Ефим ЗЛАТКИН. Месть волчицы


Сложив ладошки рупором, девчонка кричит: - Настя! Эхо улетает далеко : « Я-я-я» Снова ладошки к губам: « Настя , королева». Теперь эхо возвращаясь, повторяется дважды: « Я-я-я ,а-а-а »! Девчонка смеется, машет кому-то в сторону: « Хватит называть меня стрекозой, мотыльком. - Я –лесная ко-ро-ле- ва» ! Протягивает руки вперед : « Доброе утро, поляна черничная ! Ягодки земляничные»! Узнаёте меня? Настя - семилетняя дочь лесника Ивана, живёт с родителями в небольшом домике , на окраине леса. Рядом- ни души! До ближайшего села Доброе- больше трёх километрах. Ездила туда с отцом несколько раз: мололи зерно на местной мельнице, да покупали обновки: износилась за лето. В селе не понравилось: мужики на подводах крикливые, тянут матерей за юбки дети сопливые . Дороги с ямами-ухаб за ухабами… - Во-о-н, видишь,- отец показал рукой на красную крышу –там школа! Сюда будешь приходить учиться! - Впереди целое лето! Чего зазря сейчас говорить ? А вот на мельнице ей понравилось! Раньше не знала : как на столе появляется хлеб да булки? Есть и есть! Мама, улыбаясь, вынимает из печи румяные булочки , покрытые розовой корочкой . - Не трогай,- останавливает она дочь , они еще горячие, дай им немного остыть . Вот и все её прежние познания: булки из печи, мука – из мешка. -А-а, оказывается, мука не из мешка? Мука из зерна, которое привезли на мельницу? Каждую весну отец выводит коня, пашет , а мама разбрасывает из лукошка семена. И я в поле, и младшая сестра Агафья, и даже самый маленький брат Костик . Вскоре появляются зелёные всходы. Потом они поднимаются в рост, желтеют , наливаются колосья . Вот тогда моя мама берёт в руки серп. Раньше мне не разрешала. Говорила, что я маленькая, серпом могу порезаться. Но теперь с мамой срезаю колосья, а отец их молотит на гумне,- рассказывает Насте новому знакомому- сыну мельника Арону. Ему, как и ей всего семь лет и он тоже начинает учёбу в школе. - Как ты интересно рассказываешь! Я не знал, откуда берется зерно. Знал только , что из его мелется мука. А потом её высыпают в мешки и люди забирают домой. Знаю, какая есть мука: пшеничная, ржаная,- говорит он, поглаживая пальцами черные сросшиеся брови. - Это потому что высевается пшеница , рожь. Встряхнув светлой чёлкой, девочка говорит: - Я ничегошеньки в вашем селе не знаю. Только тебя. Давай подружимся? - Давай! И взявшись за руки, они побежали. Арон хочет показать Насте водяную мельницу, которую его отец Давид арендует : - Смотри ! Внизу плотина, вот здесь она перегораживает реку. Вода льется на мельницу и… - Что и? - Из зерна мелется мука! - Теперь я знаю. Знаю всё про хлеб и булки ,- захлопала в ладошки Настя. - Стрекоза , ты где?- услышала требовательный голос отца. Подбежала- такая сияющая, не выпуская из ладони руку мальчика. - Я не стрекоза. Я теперь королева, а это Арон! Мы будем дружить! - Ну и ну,- хотел пошутить Иван- лесник, но только хмыкнул в пшеничные усы. А сегодня последний день лета . Вот и прибежала будущая первоклассница в лес, чтобы перед школой попрощаться со своими друзьями - полянками, деревьями , грибами да ягодами. Как егоза- стрекоза, прыг да скок, прыг да скок! Вдруг услышала жалобное повизгивание. - Волчонок? Обошла дерево, отодвинула толстые ветви, осторожно достала бурый живой комочек. -Ну ничего, ничего,- мы тебя подлечим и привезём обратно. Заметила, что у волчонка сломана правая передняя ножка, сильно повреждён живот- из него постоянно сочится кровь. Переживая за найденыша, не разбирая дороги, помчалась домой, к отцу. Он мало того , что лесник, так ещё и лесной лекарь! Научился кое-чему за двадцать лет, многое делает сам, а когда сомневается , обращается к знакомому ветеринару Лейбе. Он живёт в селе, родной брат мельника Давида. - Садись,- командует дочери. С волчонком в руках, быстро взобралась на коня. Иван пулей взлетел на него, пришпорил босыми пятками и только их видели. Коня гнал не зря. Знает, что встретив шабат в пятницу до захода солнца, прекращают все работы. - А сегодня пятница, ох-х , не повезёт,- беспокоится он, бросая взгляд на заходящее солнце. На взмыленном коне залетел во двор Лейбы. Детвора в нарядных рубахах , с какими- то шапочками на головах . Женщины накрывают столы белыми скатертями , ставят на него подсвечники, пышные булки, бокалы, вино. -Что такое, Иван?- Через пять минут у нас наступает шабат? -- Дяденька, дяденька! Он умирает, спаси!- бросилась к нему Настя. - Кто умирает? -Мой волчонок! - Волчонок? Для спасения живой души можно нарушить шабат?- войдя в азарт, спросил ветеринар. - Можно! Можно!- первым подбежал к нему паренек со сросшимися бровями. Его лицо показалось Насте знакомым Да это же Арон , сын мельника! Лейба облачился в тёмный халат , взял стонущего волчонка и ушёл в какое-то помещение. Вернулся через час, неся забинтованный комочек в руках. - Ещё немножко и не выжил бы. Потерял много крови. - Спасибо тебе, Лейба! Сколько я тебе должен? -стал благодарить Иван. - А ты забыл, как в святой для тебя день- в воскресенье , вытащил меня из браконьерского капкана? Что тогда сказал? За спасение живой души грех расплачиваться деньгами. - Да! Так и сказал! - Я тоже считаю, что грех ,- и обратившись к жене и дочери сказал: - Малка, Рейзеле! У нас сегодня дорогие гости,- поставьте для них субботние приборы. Арон, как старый знакомый взял Настю за руку и повёл к столу, по дороге рассказывая: - Прошлый шабат мы отмечали в нашем доме , а теперь у дяди Лейбы. Садись! Здесь вся наша мишпаха»( семья) Для девочки , выросшей в крестьянском доме, всё здесь было в диковинку. Булки называют по другому- халами. Они даже вкуснее, чем те, которые выпекает мама. Вначале Лейба прочёл молитву на непонятном ей языке, потом стал раздавать по кусочку халы с солью. После этого налил вино в красивый бокал , каждый делал из него только глоток и передавал другому. И только после этого началась субботняя трапеза. А волчонок тихо сопел на руках. - Можно я к вам буду приходить его смотреть?- спросил Арон, поглаживая малыша. … Волчонок поправлялся . Ласковый ко всем, но особенно к Алёнке и Арону , он обнимал их лапами, лизал языком, словно хотел отблагодарить. Между ними установилась какая-то незримая связь. -Хан, - так назвала Алёнка волчонка , понимал их по взглядам , жестам, словам, а они постепенно узнавали его повадки. Хан быстро подрастал и всё чаще убегал в лес, не возвращаясь вначале по несколько дней , потом недель, а позже и месяцев. Прошло два года, как ушёл Хан. Начало осени. Холодно. Одевшись потеплее, Аленка вышла на улицу. Увидев волчьи следы на земле , громко воскликнула: « Хан! Хан! Это ты? Ты? Из-за угла показалась голова огромного волка. По тому, как он поднял уши и завилял хвостом, Алёна узнала в нём своего волчонка. Бросились друг к другу : он снова обнял Алёнку передними лапами, лизнул языком по щеке, а она уткнувшись в шерсть, гладила и гладила его. Девочка и волк снова были вместе -и снова понимали друг друга? Вдруг Хан отскочил в сторону и куда-то помчался. Алёнка по его движению поняла, что скоро вернётся. Когда был совсем маленьким, то убегая , всегда оглядывался, этим самым показывая, что не надолго. Вот и сейчас повторяет тот же самый поворот головы. - Хан! Хан! Я тебя жду,- закричала ему вслед. Заскочив в дом, радостно всем рассказала про Хана. - Я тоже пойду его встречать,- воскликнул Арон. Хан бежал быстро, прыжками. А за ним катились какие-то серые шарики. -Что это? Не понимаю,- вытянув руки в сторону Хана, удивилась Алёнка. -Наш Хан оказывается не Хан? - А кто? - Ханеле! Мы думали, что это волк, а оказалась волчица. Значит, не Хан, а Ханеле! Идёт? - Идёт! Волчица тем временем подбежала ,снова стала ластится к детям: то к одному, то ко второму. Возвращалась к волчатам ,которые заняв круговую оборону не подходили ближе, чем на двести метров, а потом снова подбегала к Алёнке и Арону. - Я понял, что Ханеле пришла не случайно. Она хотела показать нам своих детей,- проговорил Арон,- волчица понимает всё, как человек. Жалко, если уйдёт навсегда,- проговорил Арон. - Не волнуйся! Я её всегда найду. … Прошёл ещё год, а может и больше. Вся семья выскочила на громкий стук в дверь: заскочил Арон, испуганный, грязный , в крови . В семье Ивана уже знали, что евреев села поместили в гетто, окружили его колючей проволокой. Несколько раз Настя с отцом и мамой подходили к ограде, но полицаи на них кричали, немцы наставляли автоматы. Однажды она даже перелезла через проволоку, нашла Арона, передала пару картофелин и сказала: - Убегай! Мы тебя спрячем. -И вот теперь он прибежал! Молодец! Но почему так напуган и взволнован? - Сегодня всех расстреляли – и маму, и папу, и дядю Лейбу- всех,всех! И меня. Я вылез из ямы. Мне нет к кому идти. - Здесь он будет , жидёнок , здесь! Больше ему негде прятаться,-услышали голос старосты Никанора, который жил по соседству с мельником и часто видел Настю и Арона вместе. В дом ворвались полицейские, и ударом прикладов выбросили мальчика во двор. Ивана , его жену Ганну и троих детей тоже вытолкнули на улицу. - Вас, жидовских пособников при всех казним, другим будет наука,- хохотали полицейские , радуясь удаче. Под дулами ружей бросили на подводу, связали руки узлами. - Не крути руки , гад!- прохрипел Иван и сразу же получив удар по голове. Дети заплакали и в ту же минуту Настя соскочив с саней , бросилась в снежную пургу. Полицейские даже не успели поднять оружие, как она замела её след… Девочка бежала и кричала: « Хан»! Хан! В минуту волнения она называла волчицу её первоначальным именем. Несколько раз встречалась с ней возле упавшего дерева, где подобрала. Вот и сейчас падая в сугробы , она туда бежала и кричала: « Хан» ! « Хан»! Её душераздирающий крик разносился по лесу, возвращаясь: « Ан- а-н-н…». Сколько бежала, сколько кричала не помнит? Только очнулась от того, что-то горячее и большое наклонилось над ней. Настя обнимала волчицу, гладила её по морде, плакала , что-то шептала . Они давно научились понимать друг друга. А на горке за ними наблюдала волчья стая- дети и внуки Ханеле. По какому –то невидимому её сигналу, они скатившись вниз и все вместе рванули в буран. Покрасневшие глаза хищников сверкали горящими огоньками, скрипели зубы, волчья стая вышла на охоту. …А Никанор спал и видел себя хозяином большой хаты , где раньше жила семья Давида, видел себя в его халате,видел, что сидит за его столом. - Немцы пообещали за поимку евреев награду. Попрошу себе дом мельника. Кто словил жидёнка? Я! Кто догадался быстрее всех , где он? Я!--разговаривал сам с собой во сне. Проснулся, подошел к чулану, повертел в руках тяжелый амбарный замок. Открыл дверь. -Дяденька Никанор, отпустите. Я вам ничего плохого не сделал. Мне холодно, всё болит,- начал проситься мальчик. - А кто, суки, Иисуса распял? Кто Россию продал? - - Какого Иисуса? Я его ни разу не видел! -Скоро увидишь. Я тебе организую встречу с ним,- как змея, прошипел Никанор. Заперев беглого на дополнительный замок, он остался собой доволен. - Утречком самолично сдам жидёнка коменданту ,- рассуждал про себя немецкий староста ,- дом мельника будет точно моим! Засыпая , хотел себя снова увидеть в большом доме – место этого увидел над собой волчью морду и оскаленные зубы. Ханеле впервые вонзила их в горло человека, а стая ворвалась в полицейский участок… Погоняя лошадь , Иван увозил на санях в лес свою семью и избитого Арона. Алёнка укрывала его овчинной шубой, волчица бежала впереди, волчья стая летела за ними следом. … Эту невероятную историю мне поведал в Израиле мой старый знакомый по имени Иван. - Невероятно! Кто тебе её рассказал , или сам выдумал? - Дедушка Арон и бабушка Настя. Да вот и они, на фотографии. Смотри! Светловолосая девчушка и паренёк со сросшимися черными бровями стояли по обе стороны большого волка. А на обратной стороне фотоснимка было написано: «Мы и Хан»…

24 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все