• algasv

ПОСЛЕДНИЙ ДОЛГ

- Своих не признаёшь? - гневился хозяин, с грохотом открывая в темноте обитую железом дверь. Пёс обескуражено оборвал лай и виновато скулил. Оплошал. Оставив поклажу, хозяин также с грохотом закрыл подсобку и, пересекая двор, направился в дом. - Чего ты там расшумелся? - спросила жена, встречая хмурого супруга. - Совсем стар стал наш сторож. И слеп, и нюх потерял. Никуда не годится, - коротко кивнув вместо приветствия, ответил тот. Разувшись у входа, и повесив куртку, он не спеша, тяжелым шагом прошел мыть руки. Когда вернулся на столе уже его ждала тарелка наваристого борща и горка нарезанного хлеба. Хозяин молча придвинул стул и взял ложку. Склонив над столом плечи, он также молча ел, изредка косясь на жену. Та, подав ему второе и собирая остатки еды, разминала в миске сухие куски хлеба, плеснув на них жижку из кастрюли. - Для кого так стараешься? - криво усмехнулся он. Вопрос был риторический. - Да кому ж, - как ни в чем не бывало, отвечала жена, округлыми движениями продолжая свои действа. - Зубы его уже плохие. - Помолчав, согласилась: - Да, надо бы нового сторожа сюда. Вон сосед предлагает молодого кобелька. Только этого куда деть? Загрызутся! - Поросёнку бы - и то больше пользы! - угрюмо буркнул тот, принимаясь за второе. - И это живая душа. Он свое заслужил. Но хозяин не слушал её, уйдя в себя за пустым уже столом, сложив на животе руки. - Всё! - как подытожил он наконец, хлопнул ладонью по столешнице и шумно встал. Жена удивленно оглянулась и не дождавшись разъяснений, молча пожала плечами. Управившись с делами, она погасила свет и тоже отправилась следом. Было ещё совсем темно, когда, скрипнув пружинами, хозяин поднялся с кровати. Не зажигая свет, он не слышно оделся и тихо ступая, прошел в коридор. Снял в потёмках с вешалки куртку и твёрдым шагом вышел за дверь. Пронзительный осенний холодок полоснул лицо. Пес, зазвенев цепью, вылез из будки и, приветственно повизгивая, завилял хвостом. Хозяин молча прошел мимо и, стараясь не греметь засовами, деловито скрылся внутри подсобки. Вышел уже в резиновых сапогах, в не продуваемом бушлате, придерживая на плече весла. Приставив их к забору, он открыл ворота и выкатил мотоцикл с коляской. Уже голосили третьи петухи, но до рассвета было ещё далеко. На беззвёздном небе над низкими облаками уныло зависла бледнолицая луна, излучая тревожный свет. Промозглый ветер въедливо пробирался за шиворот. "Ну и хорошо", - подумал хозяин, накидывая капюшон и плотно застегивая ворот, - "Быстрей всё закончится!" Приладив к мотоциклу весла, снова вернулся во двор. При его приближении пёс метнулся в будку, но тот успел ухватить его и прижать коленом. Пес дрожал и жалобно скулил. - Ну чего, чего заметушился? - голос хозяина стал вкрадчив, - Забыл уже, как за рыбой ходили? Он похлопал его по загривку, и освободил от цепи. Подумав, снял и ошейник. Пес лизнул его руку. "Совсем седая!", увидев перед собой его морду, подумал хозяин, чувствуя, как горячая волна приливает к горлу. Но быстро подавив сантименты, присвистнул вставая. - За мной! Пес нерешительно замер, но, привыкший к подчинению, пошёл вперёд. Хозяин закрыл ворота и завёл мотоцикл, а пес, как бывало раньше, прыгнул в коляску, укрывшись под брезентом. Путь к реке был не долог и вскоре хозяин заглушил мотор и, подняв отвороты сапог, захлюпал по низкой воде, раздвигая веслами заросли рогоза. Нашел свою плоскодонку и, забравшись в неё, вставил весла в уключины. Пса уговаривать не пришлось. С неожиданной сноровкой он вскочил в лодку и упершись широко расставленными лапами, привычно устроился на корме перед хозяином. Тот отцепил лодку и, застыв лицом, направил её на середину реки. Небо начинало светлеть и он озабочено поглядел в сторону посёлка. Уже чётко вырисовались деревья и крыши строений, но берег ещё оставался пустынным. - Что-то я завозился, - подумал он с раздражением, налегая на вёсла. - Вперед! - отплыв на почтительное расстояние, скомандовал он собаке. Пес, недоуменно глянув на хозяина, пригнул шею. - Вперед! Кому сказал? - понизил тот голос. - Пес жалобно скуля, вжался в сидение. Мужик замахнулся веслом, но тот успел соскочить и забился в глубину на мокром днище. В азарте преследования, мужик привстал, выволок упирающегося пса, приподнял и вытолкнул за борт. Осел назад и, избегая смотреть на опустевшее перед собой место, стал поспешно разворачиваться к берегу. От воды веяло жутью, но какая-то дьявольская сила притягивала его шарящий взгляд, который выхватил вдруг из темноты большую ушастую голову с выпученными от напряжения глазами. Превозмогая течение и отчаянно гребя лапами, пёс плыл почти вровень с лодкой. Глаза мужика побелели. С оскаленным от ужаса ртом, он привстал с вырванным из уключины веслом, чтобы ткнуть им в наваждение. Лодка резко качнулась и он, теряя равновесие, плюхнулся вместе с этим веслом в воду. Тут же холодная цепкая пучина потянула его вниз. Мертвящий холод пронзил всё нутро. Со сноровкой бывалого пловца, он вынырнул на поверхность, не выпуская из рук весло. Отфыркиваясь, покрутил головой в поисках лодки, но его ожидало разочарование: она удалялась в противоположную сторону и расстояние между ними быстро увеличивалось. Тело стало быстро цепенеть, а бушлат каменным мешком сковывал движения. Попытка сбросить, ставшие пудовыми, сапоги только отняла силы. От весла было мало толку. Он отчаянно поднял подбородок, чтобы не хлебнуть жестокой воды. Заря окрашивала небо нежно-розовым светом. Нежно-розово отсвечивала у самых глаз вода. Мужик, не верящий ни в Бога, ни в черта, покаянно молился, прося пощады у Спасителя и взывая к помощи всех ангелов. И один снизошел. Кто-то скользнув под ним и, поддержав голову, дал возможность глотнуть спасительный воздух. В следующий миг он увидел рядом с собой свою собаку. Ухватив хозяина за рукав, и отчаянно работая лапами, пес натужно тащил его к берегу, отдавая свой последний долг.



12 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Сегодня, на исходе дня, взошла луна, И озарила цветом грусти всю округу. Мир затаился, неизвестностью напуган, И было слышно, как струилась тишина. Вдруг ниоткуда яркой молнии зигзаг, Перечеркнул всю

Природа всегда обновляется, И все же, с течением лет Цветы по весне повторяются, А чувства ушедшие – нет...

Посреди небытья За воротами Рая, Здесь еще не своя, Там - навеки чужая! Где-то там далеко, На земле православной Богом быть нелегко, Человеком - подавно. Нет дороги назад, Но не время сдаваться! Есл