top of page

ИЦХАК РАБИН ПАМЯТИ ГЕНЕРАЛА

Обновлено: 15 апр.

Не просто храбрый генерал,

В боях и войнах победитель,

В историю страны попал

Ты как политик и мыслитель.


Таких немного на земле,

Наполеон и Эйзенхауэр,

И не снимают по тебе

И посегодня люди траур.


Но, свет рассеивает тьму -

Мы вспоминаем понемногу

И про душевную борьбу

И про немстительного Бога.


И про людской тяжёлый путь,

Что нас влечет неумолимо,

И что земных событий суть

Записывает где-то Клио.


1. МОЛОДОСТЬ.

Жизнь начинал свою с размахом,

Не прячась от нее в глуши,

В ней были Хагана с Пальмахом,

И англичане, и Виши,


И был террор, и Альтарена,

Междоусобная война,

Когда из праха и из тлена

Вставала новая страна.


И не было путей тореных,

И даже контуров пути,

Чтоб по нему непринужденно

И, не испачкав рук, идти.


Ты шел, как многие солдаты,

По командирским должностям,

Не по тылам, обитым ватой,

А сплошь по боевым частям.


За Иерусалим сражался,

Как за отеческий надел,

Не уклонялся, не боялся,

Не предавал, не подсидел.


Дошел до чина генерала,

До высших должностей в стране,

Что драться не переставала,

Живя в миру как на войне -


В тревоге, в вечных ожиданьях

Сражений, стычек и боев,

В мечтах о новом мирозданье,

Где счастье обретет свое.


И ты надежду и защиту,

Давал стране, как весь ЦАХАЛ,

Который храбро и сердито,

И превосходно воевал.


И брал деревни с городами

Врага побив или изгнав,

Жаль только, что война местами,

Лишает воевавших слав.


Когда страдает населенье,

И молодежь, и старики,

Когда политиков решенья

Кривят солдатские мозги.


И переносится на внуков

И правнуков ярмо тревог,

В надежде, что их на поруки

Возьмет когда-то снова Бог


И разрулит за них проблемы,

В какой-то светоносный год,

И сами рассосутся темы,

Что часто тяготят народ.


Но, ты был славен, без сомненья,

Ум, опыт, честь и пыл души

Без страха и без промедленья

Отдать своей стране спешил.


2. НА ПИКЕ

Опять война и вновь победа,

И вы с Даяном у руля,

И слава шла за вами следом

Через разбитые поля.


Жизнь безупречна на бумаге,

Была реальность тяжелей,

Когда держав соседних флаги

Приблизились к земли твоей.


И было принято решенье -

Заблаговременный удар

Нанес соседям пораженье,

Которого не ожидал


Никто в этом подлунном мире -

Он нынче памятью тебе -

И самолёты их почили,

Не налетавшись, на земле.


Ты был начальником Генштаба

И несколько отличных дней

Вел, как машину по ухабам,

Ты армию земли своей.


Шесть дней - на всех фронтах успех,

Иерусалим, Синай, Голаны,

Отвагой дней великих тех

Поражены другие страны.


Прорывы, музыка сражений,

Нетривиальный результат,

Сплав полководческих решений

С умом и мужеством солдат.


Не зачеркнуть страницу эту,

Кто, как и что ни говори,

Она войдет, по всем приметам,

В саму историю Земли.


Но, дальше твое время мчится,

Осваиванье многих школ,

Гражданские мелькают лица,

Ждет в США диппротокол.


Там будут споры и дебаты

И дружба с госсекретарем,

И, как положено солдату,

Стоять ты будешь на своем,


Но, и работу делать чисто,

Не упираться, коль неправ,

Сражаясь с пылом фаталиста

За каждое из спорных прав


Страны и своего народа,

Кто выжил волею судьбы,

И сохранившего в невзгодах

Пыл и энергию борьбы.


Но, что-то изнутри крутило

Кишки в очередной бойне,

И мысль о мире захватила,

Как раньше мысли о войне.


Не сразу, но, с ней нету сладу,

Гони ее хоть так, хоть так,

Она взошла сквозь интифаду,

Сквозь бурю каменных атак.


Сквозь всю историю народа,

Сквозь всю историю земли,

И заглушить ее ни годы,

Ни даже войны не смогли.


И каждый шаг давался с боем,

Мир от войны не оторвать,

Ведь каждый был обеспокоен,

Чтоб своего не потерять.


3. УБИЙСТВО

И грязь лилась из многих уст,

Историки сидели с лупой,

Чтоб доказать, что ты был трус,

Что было, безусловно, глупо.


И лыки все тянулись в строку,

Не так глядел, не так молчал,

А поглядеть с другого боку -

Не те приказы отдавал.


И все само собой случилось,

Сама выигралась война,

И сами войска сходились,

И велика твоя вина


В потерях и мала в победах,

Твой в них преувеличен вклад,

И ставились в вину все беды

И обнулялся результат.


И в омерзительном припадке,

У чувств бушующих в плену,

Изображали в арафатке

Героя, спасшего страну.


Или в эсэсэвском мундире

Черня и загрязняя суть

Того, кто говорил о мире,

Торя к нему нелегкий путь.


Ты дважды побывал премьером,

Своей стране не изменив,

И очень многим стал примером,

Людей вокруг себя сплотив.


Там были многие солдаты,

Двадцатый век - военный век,

Но, путь пресек твой подловато

Один невзрачный человек.


Он верил в Бога, стрелял в спину,

Курок три раза нажимал,

Не мальчик, но, и не мужчина,

И никогда не воевал.


Не знал, не делал, не работал,

Страну ничем не одарил,

Молился, соблюдал субботы,

Главу правительства убил.


Того, кто ей служил защитой,

И кто ради нее дышал,

Курок взведен был деловито

И палец на курок нажал.


Все это не оригинально,

В истории такой же след,

Нелепо-иррациональный,

Мы наблюдаем много лет.


Пример дал Жак Клеман когда--то,

Его продолжил Равальяк,

А Генрих Третий был солдатом,

Хоть оторваться не дурак.


Солдатом был Анри Четвертый,

От войн на благо страны сед,

А тем фанатикам упертым,

Обоим чуть за двадцать лет.


Политика смешалась с верой,

И деньги вечно правят бал,

И этим каверзным манером

Вновь лезет зло на пьедестал.


Все это живо, без сомненья,

Сейчас, как много лет назад,

Об этом нам и размышленья,

И сами факты говорят.


Но, помнить будут наши внуки

Молниеносную войну,

Энтеббе, Осло и те руки,

Которые спасли страну.


12 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

ПРИРОДЫ ИСТИНА ДУШЕ ЖЕЛАННА

Не слушаю ютуб и telegram - Там с ложью ложь враждуют беспрестанно. Себя не продаю тем вечным лжам. Природы истина душе желанна. Жара пылает адовым костром. Потопы, смерчи землю рвут на части. Под Мес

Comments


bottom of page