Отрывок из повести "Верблюдица"

ВЕРБЛЮДИЦА

1

Её презирали все родственники. Презирали – слабо сказано. Правиль-нее было бы сказать ненавидели. Ненавидела и мать. Ненавидела за то, что по своей вине лишилась мужа. И теперь на её слабых плечах лежит забота о детях. Не имея моральной поддержки, Клара несла в душе непосильную горечь брошенной женщины и стыд за недобрые чувства к невинному ребёнку. Она корила себя за эти низменные ощущения, но они были сильнее её и не подавались убеждению.

Хотя Айзик не откровенничал, для неё не осталось тайной, почему муж оставил её. По глазам, которые он страдальчески отводил от безобидного взгляда ребёнка, она догадывалась о причине. Ему в этом взгляде чудилась укоризна. Но девочка не знала причины своего уродства, а если бы знала, всё равно была слишком мала, чтобы осознать и обвинить кого-либо.

И Клара не обвиняла оттолкнувшего её Айзика. Не мог он предуга-дать, что беременная жена ударится животом о кованый угол сундука.

Что на неё тогда нашло? Почему пристала со своей глупой ревнос-тью? Это единственный мужик, который притащил на пиджаке волос любовницы? И не его вина, что запах женских духов быстро не выветривается. Была бы умной, не принюхивалась и волосок не заметила. Но её вывело из себя, что и волос, и запах были Эдькины. Эта сучка без зазрения совести заигрывала при ней с Айзиком. И ещё победно улыбалась.

Женщина не сомневалась, что муж давал той повод для такого поведения. Кто-кто, а он своего не упустит. Но до поры до времени мирилась и держала себя в руках.

Кларе самой надоели собственные стоны. Беременность была тяжё-лой, и она не могла одолеть приступов слабости. Самочувствие отража-лось на поведении: появилась нетерпеливость и раздражительность. Это выводило из себя здорового эгоистичного мужчину, который не был обделён женским вниманием и привык жить в своё удовольствие.

Глядясь в зеркало, Клара видела, что проигрывает соседке: четвёртая беременность не красила. Живот надулся, как при двойне. Нос распух. Только глаза лучились по-прежнему. А не рожавшая Эдька оставалась статной и влекущей, как первый сочный апельсин...

2 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

На опушке леса, у костра между деревьями, сквозь листву которых еле-еле пробивался свет бледной луны сидели двое: старик и мальчишка. - Дед, расскажи сказку, - маленький Дуля дергал за рукав старого Ф

"А ведь так молод, ещё бы жить да жить," – горестно вздыхал кожаный диван, готовясь к переезду на новое место жительства, а именно – на свалку. Лежбище морского котика, а вернее, хозяина - тяжеловеса

Сначала паруса услышали испуганный шепот мачт, не похожий на их привычное шушуканье. Затем почувствовали не дуновение и даже не выдох, а глубокий вдох, словно кто-то там, далеко-далеко, наполняет легк