• ilanaarad

Илана Арад. Среди волков

1.

Стая волков на поляне лесной доедает убитую тушу.

Весу добавила я - мне упал тяжкий камень сегодня на душу.

Звери в лесу по закону живут: прежде всех преклоняются старшим,

только обидеть кого-то у них – не дозволено, даже и младших.


Как-то двуногий пришёл со стрельбой, подчинив, как он думал, хвостатых

Стал над лесами хозяином стад и племён, и скотин всех рогатых».

Дом и машины себе изобрёл, научился рассказывать притчи,

Только звериный не мог знать язык, и не знал он язык даже птичий.


Он – богатырь и в прогрессе своём всё, что встретит –

растопчет в дороге,

Он не почувствует боли других – ведь в ботинки запрятаны ноги.

Даже когда на пути кто-нибудь послабее, чем он – что за нравы –

Горе тому, кто стоит поперёк: ЧЕЛОВЕК ЧЕЛОВЕКА ЗАДАВИТ.


Мы – не такие, как звери в лесу: нас учили культуре немало:

К звёздам летает большой человек, так не может зверюга отсталый.

Если ружьё у меня на плече, это значит: я – всех их сильнее:

«Дайте дорогу, а ну, берегись! На колени же и поскорее!»


2.

Волком воспитан младенец людской, на ребёнка смотрел тот с любовью.

Крошка любил класть головку свою на «отца», словно на изголовье.

Вырос мальчишка, родным волка звал, и кусался и выл он по-волчьи,

Но говорить человечьи слова и не думал ни днём, и ни ночью.


Им бы остаться навечно вдвоём, ведь семьёй были мальчик и серый...

Злое внезапно явилось ружьё: зверь-отец был убит браконьером.

Долго сидел сын и выл на луну, не желая покою предаться.

Лишь только голод его выгнал прочь, вот, какая вам сказочка, братцы...


Юноша шёл много дней и недель, по дороге из милого края,

Встречные звери, завидев его, отходили, пути уступая.

Горы он видел и видел поля, обошёл стороною деревню.

Пара следов проросла на снегу под светилом, всё видящим, древним.


Горько вздыхала по нём лишь земля: «Ох, сердешный, такой одинокий,

времени столько – в движенье всегда, и печалью объят он глубокой...»

Юноша был одиночеству рад: «Пусть я вечно один так и буду...»

Только найдёшь ли местА на земле, где кого-то не видели люди?


«Встреча какая, ну, гол-человек... ты скитался, как видно, прилежно?

Тело своё обмотай чем-нибудь, раз остался зимой без одежды.

Вместе пойдём, и ружьё не забудь, здесь волков нынче - целая стая...»

Путник застыл, шелохнуться боясь, нападать, или смыться – не зная.


Жил человек молодой лишь в лесу, не боясь даже страшного зверя,

Здесь же – и света полно и машин, кто же скажет, во что надо верить?...

Поняли, что не такой он, как все, говорить не умеет и слова.

Чтоб не кусался и не нападал, тяжёлейшие нёс он оковы.


Имя ему дали «Уайлд» потому, что явился он из лесу диким,

И для порядка, в главу жития записали приметы... улики...

Многие дни все учили его, и наш юноша стал человеком:

Новенький паспорт сие подтверждал, и графЫ в городской картотеке.


Ночью, однажды, идя из кино, увидал незнакомые лица,

В дрожи, у них вырываясь из рук, от испуга визжала девица.

Юноша вспомнил уроки людей, бросил всё и помчался к несчастной,

В окнах соседнего дома глаза наблюдали за видом ужасным.


Но, как сирены добрались туда, незнакомка уже убежала,

Парню легавые руки связав, увезли и не знали печали...

Суд.. Нет свидетелей... ТОлпы людей, что пришли поглазеть на убийцу...

Также священник – на истинный путь согрешившего ведший, молиться...


В камере Уайлд попытался понять, как и что же на деле случилось:

Он защищал. Так же делал в лесу,

эти люди берут самок силой!..

Это - неверно, не место ему средь животных жестокой породы,

Цепи – долой, лёгкий прутьев рывок, опьяняющий воздух свободы!


3.

Где-то, в лесу, между диких волков, доедавших убитую тушу,

Странные звери мелькали вокруг, приводя во смятение душу:

Волки без шерсти, двуногий с хвостом – горделиво водили ушами:

«Мы – средь волков, мы ушли от людей, и свобода, и радости – с нами!»

15 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

На опушке леса, у костра между деревьями, сквозь листву которых еле-еле пробивался свет бледной луны сидели двое: старик и мальчишка. - Дед, расскажи сказку, - маленький Дуля дергал за рукав старого Ф

"А ведь так молод, ещё бы жить да жить," – горестно вздыхал кожаный диван, готовясь к переезду на новое место жительства, а именно – на свалку. Лежбище морского котика, а вернее, хозяина - тяжеловеса

Сначала паруса услышали испуганный шепот мачт, не похожий на их привычное шушуканье. Затем почувствовали не дуновение и даже не выдох, а глубокий вдох, словно кто-то там, далеко-далеко, наполняет легк