top of page

Нет мира под оливами

В самый разгар боя было не до того, но как только стрельба из самострелов и рогаток поутихла, мне приспичило. Я метнулся за сарай, а там Серый, один из жориков. Oн был и старше, и сильнее, и, что там говорить, поотчаяннее меня – одной рогаткой не обходился, всегда норовил в рукопашную, до крови или до рубашки вдрызг. Я хотел исчезнуть, но Серый схватил за пояс:

– Ты что тут ищешь? Заныкаться*?

– Я пИсaть. – в то время я это действие по-другому не называл – старшие в семье не велели.

– Ладно, давай за тем углом, чтобы тебя не засекли. И сразу ко мне.

Пришлось вернуться к Серому, ведь иначе поймает и отлупит. Сейчас, был уверен, тоже достанется, но не так – между сараями тесно, не размахнёшься, да и слободские пацаны рядом – отобьют. Но Серый выглядел мирнонастроенным. Вытащил пару сигарет «Прима» и одну протянул мне:

– Закуривай.

– Не, мне сейчас домой, обедать. Бабушка учует.

– Побудешь со мной, пока все разойдутся, а потом дуй к бабушке.

– А ты чего тут сидишь?

– Надоело.

– Что надоело?

– Да войнуха.

– Как!? – в голове не укладывалось; лучший боец улицы Жореса признаётся в таком, расскажу слободским – не поверят.

– А чего дома не остался?

– Домой пацаны прибегут, звать будут, а тут никто не знает, что я ныкаюсь – думают, воюю где-то.

В проёме между сараями зашуршало и появился Санька, слободской атаман, с самострелом на взводе. Увидев Серого, он навёл прицел, но я повис на его руках и затараторил: «Не надо, Санька, у нас перемирие, Серёга сейчас не воюет, мы разговариваем». Санька удивлённо вздёрнул брови, но ничего не сказал, а повернулся и исчез за сараем.

– Молодец, Мишка. Не ты, пришлось бы с Санькой махаться, а мне неохота.

– Ну да, неохота, Санька бы тебе юшку пустил, как на прошлой неделе.

– Много ты знаешь, шкет. Я говорю – надоело.

Серый замолчал затягиваясь, а потом тихо выдохнул вместе с дымом: «Вот только Лёнька…»

Лёнька – это Алёнка, бедовая командирша жоресовских пацанов – жориков.

– А что Лёнька?

– Да смотрит она... Как посмотрит – могу один на всех ваших слободских выйти и всем навалять.

– Так ты что, в Лёньку втюрился? – выдохнул я и осёкся. За такое предположение можно было тут же схлопотать по уху. Но Серый странно кривил губы и глядел куда-то сквозь меня.

Теперь зашуршало позади Серого и лёнькин голос спросил: «Ты чего тут?». В тот же миг мой нос взорвался от короткого прямого удара серёгиного кулака. «Вот, ещё одному слободскому сопатку разбил. Слабаки они». – прозвучал спокойный ответ. Последнее, что я видел, пока влага не заполнила глаза – удаляющуюся спину Серого.



* Заныкаться (сленг) – спрятаться, отсидеться.

6 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page