Времена не выбирают. Роман. Глава 1

Пост обновлен янв. 20



Времена не выбирают,

В них живут и умирают.

(Александр Кушнер)


Придет пора – закончу бегать

И грустно перейдя на шаг,

Я вспомню всё: и кросс по снегу,

И волю, сжатую в кулак.

На старте выстрел пистолета,

И первый в жизни пьедестал,

И главный старт в разгаре лета,

Где фаворитов побеждал.

Дистанций вспомню километры,

И пот соленый на глазах,

Я вспомню финишные метры,

Медаль, блестевшую в руках.

(Максим Карамашев)


Остановившись у стартовой линии, Сергей бросил взгляд на флаги, безжизненно повисшие на флагштоках, и отметил про себя, что ветер на дистанции мешать не будет.

- Внимание! – Прозвучала команда.

Наклонившись вперед, он приготовился к рывку. Выстрел стартового пистолета, и восьмерка бегунов, словно вытолкнутая невидимой разжавшейся пружиной, метнулась вперед. Им предстояло преодолеть по стадиону два круга. Восемьсот метров. Все посторонние шумы внезапно исчезли куда-то. Сергей ничего больше не воспринимал, больше ни о чем не думал. Он только видел беговую дорожку перед собой, слышал звуки шагов, да свое ритмичное дыхание. Оно было как всегда в таких случаях: два шага – вдох, два шага – выдох. У шагов тоже был свой ритм и цикл. Сначала короткое, почти незаметное, касание беговой дорожки, затем полет над ней и опять мгновенное отталкивание. Со стороны могло создаться впечатление, что бегуны просто низко летят над землей.

Пробежав вираж, они стали смещаться на первую беговую дорожку, стараясь занять, выгодную для себя позицию. К концу второй стометровки бегуны уже выстроились друг за другом, непрерывной цепочкой, в которой Сергей теперь бежал вторым, вплотную за лидером забега.

Тренеры команды предполагали, что здесь, в Ялте, Сергей с его результатами может попасть в тройку призеров. Одержав победу в предварительном забеге, он вышел в финал. И ему, конечно же, очень хотелось, если не выиграть соревнование, то хотя бы занять призовое место. Перед стартом Сергей волновался больше обычного, но после выстрела, мгновенно наступило спокойствие. Волнение сменилось полной концентрацией мыслей и движений. Первую половину дистанции он преодолел за лидером довольно легко. Прозвенел гонг. Это означало, что им остался последний круг. Кто-то из тренеров выкрикнул время, которое прошло с момента старта, и Сергей понял, что он даже немного опережает свой намеченный график. Сил оставалось достаточно, чтобы на финишной прямой попытаться обогнать лидера, и первым закончить дистанцию.

Но неожиданно все резко изменилось. Лидер забега, возможно не рассчитав свои силы, стал замедлять бег. Сергей попытался обогнать его по второй дорожке, но спортсмены, бежавшие за ним плотной группой, начали делать это на мгновение раньше. Длинной цепочкой они стали обгонять и его и лидера забега. Сергей попробовал втиснуться между ними, но безуспешно. Впереди, его сдерживал бывший лидер забега, явно потерявший скорость, справа – вереница бегунов. Так глупо попасться в эту “коробочку” и потерять все шансы на выигрыш! Он понял, что нужно выбираться из этой ситуации любым способом. Решение пришло в доли секунды. Поняв, что втиснутся в цепочку бегунов ему не удастся, Сергей замедлил свой бег, пропуская всех, бежавших справа, вперед. Затем, перейдя на вторую дорожку, он, резко увеличив скорость, рванулся вперед. Злость, охватившая его, внезапно придала ему новые силы.

До окончания дистанции было еще метров двести пятьдесят, но он уже не думал, хватит ли ему сил финишировать. Им овладело только одно желание - обогнать всех и выйти вперед. На последнем вираже ему все еще пришлось бежать по второй дорожке, а значит и лишние метры, но Сергей не обращал на это внимания. На финишную прямую он выбежал уже первым. Продолжая бежать в том же темпе, он оторвался от остальных участников забега настолько, что перестал слышать их шаги за своей спиной. И только его сердце звучало высоким голосом мотора, работающего на полную мощность.

Уже совсем близко впереди виднелась, натянутая поперек линеек беговых дорожек, заветная финишная лента. Но вдруг, метров за тридцать до финиша, ноги как будто налились свинцом и скорость бега резко снизилась. Ему стало казаться, что и лента, и беговые дорожки вместе с ней, качаются, словно на морских волнах. Усилием воли он пытался удержать темп бега, но это уже плохо получалось.

Опять сзади он услышал шаги. И они приближались. Вбежав в клеточки последних пяти метров перед финишем, он услышал эти шаги прямо у себя за спиной. А на последнем метре дистанции, увидел боковым зрением синюю майку догонявшего его спортсмена.

Единственное желание, которое оставалось у него в этот момент – первым пересечь финишную черту. Сергей инстинктивно наклонился вперед, чтобы выиграть если не десятую долю секунды, то хотя бы оказаться на грудь впереди соперника. Ему удалось первым коснуться финишной ленточки, но потеряв равновесие, он рухнул на беговую дорожку за финишной чертой. Падая, Сергей выставил вперед руку и, по-видимому, выбил плечо. Кто-то, из бегущих сзади, перепрыгнул через него. Сергей попытался подняться, но не смог. Силы оставили его. Голова раскалывалась, едва не лопался череп, перед глазами плыли разноцветные круги, во рту появился привкус крови, болело плечо. Но все это ему показалось чем-то мелким, по сравнению с тем радостным чувством, которое он испытывал. Лицо его выглядело измученным и бесконечно уставшим, но на нем сияла улыбка. Ведь чем труднее достигается цель, тем слаще победа.

Подбежал его приятель по команде Валера Митрохин.

- Ну, ты даешь! – Он помог Сергею встать. – Чего ты так рано начал ускоряться?

И увидев, что Сергею трудно идти, предложил: - Обопрись на меня!

Митрохин подвел Сергея к скамейке и помог сесть.

- А ты у нас, оказывается, балерун. - Сказал Валера с улыбкой.

- В каком смысле?

- А что ты изобразил на финише? Не то полет шмеля, не то умирающего лебедя. – Валера продолжал улыбаться.

- Да ну тебя. Притащи мне лучше мои шмотки.

Валера принес Сергею его тренировочный костюм и кроссовки.

- Ну, как? Отдышался?

- Вроде немного легче. – Выдохнул Сергей. – Только голова раскалывается.

-Так это хороший признак. Если голова болит, значит она есть. – На лице Валеры играла озорная улыбка, а глаза смеялись.

- Что-то ты сегодня развеселился. – Заметил Сергей.

- Считай, что радуюсь за тебя. Я думал тебе уже конец. С картины Репина “Приплыли”. А ты та-ак рванул! Сколько там было? Метров двести пятьдесят. Такой затяжной рывок. - Валера одобрительно покачал головой. “…На десять тыщ рванул как на пятьсот…” - Вспомнил он песню Высоцкого. – Молодец!

- Ну и чуть не спекся на финише.

- Главное - ты выиграл. А победителей не судят. Ладно, пошли к нашим.

Сергей сбросил шиповки, надел спортивный костюм и кроссовки.

Попытался встать, но первая попытка оказалась неудачной.

- Ты чего? – удивился Валера

- Какая-то слабость навалилась. Сейчас пройдет.

- Давай помогу.

- Не надо. Я сам. – Со второй попытки Сергей поднялся со скамейки.

- Ты слышал, как мы все орали тебе на финише?

- Нет, ничего не слышал.

- Да ну? Все так кричали, хотели тебя поддержать. А ты и не слышал. Напрасно я глотку драл. – Валера опять рассмеялся.

Сергей с Митрохиным выступали на одной и той же дистанции. На этом весеннем юношеском чемпионате Митрохин не смог пробиться в финал и теперь отдыхал на трибуне, где собирались ребята из команды, свободные от выступлений. Все стали поздравлять Сергея. Он вяло благодарил. Этот забег отнял у него всю энергию, и он чувствовал себя, как выжатый лимон. Ему хотелось просто спокойно посидеть и прийти в себя. Но больше всего хотелось пить.

- Пойду в буфет, куплю бутылку воды. – Сергей достал из сумки деньги. - Пить охота.

- Да сиди уже. – Валера встал. – Давай я сгоняю. Заодно и себе возьму.

Он быстро сбежал по ступенькам вниз и исчез в проходе под трибунами.

Сергей понемногу приходил в себя. Соревнования для него закончились и теперь можно было расслабиться. Разноцветные круги больше не плыли перед глазами, голова уже не раскалывалась, но нудная боль продолжала сжимать виски. Чтобы отвлечься от неё, он стал осматривать арену стадиона в поисках ребят из команды, которые в это время выступали в своих видах.

В секторе для метания молота он увидел здоровяка Витю Гусева. Судя по всему, тот пока что оставался на втором месте. Сергей стал следить за бросками метателей.

Вдруг кто-то сзади хлопнул его по плечу, которое он ушиб, падая на финише. Сергей поморщился от боли и медленно оглянулся. В спинку его скамейки упирались белые кроссовки «Адидас», с тремя черными полосками по бокам. Такие в команде были только одни и он хорошо знал кому они принадлежат. Он поднял глаза и посмотрел на хозяйку кроссовок. Звали Надежда Подольская. И тренировалась она на том же стадионе, что и он, но у другого тренера.

- Видела, как ты бежал. Пришла поздравить. Здорово ты рванул. – Подольская вытянула свои стройные ноги в спортивных брюках и ловко перепрыгнув с верхней скамейки, села рядом с Сергеем.

Копна её русых волос, перехваченных на затылке резинкой, метнулась вслед за ней и упала на плечо. Она ладонью отбросила их назад. Ладонь у нее была узкая и тонкая.

- Не боялся, что не дотянешь до финиша? - Спросила она. Её серые глаза с любопытством разглядывали его. На лице, слегка отмеченном весенним крымским загаром, играла улыбка.

- Я тогда об этом не думал. – Сергей помассировал ушибленное плечо.

Уже больше года он почти каждый день видел ее на стадионе. Наверняка и она видела его. Но они никогда не общались и даже не здоровались. У него давно создалось такое впечатление, что кроме тренировок ее ничто, и никто не интересует. Ребят, которые пытались с ней заигрывать, она держала на дистанции одним только взглядом. Да и Сергея, на стадионе, кроме тренировок, ничего не интересовало. Конечно, он общался с ребятами, с которыми вместе тренировался. Но все разговоры, как правило, сводились к обмену новостями, впечатлениями о текущих событиях или о методиках тренировок. А также о том, кто и на каких соревнованиях выступал и какие результаты показал.

Накануне Подольская выиграла финал на стометровке. А сегодня выиграла еще и бег на двести метров. И, по-видимому, чувствовала себя на этих соревнованиях как рыба в воде.

Она заметила, что он массирует плечо.

- Что там у тебя?

- Наверное, ушиб, когда падал.

- Ну, извини. Я не знала. Сильно болит?

- Ерунда. До свадьбы заживет.

- А ты что собрался жениться? – Она рассмеялась.

- С чего ты решила?

- Ты же сам сказал.

- Сказал? – Сергей пожал здоровым плечом. – Просто в таких случаях всегда так говорят.

- Ну, тогда за тебя можно быть спокойной. – Она опять рассмеялась. - Точно заживет. Я, когда увидела, как ты попал в “коробочку”, подумала – все, проиграл. А потом такой рывок…. Здорово! Ты слышал, как мы тебе кричали.

- Нет. Меня уже Валера спрашивал.

- Я, наверное, кричала громче всех. Чуть голос не сорвала. Вот! – Пожаловалась она.

-- Жаль, что я не слышал. – Наверняка, бежал бы тогда быстрее. – Улыбнулся Сергей.

- А, вот где они. – Совсем рядом раздался голос.

Сергей повернул голову и увидел своего тренера Берковского. С ним был еще один незнакомый мужчина.

- Вот молодежь, знакомьтесь. - Обратился Берковский к ребятам. - Это Андрей Васильевич Бойко, из федерации легкой атлетики. Хочет с вами познакомиться лично. А это наша спортивная надежда. - Он указал на Подольскую. - Пока что конкуренток у нее не наблюдается. Ну, а этого молодца Вы только что видели на дорожке.

- Да, видел. Отчаянный ты парень. Но боролся до конца. Молодец. – Он повернулся к Подольской. – Ну, давайте знакомиться. – Бойко протянул ей руку. – Андрей Васильевич.

Она встала и тоже протянула ему ладошку.

- Надежда.

- Про спортивную надежду я уже понял. А зовут тебя как?

Она громко рассмеялась.

- Надежда Подольская.

Теперь уже смеялись все.

- Да, смешно вышло. - Бойко не мог сдержать улыбку – Я раньше знал только фамилию. Ну, а тебя парень, - он повернулся к Сергею - Как зовут?

- Сергей Гурович. – Сергей пожал протянутую руку.

- Вот что ребята, - Бойко и Берковский сели на скамейку рядом с Сергеем и Надей. Я вам хочу кое-что сообщить. – Летом, в Румынии, намечается матчевая встреча между нашими юношескими командами. – Надежда Подольская - Он посмотрел на нее. - Ты у нас основной кандидат в женском спринте.

Затем он повернулся к Сергею: – Ну, а ты, после сегодняшнего выигрыша, теперь у нас на заметке. Выиграешь летний чемпионат, тоже попадаешь в команду и едешь в Румынию.

Сергей уже было открыл рот, чтобы сообщить Бойко о том, что этим летом многим, в том числе и ему, надо будет сдавать вступительные экзамены в институт, но тот опередил его.

- Мы знаем, что кое-кому из вас в этом году поступать в институты. Это все учтено. Ваш летний чемпионат пройдет после выпускных школьных экзаменов, а в Румынии встреча состоится до начала вступительных экзаменов в институты. Так что на все свои экзамены успеете. Как вам такой расклад? – закончил Бойко.

- А что, очень даже здорово. Мне подходит. – Обрадовалась Надя.

- Мне тоже нравится. – Сергей улыбнулся. - Но к вступительным экзаменам еще готовиться надо. А времени останется мало.

- А готовиться надо круглый год. Да и сейчас еще есть несколько месяцев. Так что готовься и тренируйся. Все в твоих руках.

- Вернее в ногах. – Пошутила Надя.

- Без головы никакие ноги не помогут, – недовольным тоном заметил, молчавший до сих пор, Берковский.

- Ладно, ребята, информацию вы получили. - Бойко встал. – Теперь готовьтесь. А нам с Самуилом Марковичем надо идти. Дела.

Берковский тоже встал и подошел к Сергею.

- Ну, что чемпион? Посмотрел я твой результат. Личный рекорд. Кстати и рекорд области. По юношам. – Уточнил он. - Доволен?

- Конечно, - устало улыбнулся Сергей.

- А вот я не очень. Не проморгал бы ты «коробочку», мог выиграть с лучшим результатом. И не потерял столько времени и сил. Так что на дистанции нужно не только ногами работать, но и головой думать.

- Все так неожиданно получилось. – Развел руками Сергей. - Учту в следующий раз. На ошибках учатся.

- На своих ошибках только дураки учатся. – Берковский поднял вверх указательный палец. - Умные учатся на чужих ошибках. - Он посмотрел на Сергея и спросил. - Кто сказал?

- По-моему Бисмарк.

- Правильно! Молодец! – подтвердил тренер довольным тоном. – Вот и ты будь умней – учись на чужих ошибках и не делай своих. И не почивай на лаврах – это плохая постель. - Берковский потрепал его рукой по волосам. - Сла-бак! – произнес он по слогам и пошел по проходу, вслед за Бойко.

- Что это он так тебя? – удивленно спросила Надя.

- Ты просто его не знаешь. У него это похвала высшей степени. Это еще надо заслужить.

- Ну и ну! Он со всеми вами так?

- Нет. Только с теми, к кому хорошо относится. – Сергей улыбнулся. – У него подход к ученикам, совсем не такой как у твоей Дворкиной.

- Да, у меня тренер совсем с другим характером. Дворкина – просто душка. Она мне как подружка.

- Ого! Ты уже и стихами заговорила.

- Да уж! – В Надиных глазах загорелись озорные искорки. – Мы люди простые. Университетов не кончали. Красивым речам не обучены. Так что вынуждены говорить стихами. – Она рассмеялась.

Сергей улыбнулся. Усталость не оставила сил для смеха.

- Дружишь с крылатым Пегасом?

- Не так чтоб уж очень дружу. Но иногда соглашается меня подвезти. – Она опять рассмеялась.

- А будет здорово, если поедем в Румынию. – Подольская перевела разговор на другую тему.

-Ты то, наверняка поедешь, а у меня все вилами по воде писано.

- Надо только очень захотеть и все получится. Тренер у тебя все же классный. Так что все будет нормально.

-Ты меня успокоила. - Отшутился он.

- О, какие у нас гости! – Валера Митрохин возник перед ними с двумя бутылками минеральной воды в одной руке и бумажными стаканчиками в другой. – Очередь сумасшедшая. Но не для нас. – Он загадочно улыбнулся и подняв вверх указательный палец, многозначительно повел рукой со стаканчиками из стороны в сторону.

Повернувшись к Наде, смеясь, протянул ей бутылку с водой.

- Надежда, третьей будешь?

- Не откажусь.

Валера разлил воду по стаканчикам.

- Ну, Серега, Надя! За ваши сегодняшние победы. – Рассмеялся Митрохин.

- Ну и за твои будущие. – Добавила Надя. – Скорее наверстывай упущенное.

- Я успею. Мой корабль еще не вышел в плавание.

– Тот, кто слишком долго ждет попутного ветра, рискует так и остаться в гавани. – Мелкими глотками она стала пить воду.

Сергей выпил свой стакан залпом, но пить все равно хотелось.

- Налей-ка еще. - Попросил он Валеру.

- Что, после первой не закусываешь? - Митрохин налил ему полный стакан. - Скоро пойдем обедать. Я приметил в нашей кафешке вкусный компот. Уж лучше, чем просто воду глушить.

- Подождите с обедом, скоро вызовут на награждения. – Предупредила Надя.

И как бы в подтверждение её слов по стадиону объявили, что призеров в беге на двухсот метровке приглашают в секретариат.

- Пока ребята, спасибо за воду. – Надя убежала получать свою золотую медаль.

- Что это наша королева спринта решила удостоить тебя своим вниманием? – Удивленно спросил Валера, присаживаясь рядом с Сергеем.

- Понятия не имею.

– Она же никого и никогда не замечает. Всегда ходит с таким видом, будто у нее на голове корона, царапающая ступни бога.

– Ну, насчет короны, я как-то не заметил. - Сергей пожал плечами и поморщившись от боли, стал массировать ушибленное плечо.

- Болит? – Спросил Валера.

Сергей кивнул.

– Я понял. - Продолжал Валера. - Ты у нас теперь тоже чемпион. Поэтому она признала тебя за равного. Но ты ей скажи, как чемпион чемпиону – пусть все же снимет корону, пока она не врезалась ей в мозги.

- Далась тебе её корона. Мне как-то все равно. – Сергей вздохнул. – Никак не приду в себя. Даже мутить начало. Пить хочется, а про еду и думать не могу.

- Держи! – Валера протянул ему вторую бутылку.

Сергей налил себе еще стакан воды.

- О, смотри! – Валера указал рукой на поле. – По-моему, Гусь вышел на первое место. Видишь, куда он зашвырнул свою железяку.

Сергей посмотрел на поле. У Гусева, действительно, была удачная попытка, и, вероятно, он переместился на первое место.

Тем временем, на футбольном поле, перед центральной трибуной, установили пьедестал. Заиграл марш, и началась церемония награждения. За пьедесталом остановилась тройка призеров. Начали объявлять фамилии. Когда подошла очередь Подольской, она запрыгнула на пьедестал, с таким привычным видом, как будто делала это каждый день. Получив медаль и диплом, она подняла обе руки и помахала ребятам из команды, сидящим на трибуне.

Вскоре и Сергея вызвали на награждение. Стоя на вершине пьедестала, он не ощутил особого восторга, хотя, еще совсем недавно был уверен, что, выиграв финал, будет безмерно счастлив. Себе он объяснил это тем, что совершенно вымотался. Финальный забег отнял у него всю энергию, на которую он был способен.

Взглянув на трибуну, он увидел Берковского, который, вытянул вперед руку, показывая ему поднятый вверх большой палец. Тогда и Сергей, поднял над головой свою золотую медаль, чтобы тренер смог ее лучше рассмотреть.

Зайдя в раздевалку, он разделся, стал под душ и открыл кран.

Прохладная струи потекли по разгоряченному телу, смывая с него усталость. Как приятно после напряжённого бега стоять вот так, расслабившись, под потоком воды и знать, что все волнения сегодняшнего дня остались позади. Кровь, гонимая уверенными ударами сердца, стремительно неслась по жилам. Он глубоко вздохнул, закрыл кран и вытерся полотенцем.

* * *

Через пол часа Митрохин, Гусев и Гурович сидели в кафе за столиком. Перед Сергеем стояли несколько пустых стаканов из-под компота. А сидящий напротив него Гусев, с удовольствием, уплетал уже второй шницель. Сергей отдал ему свой, так как после напряженного бега все еще не пришел в себя и есть не мог. Гусев же, выигравший метание молота, был очень доволен и голоден. На предложение Гуровича съесть и его порцию, тот удивленно на него посмотрел, но отказываться не стал.

- У богатых свои причуды. – Пробурчал Гусев, придвигая к себе вторую тарелку.

- Ты бы все же немного поел. Скоро кафе закроется, а за наши талоны поесть больше негде, придется покупать за наличные. – Валера пытался уговорить Сергея.

- В крайнем случае, куплю что-нибудь. А пока не могу даже смотреть, как Витек уплетает.

- Аж за ушами трещит. - Пошутил Валера. - Да Витек?

Тот ничего не ответил, так как приканчивал шницель Сергея, и c полным ртом говорить не мог, а его рука уже тянулась ко второму стакану сметаны.

Сергей отломал кусочек печенья и бросил его в направлении Гусева. Печенье угодило прямо в стакан.

- Вот, блин! И как ты смог так точно промахнуться? – Рассмеялся Валера.

Гусев доел шницель и ложечкой подковырнул упавшее в стакан печенье.

- Это что, добавка к сметане? Благодарю. – И отправил печенье к себе в рот.

- Ну, ты и обжора! – Весело возмутился Митрохин.

- Хороший аппетит – признак хорошего здоровья. – Гусев вытер рот салфеткой. – А метателям хороший аппетит просто необходим, чтобы наращивать массу. Потому как без массы, в секторе для метания, делать нечего. Do you understand?

- Yes, of course! – В тон ему ответил Митрохин.

- Если ты заправился, давайте уже пойдем. - Предложил Сергей. - Не могу смотреть на этот праздник обжорства. - Он кивнул головой в сторону Гусева.

- Я готов. - Гусев погладил себя по животу.

Они встали и вышли на улицу.

- Ну, что? В гостиницу? – Спросил Валера.

- Вы идите, а я, пожалуй, посижу возле моря. Подышу свежим воздухом. Может, станет легче. – Сказал Сергей.

- Смотри, чтоб какая-нибудь русалка тебя в море не утащила. – Пошутил Валера.

- Только не надо переживать. Я выплыву. – С усталой улыбкой на лице ответил Сергей.

- Ну, ладно, пока. – Валера махнул рукой. – Пошли Витек.

* * *

Сергей вышел на широкую набережную. Курортный сезон еще не начался, и людей здесь было относительно немного. Стоял прекрасный весенний день. Высоко над улицей, идущей от стадиона к гостинице «Ореанда», зеленели горы. В небе, над синью моря, плыли белые, похожие на барашков, облака. От дождя, прошедшего ночью, не осталось и следа, и на набережной пахло свежестью и прохладой. Ветер играл верхушками пальм. Отсюда открывался чудесный вид на все побережье, где вдалеке прибрежные скалы таяли в легкой дымке тумана. А совсем рядом, в порту, у причала стоял белоснежный круизный теплоход.

Сергей сел на скамейку возле парапета. Море штормило. Волны с ревом мчались к берегу, напоминая злобных зверей, грозящих снести все на своем пути. Они, с грохотом, напоминавшим артиллерийскую канонаду, яростно бросались на узкую полоску пляжа, шурша мелкими камешками, смывая гальку. Но катясь по берегу, быстро теряли свою силу и, добравшись до гранитного парапета, превращались в подобие маленьких домашних собачонок, дружелюбно виляющих хвостиками.

Свежий ветер доносил до Сергея водяную пыль и запах моря. Здесь, в Крыму, и воздух был каким-то особенным. Он вдыхал этот воздух полной грудью и никак не мог им надышаться. Сергей чувствовал, как постепенно к нему возвращаются силы, отнятые напряженным бегом, уходит головная боль, а на смену ей, с каждым новым вдохом, приходит привычное ощущение бодрости и легкости, к которым примешивалась тихая, обращенная в себя, спокойная радость победы. Он смотрел на морской прибой, слушал глухой рокот волн, и ему вспомнилось то море, которое он увидел первый раз в жизни. Он мысленно перенесся на три года назад.


Продолжение следует.


Просмотров: 46Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Горько

Без названия

За окном – черемуха в разгуле, – Мимолетна, ветрена, пьяна. Семечками бабушка торгует Возле магазина допоздна. Скоро лето. Мир, как персик, сочен, Вечера душисты и легки. Мне шестнадцать. Сколько мног

Все, что было

Все, что было – судьбой заказано; Все сложилось, и все сошлось. Неуёмная, синеглазая Продолжается жизнь, и празднует, И купает в реке весло. Между лодками, между сваями, На изгибистых спинах волн – По

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia