top of page

Отрывок из рассказа "Слепая наивность"

Папа был постоянным читателем в клубной библиотеке и однажды взял Риту с собой. Она с большим удовольствием ходила с ним куда угодно. Библиотека была ещё закрыта, а в комнате рядом, при открытой двери шёл урок музыки. Девочка с двумя светло-русыми хвостиками и ровной спиной сидела на высоком стуле и играла какую-то незамысловатую пьесу, которая Рите показалась большой симфонией. Папа и учительница кивнули друг другу издалека. Папа взял со стола старый журнал и стал просматривать его, а Рита вся обратилась в слух. Её завораживали и живые звуки фортепиано, и непонятные ей, но понятные этой девочке слова на каком-то певучем языке, которые говорила ей учительница, время от времени останавливая её игру. Она чувствовала себя свидетельницей какого-то таинства. Она восхищалась этой девочкой, не допуская мысли о том, что может быть на её месте. Когда урок закончился и девочка ушла, учительница вышла навстречу папе.

- Здравствуйте! Я впервые вижу Вашу дочку. Почему бы Вам не приводить её заниматься музыкой?

Рита не расслышала, что ответил папа из-за того, что оглохла от ударов собственного сердца.

- А давайте я проверю ей слух, пока не пришёл следующий ученик, - предложила она.

Они зашли в класс, учительница села за пианино, попросила Риту отвернуться и начала проигрывать аккорды, прося Риту то спеть звуки, которые она слышит, то просто сказать, сколько клавиш она нажала. Затем она стала хлопать в ладоши разные такты и просила Риту повторить.

- У девочки прекрасный слух! -сказала она папе, - она ни разу не ошиблась. Приводите её учиться! Возраст хороший, гибкий, учёба пойдёт легко.

Тут зашла библиотекарь и разговор поневоле свернулся. Папа выбрал себе несколько книг, которые отметили в карточке и они пошли домой. Шли молча. Возможно, они думали об одном и том же, но Рита боялась спросить. Она тогда ещё не умела молиться, но вся её стремящаяся к творчеству детская душа молила неведомую силу, чтобы папа рассказал маме о разговоре с учительницей и чтобы мама согласилась записать её на занятия. Когда они пришли домой, Рита настороженно прислушивалась к разговорам родителей на кухне. Папа не рассказал или она не расслышала. Во всяком случае разговор о занятиях музыкой заглох на долгих 10 лет.

В школу часто приходили учителя набирать учеников в музыкальные классы. Они проверяли слух так, как тогда, в клубе. У Риты замирало сердце от дежавю, но тесты она проходила легко. Трепет сменялся страхом, когда после теста учитель спрашивал, на каком инструменте она хочет играть.

- Ни на каком! – испуганно и резко отвечала она, зная, что мама всё равно не разрешит.

- Да ты не бойся, тебя никто не будет заставлять. Просто скажи, какой инструмент тебе нравится.

- Скрипка, - неизменно отвечала она и впадала в хандру, ощущая ещё одну упущенную возможность.

По окончании седьмого класса её подружке подарили на день рождения фисгармонию. Это был маленький клавишный инструмент с двумя педалями, нажимая на которые ногами, нагнетали воздух и звук получался похожий на органный. Рита попробовала один раз и заглушённое желание играть возникло с новой силой. На этот раз она пришла домой и смело объявила маме, что хочет заниматься музыкой. Как ни странно, мама согласилась. В течение нескольких дней Рита нашла студию игры на фортепиано при прокатном пункте, прошла прослушивание у приятной женщины в чёрном и записалась туда. Она занималась там 2 раза в неделю, а по вечерам ходила туда за небольшую плату разучивать домашнее задание. Через некоторое время учительница сказала, что этих занятий не достаточно и нужно купить пианино. Да одно то, что мама согласилась платить за обучение – уже невероятно, а уж чтобы мама купила пианино – это вообще утопия. Знакомая тоска снова заполнила душу девочки.

- Мама не согласится. Это для нас дорого, - поникшим голосом сказала она.

- А ты приди в следующий раз на урок с мамой, я сама с ней поговорю, - предложила учительница.

Мама неохотно приняла приглашение и пришла на урок, внутренне готовая к отпору. Рите не терпелось сыграть маме. Пока учительница в другой комнате объясняла домашнее задание предыдущей ученице, Рита позвала маму в класс и гордо сыграла ей новую пьесу, которая уже игралась в две руки. Зашла учительница и, дослушав до конца, сказала:

- Ваша Рита хорошо прогрессирует. Эту пьесу мои ученики играют лишь через полгода занятий.

- Никакого прогресса не вижу, - холодно ответила мама, - что это за руки-крюки? И мизинец торчит вверх.

Рита сжалась от стыда и страха. Учительница сочувственно взглянула на неё и вежливо ответила маме:

- Вы абсолютно правы, руки не поставлены. Над постановкой рук надо работать по несколько часов в день, играя этюды, а для этого мало позаниматься здесь поСле школы. Это приходит только с практикой.

Мама была настроена на сопротивление, а учительница победила её согласием. Мама сказала, что подумает.

И снова, как много лет тому назад, с папой из библиотеки, Рита шла молча с мамой домой. Один известный писатель назвал это “молчанием натянутой струны”.Когда они обсуждали с папой и обсуждали ли вообще (финансовые дела мама всегда решала единолично), но на следующий день мама сама завела разговор о том, куда лучше поставить пианино. Сердце Риты ликовало, но любые бурные эмоции могли свести на нет любое мамино решение. Мама не имела привычки давать обещания и любое своё решение могла отменить моментально и без объяснения. Прошла неделя, вторая… Никаких разговоров. И вот в один поистине прекрасный день Рита, придя со школы, обнаружила в большой комнате у внутренней стены пустоту. Мама любила делать неожиданные перестановки, которые папа ненавидел, потому что они вносили в его быт дискомфорт. Риту удивила эта пустота, она выглядела, как дыра, по сравнению с обилием мебели у остальных стен. Странно было и то, что обоих родителей в это время не было дома. Догадка начала вползать в её душу, наполняя её трепетом ожидания и страхом разочарования. Она вспомнила, что кто-то маме посоветовал ставить пианино у внутренней стены, где нет яркого солнца и влажности. Рита услышала, что на их маленькую провинциальную улочку въехал грузовик, что бывало исключительно редко. Она ринулась в кухню, из окна которой была видна улица и обомлела: четверо грузчиков, откинув борт грузовика, бережно сгружали с него новенькое лакированное чёрное пианино. Из кабины водителя вышла мама. Рита, не сдержав порыв, выбежала им навстречу. Потом вернулась, открыла нараспашку двери, убрала коврик с дороги, чтоб не мешал. Через несколько минут пианино внесли в комнату и под руководством мамы осторожно поставили у пустой стены. Комната заполнилась запахом свежеструганного дерева и лака. Грузчики сели отдышаться и мама принесла им воды. Рита открыла крышку и погладила клавиши, всё ещё не веря своему счастью.

- Ну так сыграй чего-нибудь, чего растерялась? – сказал один из грузчиков.

Девочка придвинула стул, села, опустила ладони на колени, чтобы немножко успокоитЬся. Затем вздохнула и заиграла своим первым внимательным слушателям. Аплодисментов она, конечно, не сорвала, но получила одобрение и пожелание успехов. Грузчики объяснили, что сейчас некоторые покупают пианино ради моды и они хотели удостовериться, что здесь не тот случай.

14 просмотров2 комментария

Недавние посты

Смотреть все

Эй вы, русские и евреи...

Эй вы, русские и евреи, Даже те, кто недоеврей, Из вас те, ребята, умнее, Справедливей кто и добрей. Вы сцепились в горячем споре, Где друг другу почти под стать Вознамерились себе с горя Дивидендов ч

Все мы писали плохие стихи...

Все мы писали плохие стихи, Все мы имели большие грехи... Время придет - и стихи, и грехи Мы упакуем в свои рюкзаки. К странствию будет готова душа, Мы отплывем от земли, не спеша, В вечное небо и в в

Из выученного урока

Истории пеняют, что она плохой учитель истории. Но это только для нерадивых учеников. А мы, хорошисты, можем найти примеры из неё, сходные с нашими обстоятельствами, разобрать эти примеры и сделать из

2 Comments


Было интересно. Мама оказалась не такой уж фурией, но опоздала на 10 лет.

Like
Replying to

Благодарю! Из отрывка, как правило, невозможно понять всю историю. Мама никуда не опоздала. Она и сама не развивалась, и дочке не давала. Чего не скажешь о дочке. Ей так и не удалось воплотить свои творческие планы. Полностью рассказ есть в моей книге "Солнышко".

Like
bottom of page