Времена не выбирают. Роман. Глава 4


Большая волна все же смогла докатиться до парапета и с шумом ударилась об него. На Сергея обрушился град холодных, блестящих на солнце, как прозрачные стеклянные бусинки, брызг.

Воспоминания схлынули, как волны прибоя. У него возникло чувство, будто он вернулся из далекого путешествия. Головная боль исчезла, а все тело было охвачено приятной усталостью, какая бывает у тренированных спортсменов, после больших физических нагрузок.

Оглядевшись по сторонам, Сергей сделал глубокий вдох. Отряхнув воду с одежды, вынул из сумки медаль, и, еще раз посмотрел на нее, как бы убеждаясь, что сегодняшний день ему не привиделся. Затем, спрятав медаль в карман, набрал полные легкие свежего морского воздуха, подхватил сумку, и направился в гостиницу.

Он прошел всю набережную от “Ореанды” до Киевской улицы,

где небольшая речушка, закованная в каменные берега, впадала в море. А по обе стороны от нее, словно вьющееся растение, оплетавшее горы, карабкались вверх улочки Ялты.

Недалеко от главпочтамта, на голове памятника Ленину, обильно усыпанной птичьим пометом, ворковали голуби. На небольшой площади, возле клуба моряков, афиши извещали о гастролях популярного певца, а в порту продолжалась посадка на круизный теплоход.

Было начало апреля. На юге море синело до самого горизонта, и там сливалось со светло-голубым небом. А на севере, темно-зеленые горы, нависали над городом, защищая его от холодных ветров. В Крыму буйно цвели деревья, ярко светило солнце. Аромат цветов смешивался с запахом моря и Сергей с наслаждением вдыхал этот пьянящий эликсир. Он бодрил его, создавая веселое настроение и наполняя все мышцы неуемной энергией. И ко всему этому прибавлялась радость трудной победы. Для него было важно, что он выиграл. Удача, улыбнувшаяся ему в этот день, придавала чувство уверенности в себе, по капле выдавливая остатки комплекса неполноценности, с которым он постоянно боролся. Сергей ощущал в теле нечто пружинящее и легкое, побуждающее к озорству. Хотелось двигаться, петь и смеяться. Молодость бурлила в нем, как молодое вино.

* * *

Через пол часа прогулки по набережной, он оказался в гостинице, где проживала команда. Изнутри, она напоминала какой-то цыганский табор, а скорее всего Вавилон. Кроме спортсменов, здесь можно было увидеть узбеков в тюбетейках и стеганых полосатых халатах, усатых выходцев с Кавказа, в узнаваемых фуражках - «аэродромах», элегантных прибалтов и даже оленеводов Севера. Но больше всего здесь было людей, говорящих на русском языке с мягким украинским акцентом.

Гостиница находилась недалеко от набережной, в центре города, и жить в ней было удобно. И даже та непривычная атмосфера, царившая здесь, никому не мешала.

Первым, кого он увидел, вернувшись в свой гостиничный номер, был Валера. Митрохин лежал на кровати в спортивном костюме и читал «Советский спорт».

- Ну, ты как? – Он оторвался от газеты.

- Все нормально. – Сергей показал большой палец. - Оклемался.

- А ты помнишь, что завтра, после обеда, уезжаем.

- Спасибо за напоминание, еще не забыл. – Ответил он, заталкивая сумку под свою кровать.

– А что, если с утра махнуть на море ловить ультрафиолет. Вода, правда, холодная для купания, но позагорать можно.

- Ультрафиолет - это неплохо. – Согласился Сергей. – У нас дома, ведь еще в куртках ходят.

- А тут мы! И все в загаре. – Рассмеялся Валера. – Кстати. Надеюсь, ты знаешь, что в Крыму есть еще и Массандра?

- Что ты так любишь все напоминать? Тебе бы будильником работать. Или записной книжкой.

- Я к тому это говорю, что не мешало бы домой привезти бутылочку хорошего вина. Может, сгоняем в гастроном?

- А ты знаешь, какие вина хорошие?

- Деревня! – Насмешливым тоном воскликнул Валера и вскочил с кровати. – Что бы ты без меня делал. Пошли.

Они вышли из гостиницы и направились в центральный гастроном, расположенный недалеко от набережной. Это был тот предвечерний час между днем и сумерками на южном берегу Крыма, который не сравним ни с чем. Он был еще полон света, но уже овеянный мистикой вечера. В тягучем воздухе над морем простиралась даль. А над нею, в темнеющем небе, у самого горизонта, словно маленькие бриллианты, блестели и переливались первые звезды. Улицы города уже не сверкали под лучами солнца, а постепенно, одна за другой, погружались в тень гор. Вспыхнули разноцветные неоновые огни магазинов и кафе. Мигая желтыми глазами, стали зажигаться фонари на набережной.

Подойдя к центральному гастроному, парни остановились. Вход выглядел необычно. Над дверью красовалась огромная вывеска “КОМЕНДАТУРА”, а в боковых окнах, где раньше были выставлены товары, теперь лежали мешки с песком. По обе стороны от них всё здание было закрыто декорациями в виде крепостной стены.

- Кино и немцы. – Валера открыл дверь магазина. – Сейчас все выясним.

Они подошли к винному отделу.

- Что тут за маскарад? – Поинтересовался Валера, указывая на входную дверь.

- Ох, уже надоело отвечать. – Зло выдохнула продавщица. – Кино завтра будут снимать.

- А о чем? – Не унимался Валера.

- Да откуда ж я знаю! Покупать что будете?

- А что тут у вас есть?

Продавщица измерила его презрительным взглядом.

– На витрину смотри. Тогда и вопросов не будешь задавать.

Валера перевел взгляд на витрину, разглядывая выставленные там вина.

- Вот смотри, Серега, и учись. – Он указал Сергею на бутылки, пылившиеся за стеклом.

– Вот это «Портвейн 777». Или по-простому «три топора». В старших классах с него и начинается знакомство со взрослой алкогольной жизнью. Не бог весть что, но пить можно. Вот, рядом с ним, «Солнцедар». Или по-простому – «политура». Приличные люди даже не смотрят в его сторону. А эти - «Агдам», «Портвейн 33», - ну просто чернила. Лучше даже не пробовать. Или вот – «Альминская долина» - сокращенно «АД» или «Долина смерти». Уф-ф-ф, это самые чернилистые чернила.

- Ну, а это - самый популярный напиток в наших краях. Дешево и сердито. – Он указал на бутылку с надписью: «Біле міцне». - Его еще называют «биомицин». Довольно крепкая бормотуха и пользуется большим спросом у любителей «догнаться».

Валера разочаровано повернулся к продавщице.

- А что-нибудь приличней найдется?

- Ну и что для тебя считается “приличней”? – Снисходительно спросила продавщица.

- Например “Красный камень” или “Черный доктор”.

Глаза у неё оживились.

- О, так ты кое в чем разбираешься! А я думала вы из тех парней, которым главное залить за воротник и неважно что.

- Нет, мамаша, Вы ошибаетесь. Ну, посмотрите на нас. – Валера рассмеялся, отошел на шаг назад и развел руки в стороны. - Мы вообще не пьем. Мы спортсмены. Приехали к вам на соревнования. Просто хотим привезти подарок из Крыма. Ну, не дарить же всякую бормотуху.

Продавщица, подперев руками бока и покачав головой, посмотрела на парней.

- Ишь ты! Красавцы. – Улыбнулась она впервые за время разговора.

Валера явно расположил ее к себе. Он обладал каким-то непонятным даром находить с людьми общий язык и производить на них благоприятное впечатление. Везде он чувствовал себя как дома и всюду со всеми отлично ладил. Даже попадая в незнакомую компанию, он разговаривал с людьми просто и естественно, и уже через пять минут оказывался в центре внимания, где все с интересом слушали шутки, рассказы и анекдоты в его исполнении.

- Ладно. - Продавщица перешла на миролюбивый тон. - Найду для вас пару бутылок. Какое вино хотите?

- Ты какое хочешь? – Повернулся Валера к Сергею.

- Даже не знаю. - Растерялся Сергей. - Ну, пусть будет “Красный камень”.

- Ну, вот. Ему “Красный камень”, а мне “Черный доктор”. – Валера улыбнулся добродушной улыбкой и посмотрел на продавщицу. - Такое возможно?

- Так уж и быть. Я сегодня добрая. – Она рассмеялась собственной шутке и пошла в подсобку.

Сергей слушал этот разговор с удивлением.

- Валера, — спросил он, — откуда ты все это знаешь?

- Что именно?

- Названия всех этих вин.

- В прошлом году, мы с отцом отдыхали здесь в Крыму, в военном санатории. – Стал объяснять Валера. - Соседом по столику был один майор – почитатель Бахуса. Знал все сорта крымских вин. И не только крымских. И все разговоры сводил на винную тему. Ну и я кое-что запомнил.

Продавщица вернулась, держа в руках две, покрытые пылью и паутиной, бутылки вина, словно это были драгоценные древние амфоры. Небрежно протерев их тряпкой, вытащенной из-под прилавка, она сказала заговорщицким тоном.

- Только заверните во что-нибудь, чтоб никто не видел.

Валера вынул из кармана газету.

- “Советский спорт” подойдет? – Спросил он, протягивая газету и деньги.

- Годится! – Она взяла газету, разорвала ее на две половинки, и в каждую завернула по бутылке.

- Ну, это уже на грани кощунства. - Сергей рассмеялся. – Алкоголь и советский спорт.

- Ты просто не в курсе. – Пояснил Валера, принимая завернутые бутылки. - Я знал футболистов, которые пили после каждой игры. Если выигрывали – то на радостях, за победу. А если проигрывали – то с горя.

- А если ничья. – С ехидством спросил Сергей.

Они оба рассмеялись и вышли на улицу. Перед ними развернулась панорама вечера. С моря дул бриз. У ветра был солоноватый привкус. Линия берега, насколько охватывал глаз, светилась яркими огнями и изгибалась волнистой линией от Ливадии до Отрадного. Издалека, шум прибоя похож был на долгие вздохи. Вода была совсем темной, но у самого берега, при свете уличных фонарей, сверкали пеной белые барашки волн.

Днем, при свете солнца, набережная в Ялте казалась какой-то театральной декорацией, привлекательной и красивой. Но вечером она превращалась в волшебную сказку о городе, который всеми своими огнями обращен к морю, словно Ассоль, ждущая на берегу своего принца на корабле под алыми парусами.

* * *

Сергей проснулся на рассвете и подошел к окну. Небо алело все ярче. На горизонте, из моря, плавно восходило солнце. Вначале темно-малиновое, оно, постепенно набирая силу, стало розовым, и стены домов окрасились в цвета фламинго. Затем, поднявшись над горизонтом, солнце превратилось, в излучающий яркий свет, оранжевый шар и, наконец, стало золотым и сияющим.

Сергей растолкал Валеру. Тот, с трудом открыл глаза.

- Ты чего так рано?

- Уже пора. Солнце взошло.

- Я же завел будильник. Он что, не звонил?

- Звонил. Но сказал, что перезванивать не будет.

- Обленился он вконец. – Недовольно пробурчал Валера. – Уволю!

Еще толком не проснувшись, он схватил со стула свое полотенце и пошел умываться.

Они оделись и стали спускаться со своего этажа. Их шаги гулко отдавались в пустом лестничном пролете. Пройдя вестибюль, Сергей с Валерой вышли на длинную и пустынную, в этот ранний час, улицу, и направились в сторону набережной.

Стояло чудесное, раннее весеннее утро. Еще не было жарко. Пахло свежестью и прохладой. Фонари давно погасли. Огненный шар солнца висел над водой, и запах моря, настоянный на морских водорослях и йоде, здесь в районе набережной, чувствовался сильнее. Из открытых дверей кафешек доносился аромат кофе, смешанного с крымским утром.

В конце улицы, на маленькой площади, что приютилась на берегу горной речушки, впадавшей в море, расположилась небольшая, но уютная забегаловка. Наскоро выпив по чашке какао со свежеиспеченными булочками, они отправились на морской берег.

Парни облюбовали пляж возле “Ореанды”. Это место им нравилось больше всего. К тому же хотелось еще разок пройтись по набережной. Ведь неизвестно, когда в следующий раз удастся сюда приехать. По небу скользили белые легкие облака, а ветерок играл верхушками пальм, выстроившихся вдоль тротуаров.

На пляже, Сергей снял спортивный костюм и улегся на деревянный лежак, положив голову на скрещенные руки и подставив спину теплому весеннему солнцу.

Из репродуктора, возле «Ореанды», доносились звуки музыки. Сергей вытянулся на лежаке и, закрыв глаза, стал слушать. Магомаев пел «Королеву красоты». Несмотря на свою бешеную популярность, центральные радиостанции транслировали её не так уж и часто. Ведь она не соответствовала вкусовым представлениям чиновников от музыки. Но в каком-нибудь клубе, или на курорте, куда власть чиновников не всегда доходила, ее можно было услышать гораздо чаще. Даже записанную умельцами на использованных рентгеновских снимках, песню трудно было приобрести. В шутку такие самодельные пластинки называли «музыкой на костях».

Песня закончилась. Сергей перевернулся на спину и посмотрел в голубое небо. И ему показалось, будто он плывет в прозрачном бездонном море без горизонта, без конца и края.

Он опять закрыл глаза. Ему хотелось вдыхать этот необыкновенный воздух, который бывает только здесь, на южном берегу Крыма и слушать шум прибоя. Каждый раз, вначале, был слышен лишь нарастающий гул набегавшей волны. Затем раздавалось что-то наподобие глухого удара – это волна, потеряв устойчивость, как подкошенная, падала на прибрежные камни. И уж потом, напоследок, тихое, затухающее шуршание морской гальки. А через секунду все повторялось вновь и вновь. Эти звуки, казалось, можно было слушать вечно - они никогда не надоедали.

Валера подошел вплотную к воде и начал с силой швырять плоские камешки, сшибая гребешки волн. Теряя силу и скорость, они тонули где-то вдалеке.

- Серега, у меня зацепило волну шесть раз. – Крикнул Валера. – Иди, попробуй. Сможешь больше?

- Неохота. Я лучше позагораю.

-Тогда, может окунемся? – Предложил Валера.

-А давай! – Сергей резко встал и, разбежавшись прыгнул в воду.

От резкой перемены температуры у него перехватило дыхание. Он еще успел проплыть несколько метров, но почувствовав, что ему уже не хватает воздуха, выскочил на берег.

-Ух, холодина! – Он сделал глубокий вдох. – Интересно, какая температура воды?

- Должно быть градусов пятнадцать. – Валера стоял на берегу весь мокрый.

- А как ты так быстро успел проплыть? – Удивился Сергей.

- Так я и не плавал. Только окунулся. Вода больно холодная.

- Тогда пошли греться и загорать. – Сергей растерся полотенцем, лег на лежак и закрыл глаза.

Валера устроился на соседнем. Какое-то время они нежились под теплыми солнечными лучами. А потом Сергей услышал, как Валера громко спросил.

- Девушки, не подскажете, который час?

- Восемь двадцать. – Послышался девичий голос.

Сергей повернул голову в сторону, откуда послышался ответ, и приоткрыл один глаз. Он увидел недалеко от себя, на лежаках, двух молодых девушек в купальниках, растиравших друг друга кремом от загара.

- Солнце не такое уж и жаркое. – Валера пытался завязать разговор. - А с кремом вообще не загорите.

- А нам и не нужно загорать – ответила одна из них.

- Ну, если не хотите загорать, тогда вам лучше вечером гулять на набережной и дышать морским воздухом. Кстати, можем погулять вместе. – Валера явно увлекся.

Сергей повернулся к нему лицом.

- Что ты мелешь, Емеля? – Вполголоса прошипел он, так чтоб услышал только Валера. - Мы же после обеда уезжаем.

- Нет, вечером мы не можем. У нас съемки. – Ответила девушка. – Вы, наверное, видели декорации в центре города?

- Да, точно. Вчера вечером видели. Мы так и поняли, что снимается кино. А о чем оно? – Не унимался Валера.

- О гражданской войне. Кстати, нам нужны люди в массовку. Не хотели бы вы с другом поучаствовать?

- Боюсь, не получится. Мы не любим массовки. В них можно потеряться. – Валера уже искал пути к отступлению.

- А вы что, хотели бы получить роль? – Смеясь, спросила девушка – Это невозможно.

- Да мы и не претендуем. Мы ведь не актеры.

- Да? А действительно, кто вы?

- Мы спортсмены. У нас здесь соревнования. Вот Сергей, например, вчера, стал чемпионом. А теперь – массовка? Я ему и не предложу. – Абидится, панимаешь. Честное слово. – Произнес Валера с кавказским акцентом.

- Ну, как хотите, – и девушка повернулась к подруге. – Пойдем к воде? Они встали и направились к полосе прибоя.

- Смотри. Какие девчонки! Жаль, что мы сегодня уезжаем. – Валера посмотрел им вслед.

- А то ты не знал. Дон Жуан хренов. Чего ты вообще к ним привязался? – Спросил Сергей, не поднимая головы.

- Да так, просто. Вместо разминки. – Валера рассмеялся. – Для того чтобы всегда быть в форме.

- Пижон! - Сергей сел и посмотрел на морской прибой. - А здесь классно. Действительно, жаль, что уезжаем. – Он опять улегся на топчан. - Ладно, еще часок можем позагорать, а потом двинем в гостиницу складывать вещички.


Продолжение следует.




Просмотров: 14Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Дело выбора (Несерьезная зарисовка с натуры с небольшим количеством ретуши)

О, бездарный бухгалтер, не умеющий сложить две разновеликие суммы в одну искомую! На что тебе, несчастный, занимать место, в которое ты не вписываешься – шел бы ты, бухгалтер, промышлять нечастыми пер

Все, что ни делается - к лучшему. Главное - поставить на конвейер.

Смотри как разрастается гарем. Как сутенеры От неслыханного взлета вдруг пьянея, Повсюду следуют за благодетелем своим, И стадо неразумное Уразумить стараются потея. Смотри как просто управлять Запуга

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia