top of page

НА ПРОГУЛКЕ



Мы гуляли по набережной Кирьят-Яма. Прогу-ливались по променадной дорожке. Мы - это я с Людой и Коля Осипчук с Мариной. Был конец мая. Настояшее тепло пришло в Израиль. Поздновато в этом году. Было темно и душно. Безветренно. Желтые фонари плохо справлялись с нагрузкой, но, несмотря на сумерки променад-ная дорожка была заполнена гуляющими людь-ми. Бегуны и бегуньи разных возрастов, велоси-педисты и самокатчики, собаки со своими хозя-евами, гуляющие пары и гордые одиночки.

Коля с Мариной - это супружеская пара из Дне-пра, ну, мы с Людой всю свою жизнь прожили в Петербурге.

Познакомились мы на курсах иврита, пять лет назад, когда приехали в Израиль. Хорошее было время: море было теплее, пальмы - экзотичней, а сами мы - моложе и веселее. Наши жены шли впереди нас метров на десять, а мы с Колей и с чишкой Джессикой, которая то, бежала, то, ехала у меня на руках, шли сзади и говорили о разных вещах. Не знаю, о чем говорили женщины, мы же с Колей говорили, в основном, о войне в Украи-не.

Как раз в это время Россия применила новую боевую тактику. Суть ее была в том, чтобы оста-вить в покое вражескую армию и уничтожить ми-рное население. Массированными бомбардиров-ками. Типа, не можем уничтожить передовую - уничтожим тыл. Украина начала контр-наступле-ние, однако видимых позитивных результатов пока не было и поэтому мы с Колей часто сьез-жали с этой больной темы на другие, более здоровые.

Коля рассказал, как в 90-е годы он занялся ремонтом машин. До этого он работал на ЮЖ-МАШЕ, огромном заводе, делавшем тяжёлые ра-кеты для СССР. Руководил им в то время Леонид Кучма, будущий второй президент Украины. В начале 90-х завод остановился, чтобы посмот-реть на реформы, которые проводили страны бывшего СССР.

"Ракеты никому уже не были нужны - расска- зывал Коля. - Перебивались мы случайными за-работками, которые находило для нас началь-ство, чтобы хоть как-то сохранить наш коллек-тив. Часто сидели без зарплаты. Начал я присмат-риваться к автомастерским поблизости. И вот одна из них мне приглянулась.

Поговорил с ее хозяином. Спросил он меня, где я работал, ремонтировал ли когда-нибудь машины? - Свою "копейку" - говорю - разбирал до коробки передач. Он мне говорит - ну, давай, приходи, поработаешь месяц, а там посмотрим. Можешь завтра выйти? Я говорю - нет, завтра не могу, надо сначала на работе отпуск за свой счёт оформить, Тогда это легко делалось. Договори-лись, что начну у них работать послезавтра.

На следующий день отнес я на работу заявле-ние и выхожу на новое место, как условились. Одежду кой-какую с собой принес. У них на скла-де валялась неисправная коробка передач от Нивы, и дали мне задание поставить ей диагноз. Отгородили в цеху место - давай занимайся. Пе-ретащил я туда эту коробку, слил масло и начал потихонечку разбирать. Не торопясь разбираю, проверяю все передачи, осматриваю каждую деталь и составляю список, что нужно заменить. Через пару дней отдаю этот список хозяину, а еще через день он привозит мне все заказанное. Неделю я провозился, перебрал всю коробку, все передачи работают, все переключается, залил масло. Дали мне человека, установили мы ее на машину, смонтировали, проверили - все работает плавно, без заеданий. Завел я машину, вывел из гаража и отдал ключи начальнику. Он говорит - завтра проверю. Прихожу я на следующий день на работу, а его уже нет - уехал на Ниве. Жду, нервничаю, конечно. Час проходит, другой - нет его. Через три часа приезжает. Вылезает из ма-шины. Ну - говорит - приноси документы, офо-рмляйся. Ты у нас работаешь. Я говорю - так мне еще три недели осталось. - Ничего не надо - го-ворит - ты принят. Я на следующий день с заяв-лением на завод. Начальник цеха за голову схва-тился, но, подписал. Говорит - надумаешь возвращаться, возьмем без разговоров.

И стал я на этом сервисе работать. Всю меха-нику освоил, по всем машинам, а по коробкам я только один там и был.

Проработал я так 2 года, деньги уже другие получал.

Дальше Коля рассказал, что скопил он некую сумму и открыл собственный автосервис. Все сделал сам, с нуля. Нарисовал план, эскиз, нашел место, нанял строителей, но, когда подвели его строение под крышу, кончились деньги. Случился тогда в Украине обвал, подобный нашему "чер-ному вторнику". Гривна упала по отношению к доллару вдвое и цены на стройматериалы рвану-ли вверх.

Пошел Коля, для оздоровления финансов, опять батрачить в чужой сервис. Зато, когда отст-роил свой, получился тот, как конфетка - два подьемника, эстакада по второму этажу, вода, воздух, зона отдыха. Показывал мне фотографии. Впечатляет. Сейчас там его сын заправляет.

А Коля в Израиль перебрался и здесь тоже не бездельничает. Мне всегда, - говорит - надо что-то делать. - Надо, чтобы руки были заняты. Обо-рудовал он себе в квартире уголок, тиски, инст-румент и всегда что-то мастерит. Нашел как-то на улице разбитую и обшарпанную гитару - без струн, деки пузырями, только гриф в исправном состоянии - и загорелся ее восстановить. Сделал специальные зажимы, штук 20, по какой-то спец-технологии вымочил-высушил эти деки, закрепил зажимами на чем-то ровном, все выровнял, пок-рыл лаком и теперь имеет прекрасную гитару, третью, кстати, в своей коллекции и с самым громким звуком.

Слушай - говорю я ему - ты мне одного человека напоминаешь. Был у меня такой рабочий, Толя Зайцев. Типаж примерно твой. Высокий, худой и жилистый. Только нос подлинее и немного обвислый.

Все мне делал. Валки обрезиненные сделал, ванны разные, вертушки для трубки, столики. За-казал я как-то два бака из нержанейки, один на три куба, другой на полтора. Мы в них трубку по-лиэтиленовую собирались вываривать. Так Толя их полностью оснастил - нагреватели, сливные краны, воздух, кассеты из нержавейки сварил, поворотную кран-балку на 250 кг между ними смонтировал. Все сам сделал, я только цепную таль купил. Тележку грузовую, очень удобную, сделал, колеса крутятся в разные стороны, два уровня.

В общем, помогал мне капитально. У меня как-то шнек сломался на экструдере, длиной под два метра, нагрузки страшные. Надо или к спе-циалистам ве-зти, или новый заказывать. Так он его на швеллере выровнял, струбцинами зажал и заварил. И работал потом этот шнек года два, по-ка его кто-то снова по дурости не сломал. Но, тут уже я был ученый и заварил его сам. Главное, что Толя нам проблему снял. Мы этих поломок очень боялись. И с ремонтом проблемы, и не купишь.

Однажды купил я на Невском завод списанный экструдер с 45-миллиметровым шнеком для полиэтиленовой пленки. Старый, б/у, весь в нитях полиэтилена, пыльный и грязный. За 2000 долларов. Привез его к себе на завод и стал ду-мать, как мне его поднять на 4-й этаж. Он весил около тонны, а подьемник у нас был на 250 килограммов. Так Толя разобрал его на части, поднял, редуктор весь перебрал, систему смазки в нем продул, все вычистил, смазал и обратно собрал. Двигатель старый мы выкинули, а купили новый мотор-редуктор на 22квт. Все это он при-ладил и заработала у нас вторая экструзионная линия.

А вообще - говорю - у меня такое впечатление сложилось, что в России хороших специалистов от общего числа работников - максимум 20 про-центов, а то и ме-ньше. У меня в крановой масте-рской работало десять человек, и только двоим я мог поручить любую работу. Электрику Гузею Виктору Павловичу и слесарю Коле Матвееву. Так же и в ремонтых цехах, и в сборочных, выпуска-ющих конечную продукцию. Бригад сборщиков, было, допустим, десять, а половину плана вытягивали две. И спасали весь завод. Правда, у них и заработки были профессорские - до пятисот рублей.

Я знал, конечно, неплохих рабочих. У Толи на Кировском, в цеху работал токарь Паша, совер-шенно безотказный человек, излишне совестли-вый, точивший мне калибры и бравший за это почти символические деньги, наотрез отказыва-ясь от нормальной цены. У него был один недос-таток - пьянство. Он сильно запивал. Потом он уволился, перешел в какой-то трамвайный парк, где я иногда навещал его по каким-то своим де-лам. Потом он опять уволился и исчез.

Был там еще фрезеровщик Сашка. Мастер своего дела, балагур и весельчак. Кое-что мне делал. Любил выпить и деньги. Как многие из нас.

Мне вспомнился связанный с ним эпизод, о котором мне рассказал Толя. Был как-то у них в цехе длинный простой и, как это часто бывает, рабочие одного из своих послали в магазин за выпивкой. А Толя, надо сказать, вообще не пил. Был непьющий. И решил он в это время заняться ремонтом одного насоса с очистных, о чем его давно просили местные рабочие. Времени всегда не хватало, а тут - простой. Снял он этот насос и привез в цех, когда там уже шла попойка. Сидит, разбирается и тут подходит к нему этот фрезеро-вщик Сашка и говорит - Толя, завязывай с рабо-той, пойдём, выпьем с ребятами. Толя, конечно, отказывается. А что ты делаешь? - спрашивает Сашка. - Да вот, на очистных ребята давно про-сили насос посмотреть - отвечает Толя. Ты сде-лаешь - говорит Сашка - а, мы сломаем.

И так несколько раз - вспоминал Толя. Уйдет, выпьет, потом подойдет, посмотрит, как я рабо-таю и говорит - ты сделаешь, а, мы сломаем.

На море совсем стемнело. Людей стало мень-ше, цикады запели громче. Мы повернули к до-му и, словно приневоленные, вернулись к укра-инской теме. В эти дни, в преддверие украинс-кого контрнаступления Россия усиленно атако-вала ракетами и шахедами украинские города. Била по больницам, жилым домам, рынкам и вокзалам. Разрушила плотину Каховского водох-ранилища и поднявшаяся днепровская вода зато-пила десятки городов и громад. Погибло много людей и бесчисленное количество животных - и домашних, и диких. Все это было настолько бес-смысленно, жестоко и мерзко, что не поддава-лось никакому рациональному обьяснению.

И вспомнился мне почему-то неплохой когда-то парень Сашка, весельчак и балагур, который сказал тогда Толе - ты сделаешь - а, мы сломаем. И многое сейчас происходит точно так - одни делают, а другие ломают. Пока ломают. Пока.


9 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

ПРИРОДЫ ИСТИНА ДУШЕ ЖЕЛАННА

Не слушаю ютуб и telegram - Там с ложью ложь враждуют беспрестанно. Себя не продаю тем вечным лжам. Природы истина душе желанна. Жара пылает адовым костром. Потопы, смерчи землю рвут на части. Под Мес

Comments


bottom of page