Ида Швидель/На конкурс "22 июня..."

И ЭТО Я МИШЕНЬ


Как убежать от страшного виденья,

Забыть всё то, что прожито не мной?

Проспать бы ночь одну без сновиденья,

Не видеть снов. И обрести покой.

Но только ночь накрыла покрывалом

Мою постель, в которую легла,

Я вижу сердцем, старым и усталым,

Дрожащие от выстрелов леса.

Я слышу крик предсмертный и ужасный.

Кровавый снег… кровавая трава…

Я – тот старик, застреленный, несчастный.

И мать ребёнка. И ребёнок я!

Я средь детей, что с жёлтою звездою

Идут понуро, опустив глаза,

Раздетые, разутые зимою.

Им страх молчаньем заковал уста.

И это я – мишень лихой забавы

В тех состязаньях, принятых шутя

Фашистами со свастикой кровавой,

В которых цель – убить! Убить меня!

Я долго в крематории сгораю,

Где трупы ворошит и мой отец,

Я серым дымом в небо улетаю.

Огонь трещит – псалом поёт певец.

Я сердцем эти судьбы пережила,

Была миллионы раз я в том аду.

И это из меня варили мыло.

В меня стреляли в Киевском яру.

И это я лежу в общей могиле,

Заросшей густо сорною травой.

Грехи – мои убийцы замолили,

И только ветер плачет надо мной.



17 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

А дела таковы, что закаты сменяют восходы, Стаи рвутся на юг и обратно - на Север - летят. Можно осень с весной Обручить, отменив переходы, Будет вечный полет - Если птицы того захотят. А дела таковы,