"Пока будут силы – буду играть"

Обновлено: 13 нояб. 2021 г.


"Выдающийся исполнитель, один из лучших инструменталистов Европы", - сказал о нем

профессор Варшавской консерватории Юлий Петрахович.


Михаил Дубирный – тромбонист, педагог, концертный исполнитель, лауреат Всесоюзного конкурса исполнителей на оркестровых инструментах.


В декабре Михаилу Борисовичу исполняется 87 лет, но он по-прежнему в хорошей форме, занимается каждый день. Играет в оркестре и в ансамблях. "Пока будут силы – буду играть", - говорит Маэстро.

Мой друг и коллега из Америки Алекс Харитонов неожиданно напомнил мне об одном интересном событии давно минувших лет: он прислал мне запись вильнюсского военного оркестра под управлением засл. арт. Литвы Иосифа Моисеевича Манжуха, в котором я служил воспитанником.

Я помню тот день: мы записали тогда произведения литовских композиторов Б. Горбульскиса и С. Вайнюнаса, а также тромбоновый концерт Н. Римского-Корсакова. Солировал Михаил Дубирный.

Наш дирижёр и мы, артисты оркестра, очень гордились тем, что играли с таким известным музыкантом. Тогда звание лауреата Всесоюзного конкурса ценилось очень высоко. Жаль, что с годами оно упало в значимости, нивелировалось…

Насколько я знаю, с Вильнюсом связаны и другие моменты творческой биографии Михаила Борисовича Дубирного 1960-х годов – в частности, запись «Темы с вариациями» для фагота Б. Дварионаса (переложение для тромбона) с государственным духовым оркестром Литвы «Тримитас» (дирижер Р. Бальчунас), исполнение концерта для тромбона и симфонического оркестра А. Нестерова с оркестром Литовской филармонии под управлением тогда молодого литовского дирижера Юозаса Домаркаса.


На фотографии: слева М. Дубирный, справа дирижер Ю. Домаркас






Профессиональная биография Михаила Дубирного была насыщенной и разнообразной. Он много ездил по СССР с сольными концертами, преподавал в Новосибирской консерватории и в институте искусств во Владивостоке, записывался на фирме «Мелодия» (в вильнюсском и ленинградском отделениях)… Но обо всем по порядку.


Я взял у Михаила Борисовича небольшое интервью


- Расскажите, пожалуйста, о ваших первых шагах в музыке, о первых преподавателях…


- В музыкальном училище я не учился - я окончил военную школу музыкантских воспитанников в Одессе. Учителем по баритону у меня был Л.Г. Вайман. Отношусь к нему с большой теплотой - он привил мне любовь к музыке и воспитал во мне трудолюбие. Служил в Одесском высшем военно-зенитном училище, где дирижером оркестра был подполковник И. А. Беседин, очень хороший дирижер и добрый человек. У него я многому научился. Иногда он давал мне дирижировать оркестром, увлек меня этим. Именно он рекомендовал мне поехать в Москву, в институт военных дирижеров, куда я и поступил в 1954 году.









От автора


- Тут я не могу не вставить ремарку. В этом же училище служил и я, только в мое время оно называлось «Одесское высшее командно-инженерное училище ПВО».

Беседин не раз был на концертах нашего оркестра, которым руководил Алесандр Яковлевич Салик. В последние годы своей жизни передал в подарок оркестру всю личную нотную библотеку, которую собирал многие годы. На этом совпадения в наших судьбах не заканчиваются…

Беседин был также дирижером и моего отца в Житомирском пехотном училище, а перед этим он его, тринадцатилетнего, «вырвал» из детского дома. Дело было перед войной, в 1939 году. Позже вместе они дошли до Сталинграда. Там их пути разошлись. Отец вернулся в Житомир, а его начальник был переведен в Одессу. Долгие годы они переписывались. И несколько раз мы с отцом приезжали к нему в гости.


Михаил Борисович продолжает:


- Начальником школы был полковник И.И. Полумбо. За полгода до окончания школы наш детский духовой оркестр должен был посетить известный советский композитор А.И. Хачатурян, и мы должны были играть его произведения - в том числе "Танец с саблями" из балета "Гаянэ". В это время тромбонистов в школе не было, и начальник приказал моему педагогу Льву Григорьевичу Вайману срочно научить меня играть на тромбоне глиссандо. Мне это очень понравилось. Через полгода в «Танце с саблями» я уже успешно играл это глиссандо.


Справка

В школах музыкантских воспитанников готовили военных музыкантов. В то же время, там были все положенные средней школе общеобразовательные предметы. Школы находились под особым вниманием маршала Г.К. Жукова, так как именно он предложил Сталину идею основать эти учебные заведения, а попросту - хоть немногих детей спасти от голода и вырвать из паутины беспризорности…

С его легкой руки по всей стране было создано 13 таких школ.

Жуков бывал в некоторых школах, интересовался бытом воспитанников.


От автора


Друг Михаила по школе, а затем и по институту военных дирижёров Гарри Видомский как-то рассказывал мне:

«Вот какой однажды был случай. На последней репетиции перед парадом к нашей коробке подошел Г.К. Жуков - а мы открывали парад - и посмотрев, во что мы одеты, очень разгневался: «Что это за войско? Начальника гарнизона ко мне, немедленно!» Одеты мы были ужасно, даже не у всех были сапоги – некоторые маршировали в обмотках.

«Начальник гарнизона, где румыны?» - продолжает уже кричать Жуков (имея в виду пленных).

«По дороге в Дальник, товарищ командующий», - отрапортовал начальник гарнизона (Дальник – район Одессы). «Догнать, раздеть, и перешить для моих суворовцев!».

Уже вечером тридцать портных начали работать и работали всю ночь до утра в нашем дворе. Утром все было готово, мы выглядели отлично. Объезжая войска на параде, маршал подъехал к нам и, кажется, остался доволен! На этот раз в красивой форме, с лампасами, гордо чеканя шаг, под дробь барабанов и торжественные звуки труб мы открывали парад!»




На фото: воспитанник Миша Дубирный


- Хорошо помню своих друзей по школе, - продолжил свои воспоминания Михаил Борисович, - замечательных преподавателей, обучавших нас музыкальному искусству, строевой подготовке, уставам и другим премудростям, необходимым будущим военным музыкантам. Среди преподавателей были и женщины, окружавшие нас материнской заботой, любовью, согревавшие теплом своих сердец. Многим из нас одесская военно-музыкальная школа спасла жизнь, оберегла от страшных последствий войны.

Позже жизнь разбросала в разные стороны тех, кто вместе со мной постигал азы нотной грамоты и воинской дисциплины…

А еще помнятся встречи со многими выдающимися людьми, которые организовывало наше начальство. У нас в гостях бывали герои Советского Союза, был Королёв – чемпион мира по боксу, Александр Свешников - знаменитый хормейстер, приезжали прославленные музыканты И.О. Дунаевский, А.И. Хачатурян, Д.Д. Шостакович, М.Л. Ростропович, Р.М. Глиэр.


- Не могу не спросить о вашей семье, ваших родителях?


- Родители отца к музыке отношения не имели. Отец был конюхом, отвоевал 4 войны и, контуженый и раненый, приехал в Кишинёв. В 1942 году умерла моя мама, и меня забрали в детский дом. Затем меня отобрали в военный оркестр заниматься на трубе, но постановка амбушюра оказалась неудачной, и меня перевели Одесскую школу музыкантских воспитанников, но уже на баритон.


- В какой-то момент из института военных дирижеров вы перевелись в Кишинёвскую консерваторию - и что затем?


- Учебу в консерватории я совмещал с работой в оркестре театра оперы и балета. Были на этом пути и казусы. Ректор консерватории велел уволиться из театра и поехать с бригадой студентов осваивать целину. Я сразу отказался, что повлекло за собой большие неприятности.

После окончания консерватории поехал в Ленинград и поступил (без направления) в аспирантуру к профессору В.М. Буяновскому. Потом перевелся в класс А.А. Козлова. Это было перед Всесоюзным конкурсом 1963 года.

Всесоюзный конкурс музыкантов-исполнителей на духовых инструментах, организованный в Ленинграде в 1963 году, был первым крупным соревнованием музыкантов-духовиков в послевоенный период. Приехали 192 участника из 12 республик. Конкурс проходил в три тура. Третий тур оценивался объединённым жюри, председателями которого были композиторы Л.К. Книппер и Е.П. Макаров.

В номинации «тромбон» с прекрасными тромбонистами Григорием Херсонским и Дмитрием Пигузовым я разделил первую премию. Не могу не вспомнить поздравления от члена жюри Т. А. Докшицера. Для меня это очень дорогое воспоминание!

А. Козлов получил звание профессора. Мой педагог в Кишинёвской консерватории А. Ененко получил звание доцента.


На фото: с преподавателем Ленинградской консерватории профессором А.А. Козловым после конкурса.










- В середине шестидесятых вы записали на Литовском радио Концерт Римского-Корсакова с вильнюсским военным духовым оркестром.

Я, маленьким мальчишкой, воспитанником, участвовал в этой записи. Какие отношения у вас были с нашим дирижером И.М. Манжухом? Как случилось, что он вас пригласил?


- Будучи аспирантом Ленинградской консерватории, по приглашению ректора Литовской консерватории я преподавал там наездами - вел класс тромбона, тубы, камерного ансамбля и дирижирования. Там я и познакомился с замечательным дирижером Иосифом Моисеевичем Манжухом, который, в свою очередь, пригласил меня послушать его прекрасный армейский коллектив. Отсюда и идея записать Концерт Н. Римского-Корсакова - благо, партитура была под рукой.


Та самая запись на Литовском радио:

https://www.youtube.com/watch?v=14_cOkkIIdk



- Михаил Борисович, по рассказам моих и ваших коллег – тромбонистов, живущих в Израиле, немало композиторов писали специально для вас…


- Да, Борис, есть произведения, написанные для меня и даже посвященные мне. Давай я просто перечислю их: Концертная пьеса для тромбона и симфонического оркестра Д. Федова, Фантазия на еврейские темы для тромбона и фортепиано И. Хейфеца, Трио для тромбона, скрипки и ф-но О. Проститова, несколько концертов для тромбона и симфонического оркестра (композиторы Б. Дубоссарский, Д. Киценко, О. Негруца, П. Петров).

А еще я первым в СССР исполнил несколько произведений иностранных авторов: тромбоновый концерт Нино Рота, Концертино М. Списака, Концерт Г. Бехара…

- Ваши ученики: кем гордитесь?


Меня всегда влекла педагогическая работа в ВУЗе. В моём классе выросло много учеников, которые успешно работают в высших учебных заведениях и в музыкальных училищах. К примеру, в Ростовской консерватории заведует кафедрой засл. арт. России, профессор Виктор Бударин. В Красноярском институте искусств преподаёт Анатолий Осинкин. Василий Петренко - проф. Дальневосточного института искусств. Успешно работают заслуженные артисты России тромбонисты Борис Вешкин и Сергей Мельников, лауреат Всероссийского конкурса прекрасный трубач Владимир Лысенко… Всех не перечесть.


- Расскажите о своей семье, как Вам живётся в Германии, чем занимались все эти годы?


Моя жена Анна Гуленко - скрипачка. Работала концертмейстером оркестра, преподавала. Сын Родион окончил Нижненовгородскую консерваторию по классу трубы. Работал там в филармоническом симфоническом оркестре. В 1993 году я с семьей выехал на постоянное место жительство в Германию. В Германии сын окончил еще один ВУЗ. Сейчас работает педагогом и успешно солирует. Наши внуки учились в музыкальных школах, а теперь учатся в Мюнхенском университете. Музыка для них осталась как хобби.

В декабре мне исполняется 87 лет, но я занимаюсь каждый день. Играю в оркестре и в ансамблях. Пока будут силы -

буду играть.

.

- Михаил Борисович, что бы вы могли посоветовать молодым музыкантам, которые только определяют свою жизнь в музыке? Как добиваться поставленной цели?


⁃ Как известно, дорогу осилит идущий или, проще говоря, терпение и труд все перетрут. Но! Все это поможет в том случае, если любишь свой инструмент, занимаешься вдумчиво и расширяешь свой кругозор.

И, конечно, желаю всем простой человеческой удачи!





Б. Турчинский

Ноябрь 2021 г.