Времена не выбирают.Роман. Глава 6.


Поезд пришел в Днепровск в начале третьего ночи. Через подземный переход и, сверкающее огнями, здание вокзала, все четверо вышли на привокзальную площадь и остановились. Днем она была многолюдной и шумной, наполненной гулом людской толпы, перезвоном трамваев и ревом автомобильных моторов. Но теперь площадь была тихой и пустынной.

Стояла чудесная ночь, какая только и бывает в средине весны, когда потоки теплого воздуха, от нагретой за день земли, поднимаются ввысь к темному небосводу, усеянному мириадами ярко блестящих звезд.

- Как добираться будем? – спросил Дима. - Трамваи уже не ходят. А на такси дороговато. Да и всем нам в разные стороны.

-Тогда пешочком, – предложил Валера Митрохин и попытался пропеть строку из популярной песни: – «По ночному городу бредет ти-ши-на». Ладно, анекдот на дорожку и разбежались.

- Давай! – Согласился Гусев.

- У армянского радио спрашивают: - Вам в Армении, что больше нравится? Вино или женщины? На что радио отвечает: - Это зависит от года выпуска.

- Не смешно. – Сморщил лицо Дима и зашагал по спящей улице.

- Сережа! – раздался девичий голос.

Все, как по команде, оглянулись. Метрах в двадцати от них стояла Надя Подольская и растеряно улыбалась.

- Серый, по-моему, она на тебя запала, – усмехнулся здоровяк Гусев.

- С чего ты взял? – Удивился Сергей.

- У него чутье. – Кивнул в сторону Гусева Валера. – Как и на места, где можно пожрать. Он их тоже хорошо чует.

- Сейчас схлопочешь. – Беззлобно предупредил Гусев.

- Да ну вас. Пока! - Сергей подхватил свою сумку и подошел к Наде.

- Привет! – Улыбнулась Надя. -Ты куда пропал в Симферополе на вокзале? В нашем вагоне тебя не было.

- В один вагон билетов на всех не хватило. - Объяснил Сергей. – Мы с ребятами ехали в другом. Зато в купе, как белые люди.

- Здорово! А мы тряслись в плацкартном. Как будешь домой добираться? Ничего не ходит. – Она пожала плечами.

- Одиннадцатый ходит всегда.

- Какой одиннадцатый? – Удивилась Надя. - Здесь такого вообще нет.

- Одиннадцатый – это значит на своих двоих, – рассмеялся Сергей.

- А они как доберутся? – Она кивнула в сторону удалявшихся ребят.

- На том же номере.

- Ну, тогда и я на нем.

- А тебе куда?

Надя махнула рукой в сторону Центрального проспекта.

- Сначала вот так прямо, а потом наверх до металлургического института.

- Ночью? Одной не страшно?

- А есть другие варианты?

- Давай-ка лучше я тебя провожу, – Предложил Сергей. – Тем более что нам почти по пути. Сделаю всего лишь небольшой крюк.

- Ну, проводи, – она улыбнулась, не став выяснять, насколько этот крюк небольшой. – Теперь можно не бояться! А в случае чего, нас не догонят, – с лукавством в глазах добавила она и рассмеялась.

Они пошли по пустынному сонному проспекту. В темном ночном небе ярко мерцали весенние звезды. Город был тих, и только легкое гудение неоновых вывесок нарушало эту тишину.

За те несколько дней, что они провели в Ялте, в их городе

значительно потеплело. И хотя ночь была еще довольно прохладная, но в чистом воздухе уже чудилось первое дуновение весны. В Крыму цвели сады, а здесь, на деревьях, только кое-где начали распускаться первые листочки.

Надя сделала глубокий вдох.

- Какой чудесный воздух! Пахнет весной.

Она держалась просто и уверенно; рядом с ней Сергей неловко себя чувствовал. Ему очень хотелось бы завести легкий, непринужденный разговор, такой, как обычно придумываешь потом, когда остаешься один.

- Интересно, как-то получается. – Сергей посмотрел на Надю. - Мы, на стадионе, видели друг друга почти каждый день и даже не были знакомы до вчерашнего дня.

- А я туда не знакомиться хожу. И тебя тоже часто видела. Да мало ли кто накручивает круги на беговой дорожке. Нет времени обращать внимание. Просто сейчас мы выступали в одной команде – вот и познакомились. – Надя слегка наклонила голову и посмотрела на Сергея. На лице ее появилась лукавая улыбка.

- Мы как английские аристократы, – те годами видят друг друга, но не начнут разговаривать, пока их не представят. – Усмехнулся Сергей.

- До аристократов нам далеко. Я к тебе подошла без всяких представлений. Как говорят: «по рабоче-крестьянски». – Она рассмеялась. – Не одобряешь?

- Совсем нет. Мне не нравиться, когда люди держат себя слишком чопорно. Так что общаться можем и без представлений.

- На тренировках нет особого времени на разговоры. – Лукавая улыбка не сходила с ее лица. - Разве что после. – И рассмеялась.

- Можем и после. А ты, оказывается, веселая. Все время смеешься.

- Это плохо?

- Нет, почему же. – Возразил Сергей. - Слишком серьёзные – обычно скучные.

- Нет, я не серьезная. Когда я была помладше, даже лазила с мальчишками по всем деревьям и заборам. Вот родители и решили, что мне лучше заняться спортом – будет, где тратить энергию.

- Действительно?! – Удивился Сергей. – Лазила по заборам? Вот бы не подумал. А со стороны смотришься такой деловой и обстоятельной.

- Старею! – Наигранно вздохнула она.

Сергей рассмеялся.

– Наверное, правильнее сказать - взрослеешь.

- Ну, можно и так.

Постепенно всё становилось легким и простым. Неуверенность проходила, слова рождались сами собой, и Сергею уже не нужно было ломать голову, придумывая каждую следующую фразу в разговоре.

- А ты как дошел до жизни такой, что начал заниматься легкой атлетикой? – Спросила Надя.

- Просто в детстве болел часто. Решил позаботиться о своем здоровье.

- Ну и как?

- Вот, как видишь. Здоров как бык. Врачи шутят, что вместо сердца пламенный мотор.

- Это, в каком смысле «пламенный». – Опять лукаво улыбаясь, спросила она. - Пламенным сердцем девчонок обжигаешь?

– «Пламенный» - это к слову мотор. Что у тебя по литературе? - Теперь уже рассмеялся и Сергей. – А на девчонок времени нет. Утром школа, днем тренировка, вечером хочется еще и книжку почитать.

- Что, и ни с одной не встречаешься? – Подчеркнуто равнодушным тоном спросила она.

- А что это большой недостаток?

- Да нет. Просто так спросила. – Надя безразлично пожала плечами.

- Смотри! – Сергей указал рукой вперед.

По проезжей части проспекта медленно двигалась поливальная машина, извергающая во все стороны мощные струи воды, смывая пыль и грязь с дороги и тротуара.

– Давай отойдем ближе к домам, а то нас обольют с ног до головы. – Предложил Сергей.

Они свернули со средины тротуара к ближайшему дому, и прижались к стене, но, когда стало очевидным, что им не миновать холодного душа, Сергей встал между струями воды и Надей. На одно мгновение их лица оказались очень близко. Сергей увидел Надины большие серые глаза и почувствовал ее теплое дыхание. В следующую секунду его обдало потоком холодной воды. Но основная часть попала на спину куртки и только слегка намочила волосы. У Нади волосы тоже оказались мокрыми.

- Ты как джентльмен! – Отряхивая воду с волос, смеялась Надя. - Почти английский аристократ.

- Ты же сама сказала, что до аристократов нам далеко. – В тон ей смеялся Сергей. – Вообще-то водитель видел, что люди идут. Мог бы, и уменьшить подачу воды.

- Давай-ка посмотрю. –Надя взяла его за рукав и повернула спиной. – Ну и как ты теперь пойдешь в мокрой куртке?

- Да ничего страшного. Куртка нейлоновая. Насквозь не промокла. Высохнет.

- Не надо было меня закрывать.

- Тогда бы досталось нам обоим. - Возразил Сергей. - К тому же твоя куртка из ткани. Она бы уж точно промокла до нитки.

-А ты, прямо как Матросов на амбразуру. – Надя покачала головой. -Ну, что герой, пойдем?

- Пойдем – Согласился Сергей.

Они продолжили свой путь по только что вымытому проспекту. В лужицах на мокром асфальте отражались блики неоновых вывесок магазинов и кафе.

Надя беспрерывно шутила, задавала какие-то вопросы, рассказывала смешные истории, и Сергей чувствовал, как постепенно, она превращается у него на глазах из какой-то сухой и безликой особы, которую он почти ежедневно видел на стадионе, в живую веселую и смешную девчонку. Ему очень нравилась ее простая и непринужденная манера держаться. Сам он трудно сходился с людьми и, как правило был очень молчалив. Он мало имел в запасе мелкой словесной монеты и не терпел пустопорожней болтовни. Но если собеседник был ему по душе, он становился разговорчив. И сейчас, ему самому было удивительно, как легко и непринужденно он мог болтать с Надей, о чем угодно.

- А будет здорово поехать на соревнования в Румынию. – Надя вспомнила разговор с Бойко. - Я люблю бывать в незнакомых местах. Румыния вообще, другая страна. Интересно было бы посмотреть. Там я еще не была.

-Там еще не была? – Удивился Сергей. – А что, ты где-то за границей была?

- Да, конечно. В Германии.

- Серьезно? Что ты там делала?

- Жила. С родителями.

- Интересно! А как вы туда попали?

- У меня папа был военный. Полковник. Каждые несколько лет его переводили на новое место. Ну, и мы с ним все время переезжали. И на Курилах пожили, и в Казахстане, под Семипалатинском. А потом его направили в Германию. Он служил в группе советских войск.

- А где же ты училась?

- Там была школа для детей военных.

- Ты, наверное, и по-немецки болтаешь?

- Oh, ja, fräulein spricht Deutsch. Ein bisschen. – Все с той же лукавой улыбкой сказала Надя.

- Sorry, but I do not understand German. It is better to talk in English. - Решил не отстать от нее Сергей.

Они посмотрели друг на друга и дружно рассмеялись.

- Что-то мне везет на детей полковников. – Сказал Сергей.

- В каком смысле? – Не поняла Надя.

- В том, что отец Митрохина, тоже полковник.

- Серьезно?! – Удивилась Надя. – Это же надо!

- Может, они знакомы с твоим отцом? – Предположил Сергей.

- Вряд ли. – Улыбка исчезла с ее лица. - Мой отец умер год назад.

- Извини. Я и понятия не имел.

- Да ничего, все в порядке. Откуда тебе было знать.

- А что у него было?

- Лейкемия. Рак крови.

- А что, и такое бывает?

- Бывает. Это, когда организм не вырабатывает красные кровяные тельца.

- Да. Мы же в школе учили. Красные и белые кровяные тельца.

- Ну, вот. А без красных человек жить не может.

- Жаль, что с ним такое случилось.

- Конечно. Мама ухаживала за ним до последнего дня. Благодаря ее заботам он прожил несколько лишних месяцев. А теперь мы остались с ней вдвоем.

Некоторое время они шли молча.

- А куда ты летом будешь поступать? – Решил сменить тему Сергей.

- Хочу в медицинский. У меня мама тоже медик. Она медсестра.

- Будешь продолжать семейную традицию?

- Можно и так сказать. – Согласилась Надя. - Просто мне нравиться медицина. А ты уже выбрал, куда будешь поступать?

- Окончательно еще нет. Скорее всего, в наш университет, на исторический.

- Значит ты у нас гуманитарий?

- Вроде того, – улыбнулся он.

Сергей не стал рассказывать Наде, что он мечтал изучать международное право и хотел стать дипломатом. Его в этой профессии прельщали не поездки за границу, а такие вещи, как ведение переговоров или решение каких-либо политических вопросов дипломатическими путями. Его и в классе называли дипломатом за умение улаживать всякие конфликты между ребятами. Но о поступлении в МГИМО нечего было и думать. Туда «простым смертным» дорога была закрыта. А ему, с его еврейским происхождением, тем более. Поэтому он хотел попытать счастья и попробовать поступить в юридический. Все родственники в один голос пытались объяснить ему, что с фамилией Гурович и пятой графой в паспорте он только потеряет время. Сергей и сам понимал насколько малы у него шансы. Но какая-то надежда в душе все же теплилась. В крайнем случае, он надеялся поступить в университет на исторический факультет. Учителя считали его лучшим учеником школы по предмету «история». И это вселяло в него некоторую надежду.

Почти через час ночной прогулки они остановились возле большого многоэтажного здания «сталинской» постройки, отделенного от улицы узкой полосой газона. Вход в подъезд тусклым светом освещал фонарь, сиротливо висевший над дверью.

- Вот я и дома. – Сказала Надя.

- Быстро дошли. Я как-то даже и не заметил.

- Да, я тоже. А мы шли почти час. – Она посмотрела на часы. – Даже больше часа.

- Неужели? А я думал минут пятнадцать – удивился Сергей.

- Просто мы болтали всю дорогу – вот и не заметили, сколько времени прошло.

- Ну, тогда спокойной ночи. Было приятно с тобой поговорить.

- Сережа! У меня к тебе есть просьба. – Голос её стал серьезным. – Не подумай ничего лишнего. Только то, о чем я попрошу. Хорошо?

- Да ради бога!

- Мама сегодня ночью дежурит в больнице, а мне страшновато одной заходить ночью в пустую квартиру. Постой у входной двери, пока я посмотрю, что никто не забрался.

- Нет проблем. Давай постою.

Они поднялись на второй этаж. Надя открыла ключом дверь,

включила свет в прихожей и пошла вглубь квартиры.

Сергей прислонился к косяку входной двери и стал ждать. Вдруг, за дверью квартиры напротив, ему послышался шорох. Он оглянулся и заметил лучик света в глазке входной двери. По-видимому, кто-то наблюдал за ним.

Наконец вернулась Надя.

- Все в порядке. Спасибо тебе, что покараулил.

- Да, пустяки. А кто живет в квартире напротив?

- Есть тут одна неприятная старушенция. За всеми следит, а потом распускает сплетни по всему дому.

- А я-то думаю, кому это надо ночью в глазок подсматривать?

- Ну, вот видишь! Поэтому я тебя в дом и не приглашаю. Завтра придешь на тренировку? - Да куда я денусь! Только это будет уже сегодня. - Да, конечно! Еще раз спасибо тебе. Пока!

Дверь закрылась. Сергей вышел на улицу, вдохнул весенний воздух и зашагал по направлению к своему дому. В ночной тишине, стены гулко отбрасывали эхо его шагов. Дул свежий ветер. На темном небе все так же мерцали звезды. Вдоль спящих пустынных улиц, в лёгком поклоне, выгибали шеи желтоглазые фонарные столбы.

Все было, так же, как и час назад. Но что-то все же изменилось. Ему стало неуютно, тоскливо и одиноко. Вспомнив, как еще совсем недавно, они с Надей шли по ночному городу, весело и непринужденно болтая, он поймал себя на мысли, что ему хочется, чтобы и сейчас она шла рядом, и он мог слышать ее голос и задорный смех.

А ведь не произошло ничего особенного, что должно было его взволновать. Всего лишь какая-то встреча, прогулка по ночному городу, разговоры, не значащие ничего, - и тем не менее Сергей чувствовал какую-то перемену в своем настроении. Он пытался найти выражение для этой перемены, но это была такая малость, что ее не удавалось объяснить словами. Все это показалось ему странным, потому что ничего подобного с ним раньше не случалось. Он решил, что нужно просто хорошо выспаться и дальше все станет на свои места, и жизнь опять вернется в привычное русло. Но спать этой ночью ему так и не пришлось.


Продолжение следует.


Просмотров: 18Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Горько

Без названия

За окном – черемуха в разгуле, – Мимолетна, ветрена, пьяна. Семечками бабушка торгует Возле магазина допоздна. Скоро лето. Мир, как персик, сочен, Вечера душисты и легки. Мне шестнадцать. Сколько мног

Все, что было

Все, что было – судьбой заказано; Все сложилось, и все сошлось. Неуёмная, синеглазая Продолжается жизнь, и празднует, И купает в реке весло. Между лодками, между сваями, На изгибистых спинах волн – По

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia