Любовь Знаковская/на конкурс "22 июня..."

* * *

Этот пронзительный свист паровоза,

Крик «По вагонам!» и лязг буферов…

Это из детства, как будто с мороза,

Горем недетским повеяло вновь.

Это на станции Сталино, помню,

Кофточку мама сменяла на хлеб,

Только у двери теплушки-вагона

Встал дезертир, долговяз и нелеп.

С финкою в левой, больной и голодный,

К хлебу он правой рванулся рукой.

Как я кричала, заморыш, ребёнок,

Маму свою прикрывая собой!

Как я кричала – вагоны дрожали,

С переполоху умолк паровоз!

А дезертир – то ли страх, то ли жалость –

Что-то в нём, видимо, отозвалось…

Дрогнуло что-то в зверином оскале,

Руки, как в норы, в карманы вползли,

Ноги согнулись, как будто искали

Щёлку в толпе, чтоб зарыться в узлы.

Но за спиной моей мамины руки

Что-то творили с буханкой ржаной:

Чёрной горбушки кривые излуки

В лодке ладони плывут надо мной.

Вижу, как будто в замедленной съёмке:

К нелюдю «лодка» плывёт над людьми,

Слышится голос охрипший, негромкий,

Неповторимый: «Покушай, возьми…

КАЛИТКИ ХАТЫНИ

А в Хатыни ни хатынки.

Только кружатся снежинки,

Долгий-долгий колокола гул…

Будто пепел – снег кружится

И ворона – смерти птица –

Головешкой чёрной на снегу.

Да опомнись!..

Не могу…

Странный памятник – калитки,

Просто каменные плитки

Без ворот, заборов, без ключей…

Здесь, наверное, когда-то

В зеленях белели хаты

И звенел без умолку ручей.

Чей?..

Ничей…

У калиточек Хатыни

На морозе сердце стынет.

Слышно, как вздыхает Беларусь.

Здесь повыжжены посёлки,

Где евреев было столько –

Подсчитать несчастных не берусь…

Боль и грусть…

И доныне в той Хатыни

Не окликнет мама сына,

Дочку батька в дом не позовёт,

Потому что нет ни дома,

Крыши нет и нет соломы,

На которой бусель гнёзда вьёт…

Вот.

Бело поле – белый полог

Да трубы печной осколок

На воображаемом дворе –

Вот куда ведёт калитка,

И гудит посмертной пыткой

Колокол судьбы твоей, еврей…

Ой, вэй…

Вот он на руках выносит

Сына мёртвого... Иосиф –

Заживо сожжённое дитя!

К небу простирает руки –

Так застыли в страшной муке,

В камень превращённые, хотя

Много лет спустя…

…Всё мне видятся доныне

Те калиточки Хатыни

В белом-белом поле без жилья

Так радушно приоткрыты,

А хозяева убиты,

Не вернутся из небытия…

Ай- яй- я…

Просмотров: 17

Недавние посты

Смотреть все

Буря

Обманчива морская тишь, Когда у моря ты сидишь, Или, когда ночной порою, Ты в окна слышишь шум прибоя. Всё измениться может вмиг, Вдруг сильный ветер налетит, И буревестник всполошится, И в поднебесь

Собачье счастье

Как-то я шел по дороге, гуляя, Вижу, бежит собачонка, играя. За ней, ковыляя, лениво, но чинно, Брел сенбернар в полушубке овчинном. Такой полушубок – подарок зимой, В таком не замерзнешь при стуже л

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia