Меж адом и раем, меж явью и сном

(к выходу четвёртого сборника стихов Евгении Босиной)

Автор статьи - Михаил КОПЕЛИОВИЧ

Когда бы я был поэтом – я бы нашёл слова

точные и единственные, не мучаясь. не морочась

Б.Окуджава, «Подмосковные фантазии»


Это я к тому, что Евгения Босина именует себя «человеком, искренне старающимся писать стихи». Она, конечно, прибедняется, как и Окуджава в названном стихотворении, написанном уже в 90-е годы минувшего века. Но в случае Евг.Босиной дело ещё и в другом: она внутренне стесняется того, что начала писать только в 46 лет, на четырнадцатом году пребывания в Израиле. Случай достаточно редкий. Бывало, что поэты (особенно советские) переживали более или менее длительные перерывы в стихописании – то ли в результате творческого кризиса, то ли, как Н.Заболоцкий или В.Шаламов, по не зависящим от них причинам. Но такое!

В общем-то, в принципе это не важно. Важно, какие стихи стекают с пера стихотворца. Читая четыре сборника Евг.Босиной, изданные начиная с 2005 года («Снегопад в Галилее») и кончая 2017-м («Зелёное солнце»), видишь и то, что даже в самых ранних стихотворениях творческая манера автора вполне определилась, и то, что поэт не стоит на месте – растёт и совершенствует своё мастерство. Возьму по одному из текстов в обоих названных сборниках – разумеется, в извлечениях (это, конечно, несколько схематизирует картину роста, но, с другой стороны, если все цитируемые стихотворения приводить полностью, они составят ещё один сборник): «Здесь печалью окутаны горы…» (из сборника «Снегопад…») и «Здравствуй, время неуюта…» (из «Зелёного солнца»).

Разве это кому-нибудь надо –

Помнить тени на белом песке?

Я жила раньше в сказочном Граде,

А теперь я живу в городке,

И под грохот морского прибоя

Понимаю ясней и ясней:

Никогда не была там чужою,

Никогда здесь не стану своей.

Градом она, по примеру М.Булгакова («Белая гвардия»), называет родной Киев, а городок – по-видимому, Нагария, где она проживает в настоящее время. Вообще здесь всё предельно ясно: человека настигла ностальгия.

Здравствуй, время неуюта,

Здравствуй, новая напасть!

У меня украли утро –

Больше нечего украсть.

В день недобрый, в час беззвёздный,

Тридцать чёрного числа

У меня украли воздух,

Чтоб дышать я не могла.

………………………………………….

Незаметно, поминутно

Исчезают даль и высь.

У меня украли утро –

Просто утро. Просто жизнь.

Здесь сплошные туманности. Кто украл утро? А тридцать чёрное число? В месяце же не больше тридцати одного дня. Ну и «равенство» утра и жизни – это как понимать? Но не всегда ясность лучше скрытости. В этом стихотворении интонация важнее той конкретики, которая её породила. Грусть и тревога держат оба текста, но в раннем – всё слишком прямо, слишком «прозаично», а в зрелом – верховодит лиризм. Заключительная строка бьёт по нервам.

Характерным признаком поэтического творчества Евг.Босиной является антиномичность, что связано с душевным устройством поэта. У неё очень часто встречается предлог «меж», а если он иной раз отсутствует, то бывает, что подразумевается. В любом случае после «меж» и через союз «и», который в соответствующих стихах и разделах сборников играет противительную роль, встречаем точные антонимы. (Поэтому я и назвал свою статью, дважды употребив это самое «меж» – меж антонимов.) Вот пример: мотив дома – бездомья, один из фундаментальных в поэзии Евг.Босиной.

«Переезд-1» (сб. «Там, где нас нет», 2009):

Не надо было дом любить,

Как любят человека…

О, как же трудно уходить,

Когда уход - навеки!

А сможет ли понять другой,

Случайный, посторонний,

Что дом не каменный – живой,

Что он одушевлённый?

……………………………….

Не раз от бед меня спасал,

Водил моей рукою,

Болел, грустил и ликовал,

И мучился строкою…

Смутновато.

«Чуть-чуть помедлю, а потом…(сб. «Путь в страну Гиперборею», 2013):

Чуть-чуть помедлю, а потом…

Потом шагну через порог,

И здесь кончается мой дом

И начинается восток,

И здесь кончается мой мир

И начинается другой,

Где пахнет счастьем вечный мирт,

Где пахнет горем вечный зной

Яснее (и сильнее).

«Другого дома не нашлось…» (сб. «Зелёное солнце», 2017):

Другого дома не нашлось…

А в этом – даже стены

Навек пропахли и насквозь

Ненужностью и тленом.

Затянут мглой дверной проём,

И окна смотрят мутно…

И всё – как будто в доме том,

И люди в нём – как будто.

Как будто спят, едят и пьют,

Как будто бы одеты,

Но все бездомны – вот в чём суть! –

В пропащем доме этом.

Где обитают души их

И кем их лица стёрты?

Их нет давно среди живых,

Но нет и среди мёртвых…

И билась жилка на виске

Над мукою загадки,

И плакал ангел в уголке,

За пальмой в пыльной кадке.

(Здесь и далее выделено Евг.Босиной. – М.К.)

Трубный глас! Налицо позитивная эволюция творческого сознания поэта. И снова – антоним: живые – мёртвые (на сей раз через союз «но»).

О других мотивах, их сравнительной ценности и цельности – уже только на материале последнего сборника. Сила воображения: стихотворение-запев раздела «Вчера», первого в сборнике: «Ты скажешь, конечно, мол, выдумка, нонсенс…»; оно о том, что кто-то пылающий, дальний, огромный/ Меня осенял изумрудным лучом.// И небо вскипало зелёною страстью...

Мотив обжигающей памяти: «Дана мне мука – помнить этот день…»

Мотив сна, лучшего, чем явь: «Чужая война-1». Но, с другой стороны, «Ни звука, ни полслова о войне…» – прекрасное стихотворение, где «война» рифмуется с «волной», и где замена первой второю («забытый сон») будет нашею с тобой/ пусть маленькой, но всё-таки победой.

Муза – крылатая и бескрылая (вот и ещё один антоним): «День качнётся…», но «И Кто-то (понятно, Кто, коль с заглавной буквы. – М.К.) откликнулся и понял…», и сломанные крылья срастаются – вместе с душой поэта.

«Зачем всё это было нужно?..» С этим мотивом связан «соседний» – собственное творчество, неоднократные попытки осознать его ценность. Негативные: «… А в духоте комода, в уголочке…» и позитивные: «Не на земле, не в облаках…»; два последних – смежные.

Мотив «обычных дел» («Обычный день. Обычные дела…»). И замечательное стихотворение «Между мной и темнотой…», примыкающее к предыдущему.

Ещё одна антиномия состоит в постепенности раскрытия души навстречу новой родине – стихотворение «Хамсин-2» («В хамсины музы не летают…»). А раньше, в стихотворении «Здесь печалью окутаны горы…» (сб. «Снегопад в Галилее»), было: Полюблю эту горькую землю,/ На которой … не быть мне своей. Ещё раз напомню, что Евг.Босина впервые разразилась стихами в 2004-2005 годах, зато с тех пор пребывает в состоянии, условно говоря, «ни дня без строчки». Постепенно её муза обрела сильные крылья, как то было, к примеру, у известной ещё в Союзе Елены Аксельрод, репатриировавшейся в том же 1990 году, что и Евгения. Евг.Босина так привыкла к новым условиям, что ей однажды даже померещилась пушкинская крылатка в изломах улиц Тель-Авива (стихотворение «Хамсин-3»).

Хочу подчеркнуть, что антиномическое мышление имманентно Евг.Босиной, как и высокий градус эмоций. Концовка стихотворения «Не на земле, не в облаках…» живую лирическую героиню затмевает тень: А тень – стократ живей меня…Так или иначе, здесь повторяется ситуация пьесы Евг.Шварца «Тень». А в стихотворении «Просыпайся! – 2» Петушиное звонкое слово явно противостоит спящей душе, где всё свинцовей оковы/ Странных, смутных, запутанных снов. Всё это не просто риторика, за этим – растревоженная (хоть и спящая) душа поэта. Кстати, в первом стихотворении из этого диптиха есть само в себе антиномичное уподобление: ледяное, как пламя, пространство.

Имеются также (в стихотворении «Опять, опять тоска по снегу…») отличные метафоры: Лесов приёмные покои,/ Полей пресветлые палаты… Стихотворение в целом печальное, но в данном случае печаль целительна: А я спала, мне мнилось счастье:/ Не свет, а снег в конце туннеля.// И пахло счастье утром стылым,/ Сосной, нетопленою дачей/ И почему-то детским мылом –/ Тем, от которого не плачут. А ещё через две страницы следует: Между мной и темнотой/ Летний полдень золотой… Это зачин, а разрешается мотив очень сильно: Мама – тающей свечой –/ Между теменью и мной. Раздел «Сегодня» в «Зелёном солнце» завершается стихотворением «Звук родится из света и тьмы…»; а можно было бы меж светом и тьмой

Одно из лучших стихотворений «Зелёного солнца» – «О глупой Молли» (в разделе «Завтра»). Оно написано довольно редким размером – 8-стопным хореем. Впрочем, если учесть, что рифмуются слова перед срединной цезурой, то с полным правом можно считать, что хорей здесь обычный, 4-стопный, и, стало быть, стихотворение могло состоять не из 5,5 строф, а из 11 и заняло бы не одну, а две страницы текста. Так вот, здесь что ни строка, то антиномия. Самая сильная в мировоззренческом смысле – Будет вещим твоё слово, будет новым твоё тело… Между вещим словом и новым телом – дистанция огромного размера (как между духом и материей). И есть в этом стихотворении прекрасные тропы: … тонко-тонко плачет корень распроклятый// <…>/ он исходит светом млечным, он сочится бурой кровью; и ещё «напиться воли». В целом стихотворение несколько мистическое, но в данном случае мистика оправдана мотивом.

Выделю ещё одно стихотворение (третье из цикла «Филология» в разделе «Завтра»), обнажающее душу поэта «до изнанки»: «Я – учитель русского языка» – таково прозаичное начало, первая строка этого текста. Она прозаична и содержательно, и стилистически. И соответствует профессии Евг.Босиной. Но дальше… Она смотрит на море, впадающее в облака,/ … на солнечный подгоревший блин и думает: – Господи, вот ещё один…Видимо, ей кажется, что тут до неё побывал её коллега по профессии. Она придумывает ему фантастическую биографию и даже язык,/ Тяжёлый, лживый, насквозь больной/ И если не мёртвый, то полуживой?

Я – дело другое, я его

Люблю, как язычник своё божество –

Смурное, источенное червём,

Но нам, язычникам, всё нипочём

Но не следует верить видимости. На самом деле Язык – не враг мой, он – мой капкан,/ Моя возлюбленная западня:/ Вцепился и держит за горло меня. Подумать только – западня возлюбленная! (Вот у меня была западня ненавистная – не язык, а очень далёкая от него специальность.) А концовка закольцовывает лирику издевательской прозой: А он мне:/ – Не спрашивай. Просто учи. Удивительное самобичевание, но и «перпендикулярно» триумф.

Вот такой непредсказуемый поэт Евгения Босина. И поэтому боюсь прогнозировать характер её дальнейшего творчества. Могу только принять к сведению, что она – человек, искренне пытающийся писать стихи. Хорошие стихи!

Февраль 2019

Просмотров: 0

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia