top of page

ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ


Век двадцатый труп к погосту вёз

на скрипучей ржавенькой кровати.

Щедро расточал амбрэ навоз

в цветнике свобод и демократий.


С писком маразматика сменил

Двадцать первый, шаловливый внучек.

Из болот ненужных всем чернил

лезли в свет личинки недоучек.


Белый шум в сетях глушил в упор,

виртуальность заполняли дети,

милый оруэллов «Скотный двор»

шустро расползался по планете.


Радостно Пандоры вскрыв ларец,

Божий страх забыв одномоментно

человек, решив, что он Творец,

выпестовал вирус вирулентный.


Выплыло в зенит двенадцать лун,

ангельские хоры зазвучали

и пропела птица Бабаюн:

«Утоли Господь моя печали!»


Время шлялось то вперёд, то вспять.

Океаны корчились от боли.

В пятом Риме варвары опять

испражняться лезли в Капитолий.


И уже включился в хоровод

Перс с головкой от ядрён-батона.

Двадцать первый век. Такой же год.

Где-то слышен зов Армагеддона.




14 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Ему залили рот свинцом...

Ему залили рот свинцом, Пред тем лицо обмазав глиной, И с клёкотом, почти звериным Душа покинула свой дом. Взметнулась вверх, за облака, Оттуда глядя с горькой лаской, Как осторожная рука С его лица с

Comments


bottom of page