ЖАН МАРЕ

Ты опоздал, Маре, родиться,

Ты среди века – альбинос,

Тобою Франция гордится,

Простив тебе твой перекос.


Ты весь из рыцарской эпохи,

Из романтических времен,

И лет лохмотья или крохи

Твоей фигуре чудный фон.


Ты благороден и отважен,

Силён, упорен и велик,

Прост в обращенье, не вальяжен,

Приветлив взгляд, хорош язык.


Твои отважные герои

Близки нам, как герои книг,

Дантес нырнул в волну прибоя,

И славы Д"Артаньян достиг.


А вот словно в печальной сказке,

Уходит в тишину и мрак

Несчастный принц в железной маске,

Непротивленец и добряк.


Вот журналист Фандор с любимой

Спасают этот мир не ра,

От козней, что неукротимый

Плетет разбойник Фантомас.


А вот Рудольф в Парижских тайнах,

Ведёт с бандитами войну,

Маре, Маре – ты вечно крайний,

Последней ставкой на кону.


Сложеньем, ростом не обижен,

Лихой наездник и трюкач,

Прикрыв глаза, я снова вижу,

Как на коне несешься вскачь


И как сражаешься на шпагах

И в сердце поражаешь нас,

Когда безумную отвагу,

Твой демонстрирует Фракасс.


Твои герои – мое детство,

Души мечтательный порыв,

Ты всем нам чудное наследство,

Оставил, время сокрушив.


Ещё за то тебя люблю я,

Что скромен ты не по делам,

Что шёл по жизни не вслепую,

И что торил дорогу сам.


За то, что функцию везенья

Ты безусловно признаёшь,

За то, что волю провиденья

В душе без ропота несёшь.


За то, что прям и независим,

За то, что добр и справедлив,

За то, что чудо Божьих истин,

Являл нам, их не искривив.


Ах, Жан Маре, великий мастер,

Где ты? Что, право, за вопрос.

Пусть вечное вкушает счастье,

Тот, кто средь века альбинос.


9 просмотров2 комментария

Недавние посты

Смотреть все

Здесь витаем в надеждах под солнцем, В заблужденья играем вдвоём. И что сладким бывает ночами – Вдруг безвкусным покажется днём. Уж не молоды - точно знаем - Наше прошлое не потерять . Пьём за обманы

В сквере Эрмитаж уже жила весна И там где был каток лишь кресла у окна. И ты шепча в туман Цветаевой стихи, Вдыхала теплоту в ладонь моей руки. А вечер ветерком навеевает сон И где-то за Каретным пел