Поединок.



Я стоял на краю скалы.

Она тихо подошла ко мне.

- Прыгнем?

Я промолчал.

- Боишься.

- В первый раз всегда страшно, - я нервно поправил лямки парашюта.

Она улыбнулась.

- Какая разница: в первый, во второй или в десятый. Страшно в последний раз.

- Отойди. Ты мне мешаешь.

- Я помогаю.

- Твоя помощь сродни панике.

- Ты ещё не знаешь, что такое паника.

- Я не трус.

Она засмеялась,

- До тех пор, пока не посмотришь в мои глаза.

Я прикрыл дрогнувшие веки.

- Ты ошибаешься. Я знаю, что такое рисковать. Я нырял с обрыва в воду, мчался по извилистым дорогам с огромной скоростью, ходил на дикого зверя, карабкался по отвесным скалам, рискуя жизнью...

Она перебила меня.

- Под тобой плескалась вода, готовая принять тебя, смягчая удар. На опасных дорогах, в твоих руках был руль, а под ногой педаль тормоза. На охоту ты ходил с ружьем. А на крутых склонах гор, ты был подпоясан страховочным тросом. Ты никогда не испытывал настоящий кайф. Ты никогда не балансировал на краю жизни. Вот и сейчас за твоей спиной парашют. Сними его. И тогда узнаешь, кто ты на самом деле.

Я возмутился... И смутился. А ведь она права.

- Ты предлагаешь мне отказаться от страховки? - в страхе промолвил я, - Но это же неминуемая смерть.

Она задумалась.

- Возможно... Но зато это правда, а не игра. А если честно, то не все так однозначно. В последних мгновениях жизни, есть тоже право выбора.

Она приблизилась ко мне и... толкнула меня в пропасть.

- Сволочь! - сдавленный крик вырвался из пересохшего горла. Я судорожно рванул кольцо.

Над головой вспыхнула разноцветная ткань, трансформируя мой страх в победу.

- Ура-а-а! - завопил я, и ... осекся.

Купол парашюта не раскрылся.

Я ощутил страшный холод во всем теле, словно мгновенно превратился в хладнокровное пресмыкающееся. Моя знакомая висела на спутанных стропах и испытующе смотрела мне в глаза.

- Штаны сухие? - участливо спросила она, - Теперь ты понимаешь, что такое настоящий стресс? Здорово! А? Чего молчишь? У нас ещё есть две - три минуты. Давай поговорим.

Я промычал нечто нечленораздельное, пытаясь в коротком звуке вместить

весь ужас случившегося, дополнить его проклятиями в ее адрес и мольбою о помощи.

И меня, наконец, прорвало.

- Гадюка! Ты зачем сбросила меня в пропасть?

- Ты всегда мечтал прыгнуть со скалы. И я тебе помогла.

- Но я не собирался погибать!

- Неужели ты думаешь, что я разрешу насмехаться над собой? - спросила она, - Мои дороги не для людских прогулок. Я не люблю, когда пересекают мои пути. Я сама приду к каждому в назначенное время. Не торопите меня. Живите спокойно и не рыпайтесь.

- Да что эта за жизнь? - возмутился я, - С ошейником на поводке в собственной руке.

На земле есть множество крутых утесов, глубоких вод и ущелий, непроходимых болот и обжигающих пустынь. И их надо пройти, переплыть, перелезть, изучить. Из труса - взрастить храбреца. Из подлеца вытрясти грязь. Воспитать в себе настоящего героя.

- Зачем? - возразила она.

- Отважное сердце стремиться познать высоту облаков, и готово низринутся в водную стихию, спасая утопающего ценою даже собственной жизни. Лечь на амбразуру ради любви. Вынести из огня беспомощного, и напоить последним глотком жаждущего. И если бы это было не так, то на земле давно перевелся род человеческий и осталось бы одно зверье.

- Ишь ты, как заговорил, - покачала она головой, - Лучше посмотри вниз и ужаснись.

- Нет, - дерзко ответил я.

Она удивлено улыбнулась, и медленно соскользнула в окружающую синеву, освобождая стропы моего парашюта.

- Живи, - услышал я радостный возглас, - Заслужил.


Просмотров: 23Комментариев: 1

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia