Лея Моин. Посвящение женщине

Я – женщина!

Как в этом слове всё переплелось:

и листопад, и дождь, и непогода,

и время года,

когда из почки -новый лист,

и соловьиный свист,

тоска, печаль и расставанье,

и первая любовь,

и первое свиданье,

что длилось от заката до рассвета,

и прелесть лета,

и сирени аромат,

и запах скошенного сена,

и сладость плена,

плена любви,

его любви и ласки,

и бесконечность детской сказки,

и пламень молний,

трепета и грёз,

и чистых, как росинка,

женских слёз.

***


Я – женщина!

Мне так подходят шляпки, веера...

Ах, что вы, не нужна мне шпага.

Отвага? Да...

Мне так она нужна была, когда

сподобил Б-г вдруг взяться за перо

и повело...

меня сквозь грозы и дожди,

с душой своей бескровные сраженья,

но вдохновенье...

Это ли не шпага?

У вдохновенья есть своя отвага

и доброта и свет.

Пройдут года и через толщу лет

прочтёт вдруг кто-то эти строчки

и не опустит крылья,

и не поставит точку.


***


Я – женщина и я люблю,

и пусть смеются те, кто

позабыл об этом.

Во все века, воспетая поэтом ,

любовь была хранилищем добра

и радости, и трепета, и счастья.

В её руках, в её вселенской власти

вся наша жизнь и смерть.

Изведавши достаточно потерь,

я обрела теперь

всё злато мира, что зовут любовью.

Его я заслужила кровью,

разлуками, страданьями души.

Я – женщина! Я буду ею столько,

покуда в сердце будет жить любовь

и буду чувствовать его ладонь,

и сердца стук,

его любви дыханье.

И если разлучит Всевышний нас,

рыданья,

как гром небесный,

землю содрогнут,

но две души любивших не умрут.

***


Я о любви так много говорю,

а как молчать, когда сирень в цвету,

а как молчать, когда душа полна,

а как молчать,когда в руке рука.

Когда морщинка на моём лице

шепнёт тебе, что ты ещё любим,

и солнце, отражаясь в волосах,

нам серебра добавит к седине,

и мы вдвоём с улыбкой на лице –

глаза без слов о многом говорят...

Когда по утру мы открыв окно

цветы увидим, а на них росу

и я сильней сожму твою ладонь,

молчи. Ты эту тишину не тронь.

Я о любви тебе скажу опять,

а как молчать, когда сирень в цвету...


***


Люби меня, прошу, люби

и я твою впитаю нежность,

как впитывает кожи снежность

луч солнечный. Прошу, люби,

как любит ветер озорной

любовно гладя ветку ивы.

Люби меня, люби, любимый,

чтоб стала я тебе родной,

чтоб стала воздухом твоим,

твоею жизненною силой

и чтоб любовь нас уносила

к таким высотам не земным!

Чтоб нам открылась жизни суть

и мы понять смогли в надежде –

не сможем жить теперь, как прежде.

Люби! Ведь в этом жизни суть!

***


Ты любишь так, как песнь поют жнецы,

певцы двукрылые-

весёлые стркозы

иль ветры как по утру песнь поют,

как пахнут от дождей покосы.

Ты любишь так, как будто всё в огне

да и во мне горит душа взлетая,

и я смеюсь вслед уходящей мгле,

о прошлых болях тихо забывая.

А я люблю, как будто завтра смерч,

потоп, цунами,град, землетрясенье,

луны затмение,

смещение планет,

как будто завтра править будет смерть.

Я так люблю,

Как в жизни никогда

не пела, не смеялась, не любила,

не верила

и просто не жила.

Сейчас судьба мне счастье подарила!

***


Моей маме Рахели Моин посвящается


Опять гроза над крышами и садом.

Осенний дождь стекает, как слеза.

О, как мне хочется, чтоб ты присела рядом

и я смотрела бы в твои глаза,

своим теплом тебе согрела руки

и говорила нежные слова.

Твоя душа такие знала муки...

Лишь взрослой став, я это поняла.

Узнала, что Его ты ждала ласки,

ждала Его ночами у окна.

День шёл к закату, размывая краски,

спускалась ночь невинна и нежна.

И ты одна, ложась в постель пустую,

рыдала, чтоб меня не разбудить...

А я сейчас так о тебе тоскую

и некому мою тоску излить.

***


О, женщина! О, женская рука,

которая ласкает и тревожит.

О, как она тонка и как хрупка,

но если нужно, силу в сердце вложит.

О, эти руки! Им вовек дано

обнять тебя встречая и прощаясь.

О, им дано, в веках утверждено

спасать тебя, любовью наслаждаясь.

О, женщина! Главою припади

и ощути великое блаженство.

И пусть гремят грома, идут дожди,

прильни к рукам,как в том далёком детстве.

***


Мне не хватает нежности твоей,

прикосновенья рук и поцелуев.

Но где-то ты отверженный бредёшь

о прежней жизни, как и я тоскуя.

По разным улицам идём томясь.

Закат в полнеба догорает робко.

Мы разрешили наш извечный спор,

поставив точку жирную. Что толку,

что день ещё печальный отгорел,

отзолотился, искрами играя.

Мне не хватает нежности твоей

и я молюсь, чтоб образ не растаял.

***

Просмотров: 20Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

New voiсes

Compilation, translation, preface Irene Yavchunovsky. – Tel-Aviv (Israel): House Helen Limonova, 2020. – 225 p., ill., photo. – (Series "Library of Russian-speaking Writers of Israel). – ISBN 978-965-

БОГОМОЛ*

Сидит в молитвенной он позе, И смирен, и покладист, чист. На вид не представляет он угрозы, Не шелохнётся, как зелёный лист. Но стоит лишь добыче появиться, Смиренье исчезает, испарясь, С велик

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль