Ефим Златкин.Шлёма, почему ты смеёшься надо мной?...

Шлёма остроносый,седой еврей , набросив на плечи потрепанный пиджак , обнимал двумя руками железную печку. Она ещё сохранила тепло и Шлёма принимая его всем телом, не скрывал своего блаженства. Улыбаясь, шевелил губами, покачивал головой, выбивал дробь пальцами по поверхности печки. - Фридочка, хорошо то как! - обратился к жене. - Что?- появилась она в проеме кухни. - Я говорю , хорошо то как! Фрида шаркая старыми валенками, преодолела несколько метров и поставила перед мужем небольшую тарелочку. На ней было несколько картофелин в мундире, щепотка соли, два яйца. -Фейгеле моя!( Птичка мая) У нас сегодня будет настоящий царский ужин? - Шлёма подвинулся поближе к искривленному столику. Всё здесь было маленьким- и дом, и всё ,что было в нём… В пятидесятые годы прошлого века они с трудом наскребли какие- то деньги и купили эту хатку. Летом её обступали большие зеленые лопухи, а зимой- белые снега. Так и жили вместе, соединив две одинокие души в одну. Где познакомились? В Могилевском госпитале инвалидов Отечественной войны. Как? Очень просто! Услышав, как кто-то назвал хромающего седого человека по имени Шлёми, она посмотрела в его сторону. Их взгляды встретились. - А я Фрида,- назвала своё имя. Вы спросите , что было дальше? А дальше было то, что и суждено было быть. Ходили вместе по аллеям, поддерживая друг друга. Он тянул за собой левую ногу, изувеченную на войне , а она , бывшая фронтовая медсестра , держала в кармане правую руку, на которой не хватало трех пальцев. Но вместе им было хорошо , легко. Впервые после долгих лет разговаривали между собой на… идише, на языке своего детства, забытого в последние годы. Так встретились две половинки , видимо, предназначенные друг для друга? .. За окном завывала метель, в замерзшие стеклышки стучал ветер, а Шлёма и Фрида наслаждались царским ужином. Брали картофелины в мундирах, снимали с нее кожуру, присыпали немного солью и, сладостно причмокивая, растягивали удовольствие. Потом наступала очередь чёрного хлеба, салата из капусты, яичницы - и … наслаждение жизнью продолжалось. - Гешмак!( вкусно, на идиш),- восторгался Шлёма. - Амайхеле,- соглашалась с ним Фрида, а какая закуска у нас сегодня? Бейгеле! Шлёма даже не поверил: - Как ты их выпекала в нашей маленькой печурке? - Э-э!Да ты видно забыл, что я дочь мельника! Так они и коротали зимние вечера в своём маленьком домике- самом маленьком в еврейском местечке. Но им было в нём хорошо! А зачем хоромы? Два топчана есть? Есть! Русской печи нет, зато есть керогаз! Столик есть ? Есть! А вместо стульев –топчан! Так можно присесть на него! Два бывших фронтовика жили бедно, получая нищенскую пенсию. Идти куда-то, жаловаться – не привыкли. Хорошо знали, что власть особо не почитала инвалидов войны – беларусов и русских по национальности, а на евреев вообще смотрела с нескрываемым равнодушием. Вот и Шлёма с Фридой плюнув на нее мысленно,жили, как могли. Летом был хоть какой-то огурец или бульбинка с маленького участка, и то какая – никакая помощь. Зимой было труднее с отоплением , с водой, но как-то обходились. -Гешмак!- сверкая глазами, восторгался Шлёма. - Амейхеле!- не менее восторгалась Фрида, перекладывая оставшиеся картофелины на его тарелку. И в эту минуту услышала негромкий стук в дверь. - Кто это может быть? - нерешительно поднялась с места. Обычно, если им кто-то стучал им в двери, то очень сильно, чтобы напугать. Местная босота частенько устраивала для себя развлечения, издеваясь над ними. Но этот стук был осторожный, совсем не похожий на тот, какой приходилось слышать раньше. Шлёма открыл скрипучую дверь- в хату ворвался морозный ветер. На пороге стояли две фигуры, закутанные в тряпицы. - Добрые люди! Пустите погреться. Замерзаем,- стуча зубами,- проговорила фигурка женским голосом. Пропустив ночных гостей, Шлёма обратился к жене: - Фрида !Ставь на стол всё, что у тебя есть! Женская фигурка тем временем сняла с себя платок и волна черных волос опустилась на ее плечи. Посадила возле себя маленького мальчика. Он только хлопал длинными ресницами , смотрел вокруг и дрожал. Шлёма заметил, что его старые сапоги порвались, все в дырках.. -Цыгане мы, цыгане! Меня зовут Лачи, а мальчика Давид. Не бойтесь- ничего плохого не сделаем вам- добрые люди. - А мы,евреи, евреи мы.И тоже ничего плохого вам не сделаем. - Во время войны и вас , и нас в одну яму сбрасывали,- цыганка, жадно посмотрела на еду. - Кушайте ! И все берите,- расчувствовался Шлёма, осознав вдруг, что есть ещё люди, которым живется труднее , чем ему. … Накормленный ребенок вскоре уснул на старом топчане , а цыганка рассказывала его историю. - Как-то я пришла в пригородное село . Думала, погадаю добрым людям, а они дадут мне что-то со съестного, или старые вещи? Но увидела пожар, дом рушился, всё падало- рушилось. Мне показалось, что кто-то кричит, зовет о помощи. Это была окровавленная женщина с ребенком. Она бросилась ко мне: - Спаси моего сына ! Спаси ,- умоляла меня. Рядом послышались какие –то крики и я с ребенком юркнула в темноту. Сразу же хотела пойти в милицию, отдать его ,рассказать обо всем, что видела, но в таборе отговорили. Мол, меня ещё могут обвинить, что подожгла дом, украла мальчика. Обвинят во всём , посадят. И я уехала из своих мест, добралась до вашего городка. По цыганской почте мне сообщили , что дом поджег бывший полицейский. Вернувшись из тюрьмы, он отомстил родителям Давида , которые были главными свидетелями во время суда над ним. Опасаясь за мальчика, назад я пока не возвращаюсь. Хожу здесь, одни помогают , как вы, другие -гонят со двора. - Так этот мальчик не цыганёнок?- нарушил молчание Шлёма. - Ваших он кровей ! Ваших! Никогда незнакомым людям я об этом не рассказывала, а вам сердце открыла. Вижу, что вы добрые- зла от вас не буду иметь. Цыганка что-то говорила дальше, на её уставшем лице промелькнула светлая улыбка. Золотой мой,- вдруг она обратилась к хозяину домика,- дай я тебе погадаю! Скажу, что будет! -Только цыганка может гадать? Еврей тоже может! И ещё как!- с задором сказал Шлёма. Затем подошёл к Фире , взял её руку в свою руку , и разглядывая на ней линии, начал загадочно говорить: -Вижу, что скоро исполнится твоя давнишняя мечта! - Какая мечта? - Ты же всегда мне говорила о ней! Сожалела , что мы встретились в годах, и не можем иметь своих детей. - Шлёмочка, зачем ты смеешься надо мной? Терзаешь моё сердце. Пусть уже всё идёт, как идёт.... А он решительно направился к своему сундучку , где лежало всё его богатство-хромовые сапоги! Офицерский китель износился, а сапоги были, как новые. Последний раз надевал их в День Победы, когда был здоров, работал. А потом открылись старые фронтовые раны. Уволили и никому не нужным с маленькой военной пенсией, он оказался на улице. Жену и детей расстреляли со всеми евреями. Хорошо, что хоть встретился с Фридой - она жила на съемной квартирке. Когда стала гноиться одна нога, потом вторая, спрятал в сундучок своих хромовые офицерские. И не вспомнил бы о них, если бы к ним не зашла цыганка с мальчиком , у которого сапоги были в больших дырках. Разговаривая сам с собой, подошёл к спящему ребенку и осторожно, чтобы не разбудить , снял мерку с его ног. Слава Богу, учить сапожному делу его не нужно! И дед его , и отец были сапожниками. В детстве Шлёма тоже крутился возле них... Когда Давид проснулся, он увидел возле себя пару красивых хромовых сапог. - Это твои,- протянул их ему Шлёма , обняв за плечи. Потом к мальчику подошла женщина,притянула к себе. Давид заметил, что глаза у неё, как у его мамы. В них светилась такая же доброта и такая же светлая улыбка. Да и смеялась она точь в точь, как его мама. Вот только волосы у неё были седые-- седые....

21 просмотр1 комментарий

Недавние посты

Смотреть все