Игорь Хентов. Ко Дню памяти жертв фашизма

ГЛАВЫ ИЗ ПОЭМЫ

«БОЛЬ ЗЕМЛИ»


1. ЗМИЁВСКАЯ БАЛКА

В РОСТОВЕ, В ОТРИНУТОМ Г-СПОДОМ МЕСТЕ,

РАЗЖАЛАСЬ ПРУЖИНА ЗЕМНОЙ КРУГОВЕРТИ:

В ВОЕННУЮ ПОРУ, С ДЕТИШКАМИ ВМЕСТЕ,

ЖИВЫЕ СПЕШИЛИ В ОБЪЯТИЯ СМЕРТИ.


ГОРЕЛИ КВАРТАЛЫ И ГИБЛИ В ПОЖАРЕ –

РАСПЛАВЛЕННЫЙ АВГУСТ НЕ ЗНАЕТ ПОЩАДЫ,

И КОРЧИЛИСЬ СУДЬБЫ В УДУШЛИВОЙ ХМАРИ,

ПРЕДЧУВСТВУЯ БЛИЗОСТЬ КРОМЕШНОГО АДА.


ПЛАЧ ВДОВ И СИРОТ СЛИЛСЯ С ГУЛОМ НАБАТА –

ПОМЯНЕМ ВСЕХ ПАВШИХ, ОТ БОЛИ НЕМЕЯ!

ВСЕГДА НА ВОЙНЕ ПОГИБАЛИ СОЛДАТЫ,

НО ТОЛЬКО ЕВРЕИ ЗА ТО, ЧТО ЕВРЕИ.

И СТРАШНАЯ ЯВЬ ОБРАТИЛАСЬ КОШМАРОМ

И ЗАМЕРЛИ ЖЕРТВЫ, ТЕРЯЯ ДАР РЕЧИ,

А ПЬЯНЫЙ ЕФРЕЙТОР ИГРАЛ ПОРТСИГАРОМ,

ОБЛИЧЬЕ ДАВНО ПОТЕРЯВ ЧЕЛОВЕЧЬЕ.

У СЕРОЙ, С ПАУЧЬИМ КРЕСТОМ, ДУШЕГУБКИ,

ЧТОБ ЛЮТОЮ КАЗНЬЮ НАСЫТИТЬСЯ СРАЗУ,

СМЕЯСЬ, МАЛЫШАМ ДОКТОР СМАЗЫВАЛ ГУБКИ

БЕЗЖАЛОСТНОЙ, СЛАДКОЙ, ЖЕЛТЕЮЩЕЙ МАЗЬЮ.

И ПАДАЛИ НАЗЕМЬ ЕВРЕЙСКИЕ ДЕТИ,

И ЛАВА ОТ ГНЕВА ВСКИПАЛА В ВУЛКАНАХ,

А ДОКТОР НЕБРЕЖНО КУРИЛ СИГАРЕТЫ,

И ДЫМ СТАНОВИЛСЯ ЧАСТИЦЕЙ ТУМАНА.


ТУМАН СТАЛ РОСОЙ. ТА – ДУШИСТОЙ ТРАВОЮ,

ЧТО К НЕБУ ВЗМЕТНУЛАСЬ ИЗ СКОРБНОГО ПРАХА,

И Б-Г НАЧЕРТАЛ НАМ МОГУЧЕЙ РУКОЮ

ПУТЬ ЧЕСТИ, ЛИШЁННЫЙ СОМНЕНИЙ И СТРАХА.

И ДАЛ НАМ НАДЕЖДУ, И ВЕРУ С ЛЮБОВЬЮ.

О, БРАТЬЯ И СЁСТРЫ! ПОД ВЕЧНЫМ СВЕТИЛОМ


МЫ ПОЧВУ ПОИЛИ ДОСТАТОЧНО КРОВЬЮ –

ЕЁ УРОЖАЮ С ИЗБЫТКОМ ХВАТИЛО.

…ДРОЖИТ ПОД ВЕТРАМИ ЗМИЁВСКАЯ БАЛКА.

СТОИТ МОНУМЕНТ. ЖЖЁТ ЗЕМЛЯ ПОД НОГАМИ.

ПОРОЙ ПРИЛЕТАЮТ ВОРОНЫ ДА ГАЛКИ,

ПЕСТРЕЮТ ЦВЕТЫ ОТ НЕВЕСТ С ЖЕНИХАМИ.


О, РАДОСТНЫЙ МИР, ЗОЛОТОЙ ОТ ЗАКАТА!

УЖ ВЕЧЕР, И С ДОНА ПРОХЛАДОЮ ВЕЕТ.

НЕ СМЕЙ ДОПУСТИТЬ, ЧТОБЫ ГДЕ-ТО, КОГДА-ТО

СТРАДАЛИ ЕВРЕИ ЗА ТО, ЧТО ЕВРЕИ!


3. ХОР ДЕТСКИХ ДУШ

Мы давно уже не живём,

Лишены и жары, и стужи.

Меж сияющих звёзд поём:

Б-г собрал воедино души

В вечный детский еврейский хор –

Не бывало таких на свете.

Обратите на нас свой взор,

И любовью своей ответьте.


Каждый в свой мы ходили класс

И безгрешно шалили в школе,

Но пришёл наш последний час,

И взорвалась Земля от боли.

Мы не знали до той поры,

Что, на ставшей чужой планете,

Средь смеющейся детворы

Есть достойные смерти дети.

И остались лежать одни


Наши мячики и скакалки,

И порвалась живая нить

В стылой тине Змиёвской балки,

И сестренку обнял Адам,

А братишку Рувима Хая,

И вошли они во врата

Б-гом данного детям Рая.

И плясала, смеясь, война,

И Вселенной рвалась аорта,

И сразила войну весна,

И отцы возвращались с фронта.

Ну а мы всё поём, поём,

В безграничной холодной выси,

Чтоб Вс-вышний хранил ваш дом

И любовь направляла мысли.

КУКЛЫ

Мы живём, чтоб уйти, и уходим, чтоб жить

В строчках, зданиях, красках, далёких потомках.

Если б детские куклы могли говорить,

Кто, что видел и слышал, пусть даже не громко!

Рассказала б одна, как закончилась нить

Её жизни привольной с трёхлетнею Саррой:

Кукла Сарру свою продолжала любить,

Помня день расставанья у Бабьего Яра.

Рассказала б другая, как чёрная смерть

Забрала пятилетнюю Ривку в Дахау,

Про овчарки оскал и свистящую плеть,


Что гуляла в руках неулыбчивой фрау.

Третья б вспомнила лютый еврейский погром,

Полицаем-соседом распятую Лею,

Блюдце с чашкой, раздавленные сапогом,

Мамы страшные крики и кровь на аллее.

Куклы, куклы… вы ждёте хозяек своих,

Но они не придут из заоблачной выси.

Куклы, куклы… теперь вы нужны для живых,

Для полёта сердец и движения мысли,

Чтобы снова нигде, ни за что, никогда

Не корёжили разум нацистские зиги,

Чтобы ярко сияла Давида звезда

И бросала на мир просвещения блики.

Куклы строго глядят в тишине «Яд вашем»,

И травой заросли яры, балки, траншеи.

Мироздание. Космос. Вс-вышний в душе.

Судьбы горькие Ривки, и Сарры, и Леи.

ЙОМ А-ШОА

Мсье Эпштейн, Вы богаты, живёте в Париже,

Ваша жизнь словно слеплена из шоколада,

А слыхали о деде своём, об Элише,

Что сожжён был в гудящей печи Бухенвальда,

Как нацисты его привезли из Прованса,

Превратив жизнь людскую в смертельную драму? –

Уцелеть не имел ни малейшего шанса,


Но спас чудом Эстер – Вашу милую маму.

Пан Иоффе, Вы в детстве избегли погрома!

Кто ж не знает, что в Польше творили с «жидами»?

Слава Б-гу, лет сорок с лихвою, как дома:

Хайфы жаркое солнце сияет над Вами.

Хаим Шульман, москвич богатырского роста!

Ваша бабушка Циля была медсестрою:

Нет могилки с табличкой, тем паче, погоста –

Танк смешал её с глиной под Курской Дугою.

Отзовитесь, любимые братья и сёстры,

Из Канады и США, Аргентины, Алжира!

Вновь стоит наш вопрос, и достаточно остро,

Средь безумств оскоплённого подлостью мира.

Нашей гибели жаждут убийц миллионы,

В чьих сердцах только злоба, и яд, и коварство,

Гимны их – наши крики и смертные стоны,

Но у нас есть Израиль – своё государство,

Что стоит, словно воин – подобье форпоста,

Между жизнью и смертью, стучащейся в двери,

И святыню хранит – память жертв Холокоста,

Чтоб не шли никогда на закланье евреи.

Горький Йом а-Шоа проникает в сознанье,

Душу жжёт день и ночь негасимое пламя,

Тяжкий Йом а-Шоа – страшный миг мирозданья,

Вечный Йом а-Шоа. Кадиш. Боль. Слёзы. Амен!

Просмотров: 16

Недавние посты

Смотреть все

ПРИШЕЛЬЦЫ

Может, на рассвете, Мы ещё не встанем, Прилетят к нам эти: Ино-планетяне. В комнату проникнут Сквозь глухую стену, Вскрикнуть не успею, Как меня разденут. По лучу бесшумно На корабль доставят И науке

Я женат на армянке..

Я женат на армянке У меня есть две дочки… Я люблю трёх армянок… К чему эти строчки? От того, что сегодня. Мы только узнали… Бакинские парни в армянских стреляли… Жена мне сказала: Ты всё перепутал! Во

Не как придётся...

В плену у трусости своей, Мы, завершая круг извечный, Прощенья жаждем получить За всю дурную бесконечность Неправых дел и лживых клятв, Что приносили в мир беспечно. В надежде что, в конце концов, Про

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia