«И было явлено начало: трава, дыхание, строка»


С Аллой Айзеншарф мы были знакомы и не знакомы. Много лет назад мы встретились на конференции СРПИ в Ашдоде, которую проводил наш журнал «Русское литературное эхо». Просто были представлены друг другу, но пообщаться, к сожалению, не удалось. Но я навсегда запомнила эту высокую статную женщину, казалось, наполненную чувством собственного достоинства.

Бывая на встречах с Леонидом Финкелем, я много раз слышала рассказы об удивительной судьбе Аллы. Наверное, об этом напишут другие, знавшие ее близко долгие годы.

Но вот ЕЕ не стало. На похоронах я услышала слова, предназначенные для Аллы, рассказ о ее творчестве и о ней как человеке. Но больше всего поразило меня то, что многие ее книги, напечатанные в разные годы и совершенно нетронутые временем, сын Аллы раздавал на выходе из кладбища. Они так сиротливо лежали, просили, нет, даже молили: «Прочти меня!», что люди молча брали сборники, изданные в разные годы и, видимо, не нашедшие своего читателя по разным причинам, и уходили, унося с последнего прощания с Аллой частицу ее поэтической души, которую верно хранили эти поэтические издания.

Я тоже взяла несколько разных изданий, вернувшись домой всю ночь читала их, постигая и раскрывая для себя ее мир, ее душу. И… подружилась с ней, может быть, и поздно, но ведь не это главное – мы стали друзьями. Тем более, что она предвидела это посвящением к сборнику «Тень птицы» (2004): «Эта книга вам, дорогие, кто любит меня до сих пор, и вам, чье сердце еще отзовется». Мое – отозвалось.

И что удивительно – первое же стихотворение, которое я открыла, оказалось пророческим:


Живу за пределом острожным

на выжженной этой земле,

С душой колдовской и таежной,

как уголь мятежный в золе.

Живу у всего за пределом,

рассвет ли, закат – не уснуть.

И все бы, чего я хотела, -

чтоб здесь и окончился путь.

2003 г. Сб. «Ночь охранная».


А это она написала о себе задолго до этого печального дня, но и обо всех тоже. Как будто присутствовала в этот печальный день на Ашкелонском кладбище, расположенном на семи ветрах и открытом на все стороны света.


Плетясь за гробом, плакала душа.

Она еще привыкла к телу этому,

Привыкла улыбаться не спеша

Сверчку и стеблю, солнышком согретому.

И над свечой субботней затихать,

И трепетать над явленною строчкой.

Душа не знала, как ей было знать,

Что срокам расточительны отсрочки?

Она плыла, покорная судьбе,

Поверх голов над вереницей скорбной.

И кто-то плакал, видно, о себе.

Так плакал хорошо и непритворно.

2003 г. Сб. «Ночь охранная».


Алла Айзеншарф любила жизнь, любила Слово и Музыку и многое другое, что замечает в этой непростой жизни только ПОЭТ. Все знают, что у нас есть душа, но никто ее не видел. Мы только чувствуем, что она радуется или болит. А вот слово, музыка, искусство какими-то своими тайными тропами, только им известными, дотрагиваются до этой невидимой души и играют на ее струнах, затрагивают и увлекают в загадочный мир звуков, слов и образов.


И вдруг, на миг застывшая рука

Застыла над листом черновика.

Как непреодолимо этот миг

Над белизной черновика велик!

Как тяжелеет ужасом рука,

Пока строка плывет издалека,

Пока несет звучание глубин,

И ты еще одна, и ОН – Один.

2013. Сб. «На каменном календаре».


И конечно же, о любви, которая наполняет жизнь и стихи Аллы:


Не дай мне потерять тебя! Не дай!

Такие ветры дуют на планете.

Не дай мне Бог, сказать тебе – прощай

Над непроглядной бездною бессмертья.

Но если он придет, злосчастный миг,

сиротский самый и неотвратимый,

прошу, чтоб рядом он меня застиг,

Чтоб выдохнуть последнее: «любимый…»


Стихотворения Аллы Айзеншарф нельзя разделить на философское, любовное, о природе, о жизни. Каждая ее строка наполнена всем, видимо, такова была ее жизнь, все смешалось в ней. Но в каждом стихотворении есть Прошлое, Настоящее, Будущее и Вечное.


Расчесываю волосы. Они –

Моих раздумий тайное начало.

В них голубые плещутся огни

и затихают под рукой печали.

Они текут ручьями до колен,

на струйки разбиваются о что-то.

И время – белый Ангел перемен –

Сдувает с них тихонько позолоту.

2003. Сб. «Ночь охранная».


Путь, по которому прошла Алла – это путь ее поколения, детство которого закончилось вместе с услышанным словом «Война…». Те, которые выжили в этом адском пламени, дали жизнь новым поколениям, нашли себя на земле предков и донесли до нас желание жить, творить и созидать.


Я терпелива. Что мне времена?

Что мне сейчас в их стойбище убойном?

Пришла война – и кончилась война.

Потом другие приходили войны.

Горела, умирала и стократ

Душа, измучась, покидала тело.

А что живу – ну, кто же виноват?

Вон сколько гор, как я, окаменело.

2003. Сб. «Ночь охранная».


Так и будет жить Алла Айзеншарф в своих стихах, щедро подаренных людям. И я буду их перечитывать, советоваться, искать ответы на вопросы, помнить и дружить.


Так высоко они стояли,

Сияли светом облака.

И так смычок вела рука

От удивленья до печали.

И было явлено начало:

Трава, дыхание, строка.

2003. Сб. «Ночь охранная».



Просмотров: 7

Недавние посты

Смотреть все

СОЧИНИТЕЛЬ

Давид Иосифович сидел, сутулясь, в сквере возле своего нового дома, куда его перевёз младший сын Лёшка. Старик прислушивался к шороху падающих листьев. Ветер хозяйственно подметал поржавевшие листья к

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia