ИЗРАИЛЬ 2039

Лева - бывший москвич, химик по образованию. Недавно Леве стукнуло 99. Чувствует он себя отлично, кое-что вырезали, кое-что заменили, бегает как молодой. Сегодня 20 июля 2039 года. На улице как всегда в это время года больше 30 градусов. Он нажимает в скоростном лифте копку минус 4 и, не выходя из подъезда, попадает в прохладу подземного мира. Пятнадцать лет назад правительство, осознав, наконец, угрозу ядерной или химической войны, распорядилось о начале строительства подземных городов по всей территории Израиля. Левин подземный город получил название Гушдан 1.

Город выглядел так, как изображали города будущего лет сорок тому назад. Подземные улицы повторяли конфигурацию главных городских улиц. Пройдя несколько десятков метров по утопающему в зелени коридору, Лева вышел на одну из ярко освещенных центральных улиц. Дневной свет шел сверху из световодов, выходящих на поверхность. С помощью системы зеркал он распространялся по подземелью. Узкие газоны отделяли пешеходные дорожки от проезжей части улицы, по которой на небольшой высоте проносились шарообразные прозрачные капсулы с пассажирами. Лева коснулся на экране его наручных часов иконки вызова такси, и через пару минут около него приземлилась капсула с горящей над ней буквой «Т». Лева занял кресло водителя и набрал на табло нужный адрес. Через десять минут такси остановилось около витрины небольшого кафе, в котором обычно собирались за чашкой кофе Лёвины приятели. Сидевшие за столиком двое пожилых израильтян Сёма и Изя шумно приветствовали Леву. Они были на несколько лет моложе Левы. Сема работал когда-то инженером на заводе в Бердичеве, а Изя был из Одессы и чем он там занимался, он уже не помнил. В Израиле они отработали по тридцать лет, и вышли на пенсию. Много лет каждый вторник друзья встречались в этом кафе, сначала над землей, а теперь уже пару лет под землей. Как правило, говорили о здоровье, лекарствах, о мужских подвигах в прошлом. Но на этот раз все разговоры были о том, что будет, когда начнется война. В том, что она должна вот-вот начаться никто не сомневался. Радио и телевидение только о том и сообщали.

- Если они первыми начнут, мы им ответить успеем? – поинтересовался Изя.

- А как же. Для чего же у нас подводные лодки – уверовал его Сема.

Изя отпил глоток кофе и продолжил расспрашивать приятелей.

- А если наша ракета собьет их ракету с атомами? Атомы на нас посыпятся? -

- Ну, это не совсем атомы, это радиоактивные осколки – радиация – объяснил Лева.

- Я читал, что радиация проникает через все дырки, а сюда она не проникнет? - задал в свою очередь вопрос Сема.

Лева успокоил друзей:

- Надеюсь, что дырок здесь нет.

- И сколько же нам здесь сидеть, если по нас жахнут? - продолжал задавать вопросы Изя.

Лева выступал в роли ответчика.

- Пока радиация наверху не спадет, может неделю, а может месяц.

- А если наверху вообще все исчезнет, все будет разрушено?

- Для этого мы и построили подземные города, чтобы в них отсидеться, пока можно будет выходить наружу.

- Мы в случае чего тут нашу жизнь и закончим, а молодые когда-нибудь и выйдут на поверхность – заключил Сема.

Хотя все ждали чего-то подобного, сирена прозвучала совершенно неожиданно. С мостовых куда-то исчезли транспортные капсулы. Улицы, магазины и специальные помещения в течение нескольких минут заполнились людьми. Дневной свет погас. Зажглись высокоэкономичные лампы, работающие от аккумуляторных батарей. Витрина кафе, где сидели Левины приятели оказалась за стальной плитой. Такими же плитами мгновенно стали защищены и другие помещения подземного города. Раздался сильный гул и люди под землей ощутили сильный толчок. На иврите, русском, английском, амхарском, арабском языках заговорило радио: «Израильская противоракета сбила вражескую ракету несущую ядерный заряд. Радиационный фон на поверхности в сотни раз превышает норму, в подземных городах близок к норме. Премьер-министр Израиля призывает граждан соблюдать спокойствие. Системы жизнеобеспечения в наших подземных городах не пострадали, запасов продовольствия и воды хватит на длительное время. Мы будем постоянно информировать население о радиационном фоне на поверхности». Сема разволновался и отключился от общего разговора. На большом табло, висящем на стене кафе, засветились цифры радиационного фона под землей.

Лева и Изя продолжили следить за ситуацией и обмениваться репликами.

- У нас фон всего несколько единиц, по-видимому, скоро мы сможем выйти на улицу.

- А зохен вейн, и что я буду делать на этой улице?

- Ты можешь гулять, как и прежде, а можешь пойти в отведенный тебе апартамент.

- Куда, куда?

- Апартамент это номер люкс в пятизвездочном отеле.

- Дыль нишкин копф (не морочь мне голову).

- Ладно, ладно не сердись. У каждого жителя будет небольшое помещение во временных гостиницах. В теудат зеуте у тебя есть вкладыш с мобилизационным предписанием, в котором указан адрес гостиницы.

Друзья допили кофе, и стали обсуждать свое положение.

- Что мы будем делать в этих клетках?

- А раньше, чем ты был занят?

- Смотрел телевизор, гулял, встречался с внуками.

- Ну и будешь этим же заниматься, только на меньшей площади.

Тем временем защитные плиты уехали в стены, на улице появились автомобильные капсулы. Друзья вывели Сему из состояния оцепенения, попрощались с хозяином и вышли из кафе.

На тротуаре было полно народу. Люди не выглядели напуганными, скорее несколько озабоченными. Все хотели поскорее найти свои временные пристанища. Такси развозили людей по новым адресам.

Лева пожал руки старым товарищам,

- Ну что? Жизнь продолжается. До встречи в следующий вторник, на том же месте в тот же час.

- С Божьей помощью – подхватили Сема и Изя.

- И благодаря мудрости наших правителей, создавших для нас такие надежные убежища – добавил Лева

- Аминь.


Просмотров: 0

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia