Один пустяк

Но их не много,

Тех, кто мастерски умеет воровать.

Всего лишь кучка одурелых стариков,

Что так не хочет в конце жизни умирать.

Не хочет расставаться с награбленным добром.

Терять не хочет статус "полубога",

И имя громкое,

Что "непосильным нажито трудом".


А ты рискуешь руку потерять,

Стащивши яблока с лотка,

Так никогда не научившись воровать.

Таких, как ты, так много-уже не сосчитать.

Из за таких, как ты,

Тем одряхлевшим "полубогам"

Так трудно на земле становится дышать.


И их всерьез заботит лишь один вопрос:

А хватит на всех место на земле?

А вдруг земля не выдержит-

Для всех вращаясь на износ?

Да и зачем нужны на свете бедняки?

От них одни болезни, грязь, разруха.

Они плодятся, проростая всюду-

Словно сорняки.


Но если "полубог" такой

Родится вдруг в грязи,

Он очень скоро

У вершин Олимпа окажется вблизи.

И скатится с Олимпа каждый раз бедняк,

По воле случая рожденный не в том месте,

Иль просто так,

Чтобы проверить еще раз,

Что между ним и "полубогом" есть один пустяк.


Не научиться бедняку у "полубога"

Воровству никак.

Запрет на это мастерство

Бедняк в наследство получил от бога.

Тут не изменишь ничего.

До ныне и навеки будет так.





25 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

На опушке леса, у костра между деревьями, сквозь листву которых еле-еле пробивался свет бледной луны сидели двое: старик и мальчишка. - Дед, расскажи сказку, - маленький Дуля дергал за рукав старого Ф

"А ведь так молод, ещё бы жить да жить," – горестно вздыхал кожаный диван, готовясь к переезду на новое место жительства, а именно – на свалку. Лежбище морского котика, а вернее, хозяина - тяжеловеса

Сначала паруса услышали испуганный шепот мачт, не похожий на их привычное шушуканье. Затем почувствовали не дуновение и даже не выдох, а глубокий вдох, словно кто-то там, далеко-далеко, наполняет легк