Моя рождественская сказка

В пёстром калейдоскопе «ёлок», проведенных мною за время подработок Дедом Морозом, была одна, запомнившаяся особо. Это случилось через месяц после спитакского землетрясения, разразившегося 7-го декабря 1988-го года. В санатории одного из предприятий нашего города поселили детей из районов Армении пострадавших в этом страшном бедствии. Вот перед этими детьми нам предстояло выступить. Когда мы, то есть наша бригада: Дед Мороз, Снегурочка и «примкнувший к ним» аккордеонист, зашли в красный уголок, дети уже были там, под присмотром пары воспитателей. Их было человек тридцать, детей разных возрастов, в большинстве своём не говорящих по-русски. Не успел аккордеонист растянуть меха своего инструмента в приветственном аккорде, как дети ринулись ко мне со счастливыми улыбками и, не меняя выражения на лице, сбили с ног своей массой, лишив меня при этом моего главного достоинства – мешка с подарками. Пока я с помощью своих опешивших сотрудников вставал на ноги, детишки приступили уже к этапу «грабь награбленное», в котором внутригрупповое перераспределение экспроприированных подарков, сопровождалось угрожающими, как мне показалось, возгласами, а кое-где и рукоприкладством, впрочем, довольно деликатным. Беспомощным воспитателям осталось только заламывать руки. Свои руки... Я осознал, что при данных обстоятельствах наше дальнейшее присутствие, по крайней мере, неуместно и, подав знак своим соратникам следовать за мной, «обесчещенный» побрёл к выходу. Вдруг мой скорбный путь преградила девочка лет десяти, что всё время стояла тихо в стороне и не участвовала в этом «празднике жизни», и, глядя на меня своими карими огромными глазами, спросила на прекрасном русском языке: «Дедушка Мороз, а можно я прочту вам стихотворение?»

Где вы сейчас, дети Спитака? Храни вас Господь!

1 просмотр0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Мы жили нормально, сами с собой – И времена и жизнь были лафа, И не один во мне, не потерял покой И не сошёл с ума - Ни я, ни я, ни я…