начаты работы по созданию атомной бомбы.

Так получилось, что ученый, которому принадлежит исключительная роль в инициировании работ по созданию атомной бомбы, первым же стал задумываться над последствиями ее появления. В начале 1944 года, когда в Лос-Аламосе полным ходом шли работы по созданию бомбы, Сцилард обращается к руководителям атомного проекта с предложениями об установлении международного контроля над атомной энергией для послевоенного мира. Тогда же он высказывает утопическую идею о создании мирового правительства, поскольку только такое правительство, по его мнению, может осуществить контроль над нераспространением атомного оружия. Удивительно, насколько практично защищал патентами Сцилард свои научные открытия и насколько он был идеалистом в сфере политики и общественных отношений.

Отважно бросается Сцилард на борьбу с ветряными мельницами. Он составляет меморандум президенту Рузвельту меморандум, в котором предупреждает его о том, что русские могут уже через шесть лет иметь атомные бомбы небольших размеров (кстати, наиболее реалистический прогноз из всех сделанных западными экспертами), что превентивный удар может привести к трагическим последствиям для Соединенных штатов. Единственный путь предотвратить грозящую опасность состоит, как считает Сцилард, в создании системы коллективной безопасности, в которую входили бы и Великобритания и Советский Союз. В противном случае неизбежно начнется опасная и бесконтрольная гонка атомных вооружений. Сцилард не надеется, что Рузвельт обратит внимание на его меморандум, поэтому он снова обращается за поддержкой к Эйнштейну. Он подготавливает сопроводительное письмо от имени Эйнштейна и 25 мая 1945 года Эйнштейн подписывает письмо. Однако оно не успевает дойти до Рузвельта, 12 апреля Рузвельт умирает. Сцилард пытается встретиться с новым президентом Гарри Трумэном, но безуспешно. Создание атомной бомбы к этому времени было уже практически завершено, и Трумэн должен был решить вопрос о ее применении. Для принятия решения президент создает Временный комитет под председательством военного министра Генри Стимсона. Ученые из Чикагской Металлургической лаборатории, которая входила в Манхэттенский атомный проект, подготавливают доклад, вошедший в историю атомного проекта, под названием доклада Франка. Нобелевский лауреат Джеймс Франк возглавлял комитет по социальным и политическим последствиям применения атомной бомбы. Сциларду принадлежала наиболее активная роль в подготовке доклада Франка. В докладе содержалось предостережение против применения бомбы против Японии, вместо этого ученые предлагали продемонстрировать силу атомного взрыва в каком-нибудь необитаемом месте. Доклад был отклонен Временным комитетом 21 июня 1945 года. В сентябре, уже после атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, в Чикагском университете по инициативе Сциларда проходит конференция ученых по контролю над атомной энергией. Сцилард выступает на конференции в качестве основного докладчика. Он заявляет, что у русских атомная бомба может появиться уже через два с половиной года и призывает к установлению международного контроля над производством атомного оружия. Он призывает также к диалогу с Россией, считая, что мир без атомного оружия будет и в интересах России. На конференции он снова поднимает вопрос о создании мирового правительства. Мир, по его мнению, может быть сохранен только таким путем. Интересно сравнить отношение к проблеме атомного оружия идеалиста в области общественных отношений ученого Лео Сциларда с позицией прагматика политика и государственного деятеля Уинстона Черчилля. Черчилль в знаменитой «Фултонской речи», произнесенной 5 марта 1946 года в Фултоне (США), изложил свой взгляд на проблемы войны и мира. Предотвращение новой войны, по мнению Черчилля, возможно только в результате братского союза англоязычных стран и объединения усилий этих стран в области развития военных технологий. Черчилль также выражает уверенность в том, что США, Англия и Канада, владеющие в то время секретом атомной бомбы, сумеют надолго сохранить преимущество в военной области, которое дает им владение атомным оружием. Он предполагает, что это преимущество «предотвратит опасность применения кем бы то ни было и когда бы то ни было этого смертоносного оружия». Сцилард в отличие от Черчилля, следуя логике развития исследований в области атомной физики и представляя себе уровень советских ученых, уверен в том, что Америке не удастся сохранить монополию на владение атомной бомбой. В конце 1945 года он неоднократно публично заявляет о необходимости заключения международного соглашения о запрещении атомных бомб. Тогда же Сцилард предпринимает первую попытку созвать совещание американских и советских ученых по разработке методов контроля над атомными вооружениями. Сцилард свято верит в то, что международное сотрудничество ученых может способствовать прекращению испытаний и даже запрещению атомного оружия. Он принимает участие в подготовке и проведении первой Пагуошской конференции в 1957 году, на которой американские и советские ученые обсуждали проблему безъядерного мира. Сцилард наивно полагает, что мнение советских ученых имеет какую-то ценность для советского правительства. В 1960 году Сциларду предоставляется возможность встретиться с руководителем СССР Никитой Хрущевым и изложить перед ним свое видение международного контроля над атомным оружием. Хрущев приехал в Нью-Йорк на XV сессию Генеральной Ассамблеи ООН в воинственном настроении после того как над территорией СССР был сбит американский самолет-разведчик. Во время заседания он стучал башмаком по столу, выражая свой протест против политики США. По-видимому, и Хрущев, и американские лидеры были согласны с необходимостью установления контроля над ядерными вооружениями, но, не доверяя друг другу, не могли придти к какому-либо соглашению. В Советском Союзе Сцилард был известен по его участию в Пагуошском движении, поэтому, когда Хрущеву на одном из приемов в его честь, представили Сциларда, он согласился встретиться с ним и обсудить проблемы международного контроля. Встреча межу ними состоялась 5 октября 1960 года и продолжалась два часа вместо запланированных пятнадцати минут. Сцилард высказал Хрущеву идею о создании международной контрольной комиссии, которой бы граждане США и СССР могли сообщать о тайных нарушениях договора по атомным вооружениям, происходящих на их территории. Кроме того, Сцилард поднял вопрос об установлении во избежание роковых случайностей прямой телефонной связи между руководителями двух стран. Сцилард с удивлением вспоминал потом, что Хрущев согласился со многими его предложениями. А через год разразился Караибский кризис, который чуть было не привел к ядерной войне. Кто знает, может быть под влиянием разговора со Сцилардом, который старался популярно объяснить Хрущеву, что в атомной войне невозможно победить, что такая война приведет к гибели человечества, Хрущев согласился убрать с Кубы ракеты. Прямая телефонная связь между руководителями обеих стран была установлена в 1963 году.

Всеми способами пытается Сцилард предупредить человечество о грозящей ему катастрофе в случае развязывания атомной войны. Не ограничиваясь призывами к государственным деятелям и ученым, он пишет научно-фантастические новеллы, обращенные к широкому читателю и одна из них – «К вопросу о центральном вокзале» отрывок из которой был приведен в начале статьи.

Андрей Дмитриевич Сахаров в своих воспоминаниях отмечает, что идеи открытого общества, конвергенции и мирового правительства, которые высказывали Эйнштейн, Бор, Рассел, Сцилард, оказали на него глубокое влияние.

Нильс Бор выразил мысль о создании открытого мира в 1950 году в открытом письме к Объединенным нациям. Бор считал, что при всей своей утопичности идея открытого мира должна быть рано или поздно реализована, поскольку у человечества нет другого пути сохранения его цивилизации. Достигнет ли когда-нибудь наша цивилизация такого уровня развития, что сможет использовать научные открытия ею порожденные себе во благо, а не во вред - этот вопрос остается открытым и по сей день.

Энрико Ферми, один из основных создателей атомной бомбы, хорошо понимавший масштаб смертоносной энергии, оказавшейся в руках военных, был реалистом и не очень верил в способность людей разных верований и разного уровня развития договариваться между собой. Лаура Ферми: "Все ученые Лос-Аламоса испытали чувство вины, одни сильнее, другие слабее, но это чувство было у всех", ей приходится объяснять позицию мужа, не пожелавшего вступить в "Общество ученых Лос-Аламоса". Программа этого общества предусматривала создание органа международного надзора над атомными исследованиями и атомной промышленностью. Ферми считал, что эффективная работа такого органа невозможна без создания единого мирового правительства. "Энрико не считал, что в 1945 году человечество уже стало достаточно зрелым для того, чтобы создать единое мировое государство" – констатирует Лаура.

Прошло 60 лет! Созрело ли человечество?

Для того чтобы ответить на этот вопрос необходимо руководствоваться какими-то критериями. Существуют ли общечеловеческие критерии нравственности? "…Заповедь НЕ УБИЙ, которая в силу ее исключительной важности для любой человеческой общности, легла в основу человеческой морали и существует в том или ином виде у всех народов, присутствует во всех мировых религиях" – констатирует академик Никита Николаевич Моисеев.

СМИ сообщали, что в США в здании Конгресса решили убрать доску с десятью заповедями, так как они могут покоробить религиозные чувства представителей других вероисповеданий. Общечеловеческие критерии не выработаны! Жизнь наша настолько хрупка и коротка, что главным преступлением должно быть признано посягательство на нее. Мысль тривиальная. Но, тем не менее, почему-то телевидение постоянно демонстрирует триллеры, воспевающие культ убийства. Реальная цена жизни в странах Запада не так уж высока, за не очень большую сумму в долларах можно "заказать" человека. С экранов телевизора не сходят чернокожие африканские дети на грани голодной смерти. Постоянные локальные войны и террористические акты уносят сотни и тысячи человеческих жизней.

Автор модных бестселлеров Дэн Браун устами одного из своих героев провозглашает горькие истины: "В научных учебниках сказано о том, как получить ядерную реакцию, но там нет главы, где бы ставился вопрос, является ли эта реакция добром или злом…. Для того чтобы пройти путь от колеса до автомобиля, человечеству понадобилась не одна тысяча лет. А от автомобиля до космических полетов – всего лишь несколько десятилетий. Теперь же темпы научного прогресса измеряются неделями. События выходят из-под контроля".

Можно ли согласится с мнением Александра Евгеньевича Бовина о правильном направлении вектора развития человечества? На мой вопрос, "Вы считаете, что человечество стало более нравственным за последние сотни лет?" "гуру" (мне запомнился заголовок статьи Александра Пумпянского, посвященной 75-летию Александра Евгеньевича, - "Гурман и гуру") советской и российской политики ответил: "Надо изучать историю. Многое из того, что считалось раньше в порядке вещей, теперь цивилизованным обществом не принимается. Общество в целом стало более демократичным. Раньше существовала инквизиция. К колдунам и колдуньям относились, мягко говоря, нетерпимо, а сейчас они даже в почете, вон в русскоязычных газетах сколько объявлений, призывающих пользоваться услугами колдунов. Возьмем, к примеру, Тору, несмотря на запрет «не убий», в ней содержится около ста случаев убийств и при этом на законных основаниях. А у нас же теперь серьезно обсуждается вопрос об отмене смертной казни. Конечно, много и сейчас творится безнравственного в мире. Но общий вектор развития мне, кажется, направлен в правильную сторону" (из неопубликованного интервью автора с первым послом Российской Федерации в Израиле).

Вот что пишет по этому поводу академик Моисеев:

"Мне хочется назвать XX век не веком катастрофы, как иногда его называют, а веком предупреждения. События нынешнего века позволили нам заглянуть за горизонт - мы увидели лицо реальности, которая нас может ожидать - ожидать нас всех, все человечество. Пережитые годы и события нас действительно предупреждают. Но одновременно и дают нам шанс, ибо мы поняли - еще многое сделать не поздно. Но для этого нужны Коллективные Решения и Коллективная Воля!" Он тоже оптимист, знаменитый ученый, специалист по математическому моделированию и эколог Никита Николаевич Моисеев. По инициативе и под руководством Моисеева в ВЦ РАН были проведены расчеты последствий ядерной войны. В результате этих расчетов родилось понятие "ядерная зима". "Ядерная зима" - резкое, сильное (от 150 до 400 С в разных регионах) и длительное охлаждение воздуха над континентами станет главным климатическим эффектом ядерной войны Особенно тяжелыми последствия оказались бы летом, когда над сушей в Северном полушарии температура упадет ниже точки замерзания воды. Все живое, что не сгорит в пожарах, вымерзнет. "Критическая точка", после которой начинаются необратимые катастрофические изменения биосферы и климата Земли, "ядерный порог", очень невысок - порядка 100 Мт. В 1985 г. Научный комитет по изучению проблем защиты окружающей среды (СКОПЕ) выпустил подготовленное коллективом авторов из ряда стран двухтомное издание, посвященное оценкам климатических и экологических последствий ядерной войны. "Расчеты показывают, - говорилось в нем, - что пыль и дым распространятся на тропики и большую часть Южного полушария. Таким образом, даже невоюющие страны, включая находящиеся вдалеке от района конфликта, будут испытывать его губительное воздействие. Индия, Бразилия, Нигерия или Индонезия могут быть разрушены в результате ядерной войны, несмотря на то, что на их территории не разорвется ни одна боеголовка... "Ядерная зима" означает существенное усиление масштабов страданий для человечества, включая нации и регионы, не вовлеченные непосредственно в ядерную войну... Ядерная война вызовет разрушение жизни на Земле, катастрофу, беспрецедентную в человеческой истории, и явится угрозой самому существованию человечества".

На пороге следующего тысячелетия, за год до того как Никита Николаевич ушел из жизни, это произошло в апреле 2000 года, он опубликовал послание будущим поколениям "Быть или не быть… человечеству?"

Патриот России, высоко оценивающий роль России на мировой арене, тем не менее, он провозглашает: "при всем многоцветии палитры культур, необходимого для обеспечения будущего Человеку, утвердится единство без национальных границ, национальных правительств и конфронтации". Он так же, как Бор и Сцилард уверен, что для того чтобы человечество могло выжить мир должен быть без национальных границ и правительств.

Моисеев уверен, что человечество не пойдет на явное самоубийство и не позволит вовлечь себя в мировую войну с применением ядерного оружия. У меня нет такой веры в коллективный разум человечества. У многих стран существуют военные планы, основанные на применении атомного оружия, предположим даже, что применения ограниченного. Но ведь лиха беда начало. Кто определит границу дозволенного?

Снова приходится возвращаться к мысли о создании единого правительства Земли, которое взяло бы на себя функцию – обеспечения сохранения рода человеческого. Сохранение рода человеческого, по мнению Моисеева, должна быть общей целью всех цивилизаций, населяющих Землю. "Я понимаю, – пишет Моисеев – что эта цель может кому-то показаться утопичной. И, действительно, она будет считаться таковой до тех пор, пока есть какие-либо шансы жить по традиционным канонам. Но, не приняв этой утопии и не попытавшись ее реализовать, мы однажды примем иную реальность, которая будет КОНЦОМ ИСТОРИИ. Выбор может быть сделан из этих альтернатив. Третьего не дано".

Свое послание будущим поколениям оставил и другой замечательный ученый, бельгийский физхимик Илья Рувимович Пригожин. В 1977 году он был удостоен Нобелевской премии по химии за работы в области неравновесной термодинамики. Пригожин, также как и Моисеев, родился в 1917 году в Москве, но пережил Моисеева на два года и умер в 2003 году в Брюсселе. Свое послание он озаглавил "Кость еще не брошена"

Пригожин проводит аналогию между общественными катаклизмами и "бифуркациями", которые изучаются в неравновесной химии и физике. Эти бифуркации появляются в особых точках, где траектория, по которой движется система, разделяется на "ветви". Все ветви равно возможны, но только одна из них будет осуществлена. Обычно наблюдается не единственная бифуркация, а целая последовательность бифуркаций. Под воздействием малой флуктуации система может оказаться на том или ином пути развития. Если принять эту аналогию, то легко встать на точку зрения Пригожина - миром не управляет "Определенность". Флуктуации определяют развитие общества. "Конец Определенности" названа последняя книга Пригожина. "Мир есть конструкция, в построении которой мы все можем принимать участие. Именно от будущих поколений зависит инициирование флуктуаций, которые придадут такое направление течению событий, которое соответствует наступлению эпохи информационного общества. Человек, каким он является сегодня, со всеми его проблемами, радостями и печалями, в состоянии понять это и сохранить себя в следующих поколениях. Задача в том, чтобы найти узкий путь между глобализацией и сохранением культурного плюрализма, между насилием и политическими методами решения проблем, между культурой войны и культурой разума. Это ложится на нас как тяжелое бремя ответственности. Однако я остаюсь оптимистом. Я верю в возникновение необходимых флуктуаций, посредством которых те опасности, которые мы ощущаем сегодня, могли бы быть успешно преодолены. На этой оптимистичной ноте я хочу закончить мое послание".

На этой ноте и я мог бы закончить статью, но мне хочется проиллюстрировать идею Пригожина на одном частном примере и еще раз вернуться к ученому, не раз упоминавшемуся, и чьи заслуги не еще оценены не достаточно адекватно. Я имею в виду Лео Сциларда. Флуктуации, вызванные деятельностью этого человека, определенным образом повлияли на мировые события. В результате его инициативы в США начались работы по созданию атомной бомбы. По-видимому, в то время такая инициатива была оправдана, все усилия тогда были направлены на борьбу с фашизмом и у ученого были опасения, что Германия близка к созданию атомного оружия. Позже Сцилард добивается того, чтобы его послание с предупреждением об опасности, грозящей человечеству в результате использования бомбы, послание в котором он пытается объяснить значения использования против людей нового вида колоссальной энергии, дошло до президента. Не его вина, что ученые не могут достучаться до политиков высокого ранга. Это было не под силу даже такому исполину как Нильс Бор. Вся последующая жизнь Сциларда посвящена наведению мостов между учеными и политиками, между политиками, принадлежащим к разным лагерям. Всеми способами пытается Сцилард предупредить человечество о грозящей ему катастрофе в случае развязывания атомной войны. Не ограничиваясь призывами к государственным деятелям и ученым, он пишет научно-фантастические новеллы, обращенные к широкому читателю. Нет, и не может быть логического объяснения любому использованию ядерного оружия, считает Сциллард. И ответственность за то, чтобы этого не случилось, он возлагает на каждого из нас.

К сожалению, до тех пор, пока существуют отдельные национальные государства с их взаимоисключаемыми экономическими, политическими и религиозными интересами не могут существовать независимые органы мирового управления. Организация объединенных наций пока еще не способна играть роль межнационального правительства Земли, о котором мечтали Эйнштейн, Бор, Сцилард, Рассел. Нынешнее мировое сообщество напоминает мне большую коммунальную квартиру - жизненную школу бывших граждан страны Советов моего поколения. Порядок и относительный мир в этих коммунальных квартирах существовал только в случае, если один из соседей брал на себя роль цербера, которому по каким-то причинам подчинялись остальные обитатели коммуналки, и только в очень редких случаях мирное сосуществование обеспечивалось любовью к ближнему.

Просмотров: 0

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia