НОВОГОДНЯЯ НОЧЬ

На оживлённой улице Зоя выглядела, как медлительный ледоход среди массы расколотых им льдин. Люди сновали туда-сюда, нагруженные пакетами, коробками и ёлками. С неба сыпал мелкий снег-крупа, а с земли вверх поднимались струйки пара от людского дыхания. Мороз был некрепкий, но достаточный для того, чтобы снег под ногами не таял и не превращался в грязную жижу. На лотках продавали апельсины и мандарины. Не смотря на то, что в магазинах бойко шла торговля, очереди были везде, а там, где очередь, там и ругань. Зое всегда была чужда предпраздничная суета. Её удивляли люди, оставляющие всё на последнюю минуту. Она понимала, что у многих действительно раньше не было времени, но большинство сознательно тянули до последнего, чтобы сэкономить на предпраздничных распродажах. Зоя всё делала заблаговременно. Во-первых, она напрочь была лишена спонтанности. Хотя нет, до замужества, когда её куда-нибудь приглашали (а её многие хотели видеть в своей компании), она была легка на подъём. Умела отложить второстепенные дела, купить подарок. Ничего особенного не придумывала. Пекла свой фирменный торт на абрикосовом варенье, надевала красивое платье и убегала. Родителям надо было позвонить, что прибыла благополучно и больше ни за что не волноваться. Когда же она стала мамой, спонтанность проявлялась лишь тогда, когда рушился какой-нибудь план и надо было быстро придумать, как выйти из ситуации. Но даже в молодости, когда она почти ни за что не отвечала, этот предпраздничный ажиотаж её раздражал, а уж сейчас и подавно. Зоя никуда не спешила. Два года тому назад 13 января она разобрала последнюю ёлку и решила больше не ставить. Не для кого. Бывший муж встречает Новый год в новой семье, дочка выросла, Вышла замуж и уехала в Канаду. Зое захотелось найти какой-то тихий и тёплый уголок. Свернув на маленькую улочку, она пошла на запах яблочного пирога с корицей. Это было крошечное кафе с домашней выпечкой. Свободных мест сперва не было, но пока её обслуживали, вышли две девушки, сидящие за столиком у стены. Зоя села, взяла двумя руками большую чашку чая с лимоном. Потом отогревшимися руками отломила слой от штруделя и поднесла его к носу, вдохнула, блаженно прикрыв глаза. В это время в кафе зашёл мужчина. Взяв чашку кофе с молоком и кусок творожного торта, он окинул взглядом помещение. Свободное место было только рядом с интереснойженщиной с короткой стрижкой и проседью на висках.

- Вы позволите? – обратился он к Зое.

- Что? – не сразу поняла она, углубившись в воспоминания.

- Возле Вас свободно?

- А, да, пожалуйста.

- Хоть 10 минут посидеть спокойно, согреться, - начал мужчина, глотнув дымящийся кофе. – Просто сумасшествие с этим Новым годом, честное слово. Целый месяц уже продают и мишуру, и сувениры, и шампанское, а народу столько, будто магазины до сих пор были закрыты.

- Скидки, - коротко объяснила Зоя.

Мнение мужчины хоть совпадало с её, но она не любила, когда разговор с новым человеком начинался с негатива. У неё возникал дух противоречия и она начинала отстаивать противоположную точку зрения.

- Я, наверно, непрактичный человек. – продолжил мужчина. - Никогда не слежу за скидками и распродажами. И что, это действительно существенная экономия?

- Понятия не имею. Я тоже никогда не следила, - ответила Зоя и рассмеялась от того, что мужчина так быстро свёл на нет зарождающийся спор.

- А и правильно! Намного приятнее ходить по пустым магазинам, спокойно выбирать то, что нужно, а не нервничать в очередях.

Зоя кивнула. Они немного помолчали, доедая свой десерт. Зоя посмотрела на часы. Ой, надо поспешить. В Канаде скоро полночь, дочка будет звонить по скайпу и они будут чокаться бокалами и целоваться через экран компьютера. Зоя попрощалась с мужчиной и пожелала ему счастливого Нового года.

Домой она успела как раз вовремя. Днём она поставила на стол красивую еловую ветку, украшенную серебристым дождиком, шоколадный торт, шампанское и один бокал. Зоя ещё раз взглянула на часы и решила, что пора открывать шампанское. Через несколько минут раздался сигнал скайпа. Вот они, её дорогие! Нарядные, весёлые, счастливые! Внучка кричит:”Бабуска, HappyNewYear!” и лезет вытянутыми губками к экрану. Ох, как же хочется её потискать, вдохнуть запах её волос! Поговорили, выпили шампанского. Снова стало пусто, будто кто-то провёл под носом вкусной едой, а попробовать не дал. До полуночи оставалось ещё куча времени, спать ещё не хотелось. Зоя выглянула в окно. Снег всё ещё шёл, но улица опустела. Она решила, что не будет специально ждать наступления Нового года, и перед сном подышит свежим воздухом.

Морозец стал немного покрепче, а снег шёл всё такими же сухими шариками и рассыпался, как белое пшено. Стало тихо. В домах горели почти все окна. Зоя вышла на широкую улицу, в центре которой была узкая и длинная аллея с тополями, украшенными мигающими лампочками. Она просто шла и любовалась абсолютно всем, что видит и чувствует: свежим воздухом, таяньем снежинок на лице, предпраздничной тишиной, которую резко кто-то нарушил.

- Зойка, стой, дура!

Зоя удивлённо оглянулась в сторону голоса, в это время мимо неё прошмыгнул эрдель-терьер, волоча за собой вырванный у хозяина поводок. Зоя с неожиданной для себя реакцией наступила на самый конец поводка, попала в петлю, собака закашлялась от резкого рывка и Зоя упала.

- Я ж говорю: дура! Тянет, как лошадь, - возмутился подбежавший мужчина. – Спасибо Вам большое! Ой, это снова Вы? Давайте, я помогу Вам подняться.

- Мы вроде не знакомились, а Вы уже позволяете себе фамильярничать, - строго сказала Зоя.

- Не понял? Подать руку упавшей женщине – это фамильярность?

- Обзывать женщину дурой – более, чем фамильярность.

- Мужчина широко улыбнулся.

- Моя собака мне это простит. Но я, кажется, попал в неловкое положение. По-моему, Вас тоже зовут Зоя.

Строгое лицо женщины выразило недоумение, потом догадку, она закрыла лицо ладонями и звонко рассмеялась.

- Ну Вы даёте! Впервые слышу, что собаку моим именем назвали.

- А может, это знак? Вы верите в знаки? Смотрите: уже два совпадения. Мы увиделись дважды за вечер. Ну и оказалось, что я меж двух Зой и могу загадывать желание. Вы встречаете Новый год с семьёй?

- С семьёй я его уже встретила по канадскому времени. Теперь погуляю и лягу спать.

- Да ладно! Спать в новогоднюю ночь? У меня идея! Подозреваю, что ко мне Вы не пойдёте и к себе не пригласите. Тогда альтернативный вариант. В ста метрах отсюда есть столик и два стула под навесом. Там пенсионеры часто в домино и шахматы играют. Мы сейчас разойдёмся по домам и принесём оттуда, кто чем богат к этому столику. Я могу шампанское, но на морозе лучше водку.

- Тогда я принесу бутерброды и томатный сок, а Вы захватите одноразовые стаканчики, - поддержала Зоя.

Она предусмотрительно захватила клеёнку и два летних одеяльца, которые, сложив в несколько раз, они постелили на стулья. Это был самый необычный и самый естественный Новый год. Водка на морозе грела, веселила, но не пьянила. Познакомились, разговаривали, смеялись. Потом укутались одеялами и продолжили гулять по улице, пока из окон не донёсся бой курантов и они вместе со всеми не прокричали: “Ура!"

А потом было очень неудобно: на одно имя отзывались и собака, и любимая женщина. Каждый раз, когда она утром тихо выползала из постели, чтобы собираться на работу, он шутя, шептал ей: “Зойка! Стой, дура!” Она наклонялась к нему и он её целовал.


7 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все