Ефим Златкин. ЕВРЕЙСКИЕ СЛАДОСТИ


- Зэ (смотри, идиш), кто к нам пришел? На лице улыбчивой женщины - неописуемая радость. Она широко разводит свои руки. Мол, проходи, проходи и мне говорит: «Дядя тебя ждет»! Во второй комнате, среди подушек сидит круглолицый человек. Это - Файфа, родной брат моего деда Залмана. Единственный из двенадцати его братьев и сестер, который живёт рядом с ним после войны. Всегда, когда я приезжаю из Михалина в соседний город Мстиславль, я навещаю его. Все-таки город! Не местечко. Да и не могу не выполнить просьбу своего деда: навестить его родного младшего брата. Первый раз зашёл настороженно, а увидел теплый прием, во второй раз ноги сами побежали. И на этот раз после громких восклицаний «Зэ», радостной улыбки Кели, поцелуев Файфы, сижу у Кели на маленькой кухоньке. Почему у Кели? Да потому, что Файфа уже забыл, когда выходил из своей комнаты. - Кроватный человек твой дядя, - сообщает мне о нём Келя, - нет, нет я не обвиняю его. Войну обвиняю. Старые раны обострились, да так, что он стал неподвижным. - Поднимает палец. - И уже долгое время. Но нам хорошо. Чтобы я одна делала? А так: «Файфа, ты как? - спрашиваю у него из кухни. - Гут, Келя, гут, - слышу в ответ. - Укладываюсь спать, слышу: «А гуте нахт, Келечка!»( Доброй ночи). А что мне еще надо? Только доброе слово. Слава Богу, слава Богу, - чтобы хуже только не было. Я знаю, когда Файфа вернулся после войны в Мстиславль, своей довоенной жены он не нашёл. Расстреляли её вместе с другими евреями. Сошелся с Келей. Высокая, энергичная – она не могла его не очаровать. А когда заболел, каждое утро молился Богу, что встретил её. Есть еще два взрослых сына, но они как-то не прижились с Келей. Кто прав, кто виноват, только у сыновей - жизнь молодая, не будут же они ему простыни менять? -Да ты ешь, ешь! Тейглах у меня такой, что объедешь всю Белоруссию, весь Советский Союз, нигде лучше не найдешь, - говорит мне жена моего двоюродного дедушки, или, как она называет его, дяди. А тейглах действительно отменный! Даже тает во рту. А какая вкуснятина! На что моя мама - мастерица, но такой тейглах, как у Кели, она ни разу не выпекала. Булки? Да! И какие булки! В магазине таких не найдешь! Думаю, мама выпекла бы не хуже, чем Келя, только разве накормишь семью из семи человек сладостями? Да и где взять столько муки, мёда, растительного масла, яиц, миндаля, грецких орехов для их приготовления? -Это я сразу понял, как только Келя стала мне рассказывать, из чего она делает свой тейглах. Посмотрела по сторонам, будто боясь, что кто-то услышит: - А ты знаешь, я потихоньку его продаю на базаре. Милиция меня с одного места сгонит, я на втором примощусь. Сгонят со второго, я - на третье. Да и люди, которые один раз попробуют мой тейглах, за ним ко мне домой приходят. Только прошу, чтобы никому не говорили. - Запрещено? - Запрещено. Мол, не в фабричных условиях, не по закону. Скажи, а как нам жить? Пенсия – маленькая. Ты знаешь, сколько чего нужно покупать для твоего дяди? Нет, я не наговариваю, но кто мне даст гельд (деньги) просто так? А за мой тейглах еще голубушкой называют. ...Меня уложили спать в маленькой спаленке. На кухоньке до полуночи горел свет. Если вы думаете, что Келя в одиночестве пила чай, или гадала на картах, то вы ошибаетесь! Ой, как ошибаетесь. Келя выполняла «правительственный» заказ, как она сама шутливо заявила. В субботу её соседка выдает дочь замуж. Пришла к ней и говорит: -Келя, не буду же я дорогих гостей бульбой с мясом потчевать. Придумай что-нибудь такое необычное. - Ну, я и придумала! Напекла орешки из теста в меду, шарики в меду. Чтобы они были более хрустящие, добавила в них немного водки, - хитро улыбается Келя. - Чтобы сразу и выпили, и закусили? - Весь в дядю! Вы все Златкины такие? - хлопает в ладони. А дядя из спальни одобрительно смеется. Скажу больше: Келю пригласили на свадьбу вместе с её сладостями. И я там был: вино, водку пил! - Все это, - наклонился ко мне подвыпивший сосед и обвел рукой поднос со сладостями, - еврейские штучки. Но о-очень вкусные штучки. - Определив, что я не из его беларуской родни, погрозил пальцем: «А ты сам того, не из этих «штучек»? - И довольно улыбаясь, потянулся за следующей порцией Келиных сладостей. Вот так жила и моя тетя Келя, угощая мстиславльский народ – русских, беларусов, евреев своими изделиями. Кому продавала на рынке, кому готовила дома по личному заказу. Провожая меня, передала для мамы целый пакет угощений. Постукивала резиновыми сапогами нога об ногу и до тех пор она стояла на остановке, пока не подошёл автобус. В Михалине мой дед Залман меня встретил первым. Не зря! Догадывался: если его внуки налетят на передачу, ему останутся только крошки. А мы не знали с чего начинать? С тейглах или с айнгемахц (вареная редька в меду), иди с имберлех (морковь в сахаре), или с лекеха, струделя, рулета с маком?.. - Гор, гор! (всё, всё), - наконец сказала мать, оттаскивая нас от праздничного стола, - оставьте что-то на завтра. А сейчас я вам ещё кое-что скажу! До Михалина тогда я не довез …гоменташи (булочки с маком). Когда в купе вагона раскрыл пакет с ними, все на них так жадно посмотрели. Ну, я и угостил каждого, не преминул сказать, что это еврейские сладости. Мои попутчики – белорусы - уплетали их аппетитно вместе со мной. А один из них, когда закончились мои булочки, раскрыл свою сумку. Догадайтесь, что там было? Да-да, драники с мясом. Теперь, когда я приезжаю в Минск, спешу в свое любимое кафе возле ЦУМа. Там такие драники! Но о настоящих еврейских сладостях , я могу только вспоминать. Потому, что Кели давно уже нет...

38 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все