День отъезда - день приезда

– А самое главное – зонтики, зонтики не забудьте! Какие зонтики, что за бред несёт эта женщина из израильской группы поддержки и адаптации приезжающих? За окном очень морозное зимнее утро. Чемоданы собраны, уложены аккуратной горкой в углу прихожей в квартире моей подруги. Прямо отсюда, от приютившей нас последние дни перед отъездом Наташи с мокрыми от слёз глазами, мы через пару часов стартуем в новую жизнь. Нас туда никто не звал. Нас там никто не ждёт. Куда едем? Какие зонтики? Дама в телефоне продолжает настаивать: – У нас очень тепло, ливни. Берите зонтики каждому! Я наконец понимаю. Самая большая проблема приезжающих в Израиль это зонтики. Есть зонтик – у тебя всё в порядке. Нет зонтика – считай, пропал! – Вас встретят в аэропорту, поместят в гостиницу в Тель–Авиве, помогут с обустройством. Всё абсолютно бесплатно – от нашей организации помощи приезжающим евреям. – Вас будут обучать истории, традициям, помогут сориентироваться в первые дни. Звучит заманчиво. Интересно, а что будет во «вторые» дни? а в «третьи»? А это правда, что мне предстоит пройти «университеты» с мытьём туалетов или, в лучшем случае, стаканов в ресторанах? Эти вопросы вслух не произносятся – зачем дразнить судьбу? Всё ты успеешь, голубушка, – и туалеты, и рестораны со всеми твоими учёными патентами.

В столичном аэропорту жирная дура с глазами, полными презрительной ненависти, начинает методично и медленно разрушать абсолютный порядок с любовью упакованных вещей. Семейный архив, фотографии, папины и мамины медали. Золото ты, что ли ищешь? Золото – два колечка и серёжки – я аккуратно указала в декларации. Наружу выбрасываются медали. Не положено. Папины и мамины военные награды остаются сиротливо лежать на отполированном множеством рук деревянном столе. Подавись. Это твой военный трофей.

Как ни странно, в полёте ничего особенного не происходит. Поражает обилие религиозных евреев в салоне самолёта. Такого обилия кип и пейсов ранее я не видела никогда. Привыкай. Теперь тебе с этим жить.

Самолёт благополучно приземляется в Тель–Авивском аэропорту под бурные рукоплескания приземлившихся. Очень хочется плакать от избытка чувств, очень смешанных и непонятных. Отрезвляюще действуют русскоговорящие женщины в форменных костюмах, встречающие новоприбывающих «алимов» – так здесь называются новые репатрианты. Сухие командные фразы, лаконичные объяснения всей этой толпе взрослых и детей, перемешанных со стариками и калеками. Все мы сильно напоминаем стадо перепуганных овец. Наконец–то все формальности позади и в руках – новенький израильский паспорт. Процедура принятия в объятия новой Родины отлажена до автоматизма. Это радует – мне всегда был приятен порядок во всём.

Нас везут в Тель–Авив на микроавтобусе. Сопровождает нас и будет курировать в ближайшие дни наш бывший соотечественник:

– Завтра снимете квартиру, я покажу несколько хороших вариантов. Потом в банк, медицинская страховка, детей в школу, вас – учить язык. Последние месяцы перед отъездом мы всей семьёй пытались учить язык. К нам по вечерам приходил учитель в кипе и говорил: – Ой, очень скоро настанет время и вы будете сильно ругать себя за каждое невыученное слово! Время настало. Мы себя ругали. Нужно было учить лучше, несмотря на то, что свет давали редко, занимались при свечах, учить не хотелось, а хотелось задавать больше вопросов: как там живут? что едят? как одеваются?

Последним аккордом этого долгого дня стало «причастие» Средиземным морем. Девчонки подбежали к тёплым волнам и, набрав воды в ладошки, окунулись в неё лицом. – Мама! А водичка тёпленькая! Да, водичка была ОЧЕНЬ тёплой! Невдалеке был слив сточных вод. Но об этом мы узнаем позднее.

22 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Приходит время менять места, Здесь жизнь замучила шибко. На новом месте с чистого листа, Удобней делать - старые ошибки…