top of page

Волокуша.

Сеня Савельев закончил учёбу и получил свидетельство об окончании школы в родном селе. Школа была восьмилетняя и в девятом классе надо было учиться в небольшом посёлке с названием Зуя в двенадцати километрах от села, где жил Сеня с матерью. И жить в общежитии для учеников живущих в дальних сёлах и деревнях. Сенина мать работала учительницей в школе, а отца у Семёна не было. После войны не хватало женихов и многие девушки и женщины не могли выйти замуж и рожали детей для себя, а в свидетельстве о рождении вместо имени и фамилии отца у таких детей был прочерк. И у Сени в свидетельстве о рождении в графе отец тоже была длинная линия и никаких сведений об отце не было. На вопрос подросшего Сени, где отец, мать отвечала, что отец работал геологом и их экспедиция заблудилась в глухой сибирской тайге. И все эти геологи вместе с Сениным отцом пропали без вести. В селе было несколько таких детей, рождённых без отца, и Сеня себя каким-то особенным не чувствовал. Отчество у него было Петрович, значит отца звали Петром. И мысли об отце Сеню посещали очень редко. Но девушками Сеня начал интересоваться рано. К четырнадцати годам он вырос и возмужал, а в пятнадцать лет впервые поцеловался с девушкой. Но не с деревенской. На зимние каникулы к соседям приехала из города племянница, симпатичная девочка шестнадцати лет. Сеня с ней познакомился и вечером после кино провожал её из клуба домой и остановились за зданием школы и разговаривали и Сеня несмело её обнял и робко и неумело поцеловал в губы. Девушка, которую звали Тамара, от поцелуя не отстранилась, но засмеялась и сказала, что Сеня целоваться не умеет.

- Тамара, я никого не целовал раньше, ты первая, - пробормотал смущённый Сеня.

- Значит будешь меня всю жизнь помнить, - кокетливо сказала Тамара и прижалась к Сене всем своим телом и обняла Сеню за шею. И умело поцеловала его в губы.

- Теперь ты меня так же поцелуй.

И Сеня сначала просто неумело чмокал её в губы, но с каждым разом поцелуи становились чувственнее и Сеня даже рискнул поцеловать девушку в шею. А потом Тамара поцеловала Сеню взасос и он тоже начал осваивать этот вид поцелуев. К концу вечера Сеня продвинулся в этом деле и даже попытался трогать Тамару за грудь.

- Сеня, ты слишком раздухарился. Мы только целуемся и ничего больше, - сказала Тамара и отодвинулась от Семёна.

- Тамара, я больше не буду трогать там, где ты не хочешь.

- Хорошо, прощаю, - улыбнулась Тамара и Сеня снова начал её обнимать и поцелуи продолжались. Такая любовь с поцелуями продолжалась ещё три вечера, а потом Тамара уехала. Уехала неожиданно, не попрощавшись и ничего не сказав Сене. Спрашивать у соседей про неё было неудобно и эта девушка Тамара так и осталась в памяти Семёна таинственной незнакомкой и первой девушкой с которой он целовался. Школа нахадилась в бывшем помещичьем доме, была одноэтажной и во дворе колхоз поставил турник и бревно на коротких столбиках с наклонныи бревном с одной стороны, чтобы можно было взбегать на это длинное горизонтальное бревно. И ещё была в школьном дворе воллейбольная площадка и длинная яма с опилками для прыжков в длину. Этот школьный двор был открыт со всех сторон и был местом общения сельских ребят и девочек. Деревенские девушки, Сенины одноклассницы и ровесницы, встречаться вечерами с мальчиками стеснялись, но приходили вечером в школьный двор и ребята тоже приходили. Сеня с другом Володей Соловьёвым тоже приходили каждый вечер, разговаривали с девочками, шутили и смеялись. Но идти куда-то гулять вдвоём девушки стеснялись. В селе жили по своим правилам и раннее гуляние молодых девочек и ребят было не принято. Парни иногда перед службой в армии начинали встречаться с девушками и случалось, что девушка беременела и приходилось играть свадьбу. Рождался ребёнок, а молодой муж уходил в армию на долгих три года. Молодая жена не всегда была верной и часто такие жёны начинали гулять с другими парнями. Деревенская жизнь у всех на виду и вернувшемуся из армии мужу сразу же добрые люди рассказывали про все измены жены и случалось мордобитие изменщицы и даже разводы. Но чаще жена убеждала вернувшегося мужа, что это пустые сплетни и она была сама верность и неприступность. Муж с умилением смотрел на подросшего ребёнка и делал вид, что забыл про все рассказы о неверности своей жены. Но чаще эти доармейские встречи и гуляния заканчивались проводами парня в армию и девичьими клятвами в верности и будет ждать его из армии. Как правило это ожидание заканчивалось через год и даже раньше. И солдатская невеста благополучно выходила замуж за другого, уже отслужившего армию, жениха. Но это были истории из более взрослой жизни, а пятнадцатилетний Сеня хотел встречаться и целоваться уже сейчас. И часто думал о том, что есть и более приятное занятие с девушками, чем поцелуи. А главный источник этой радости находится у девушек между ног. Перебирал в памяти всех девушек и молодых женщин, которые могли бы осчастливить его этим источником радости и никого не находил. Все подходящие по возрасту ученицы в школе были невинны и недоступны, а более взрослые сельские девушки с такими малолетками, как Сеня никаких отношений иметь не хотели. Время шло и закончился учебный год. Сеня успешно сдал все экзамены и получил свидетельство об окончании школы. В колхозе начался сезон уборки табака и все ребята и девочки занялись нанизыванием табачных листьев на плоские длинные иглы и зарабатывать на этом небольшие деньги. Каждый год в начале лета в селе появлялась такая возможность и все школьники и пожилые женщины работали на этом нанизывании табака. В народе этот процесс назывался "низать табак". В колхозе были две табачные бригады с большими помещениями для обработки табака. Работа была сидячая и не трудная. Сидели на полу подстелив под себя ватник или старое одеяло. Руки привычно и ловко брали табачный лист, протыкали его в верхней части стебля и нанизывали на длинную плоскую иглу. Руки были заняты, а разговаривать ничто не мешало. Все работающие женщины рассказывали бесконечные истории из своей и не только своей жизни. Ребята и девочки эти рассказы невольно слушали и узнавали многое о жизни почти всех жителей села. Особенно о подробностях личных отношений между мужчинами и женщинами. В первые дни Сеня внимательно осмотрел всех работающих молодых женщин и девочек, но подходящей кандидатуры для ухаживаний с перспективой познакомиться, наконец, с настоящей близостью с женщиной не увидел. Девочки только хихикали и крутили пальцем у виска на Сенины предложения погулять вечером около речки, а тётки все были старые, толстые и некрасивые. Работа с табаком в начале июля закончилась и все работающие на низке табака получили заработанные деньги. Деньги были небольшие. Шесть почти метровых иголок с нанизанными листьями табака составляли шнур за который платили семь копеек. За день можно было нанизать десять - пятнадцать шнуров при непрерывной работе. Выходило в день меньше рубля, а ребятам и девочкам усидеть много часов неподвижно было трудно и зарабатывали в день ещё меньше. Сеня получил за месяц работы почти двадцать рублей. Три рубля спрятал дома на чердаке, а остальные деньги отдал матери.

Два дня пацаны отдыхали от табака, а на третий день в школьный двор заехал на двуколке, запряжённой гнедой лошадью, бригадир тракторной бригады, мужик лет пятидесяти, непьющий и весёлый.

- Здорово ребята! - поздоровался он с Володей, Сеней, Толей, Колей и Шуриком, которые стояли около турника и по очереди подтягивались на нём. Школьный двор был обычным местом сбора сельских пацанов.

- Я вот чего хочу сказать, - продолжил колхозный бригадир. - Начинается уборка пшеницы и после комбайнов остаётся на поле солома и её сгребают волокушей два трактора. Вот мне и надо четыре пацана на эту волокушу. Вот ты, Володя, и ты, Сеня, прошлым летом уже работали на волокуше и сейчас тоже надо поработать. Найдите ещё двоих и приходите завтра к шести часам утра на культстан. Начнёте работать и до августа будете деньги зарабатывать. Это лучше, чем по улицам болтаться, - закончил свою речь бригадир. Сеня с Володей Соловьём переглянулись и кивнули головами, а Толя толкнул Колю в бок и тот кивнул в знак согласия.

- Дядя Ваня, мы с Колей тоже хотим работать на волокуше. Завтра утром вместе с Соловьём и Савой тоже придём на работу, - сказал Толя и робко посмотрел на бригадира.

- Ну значит всё и решили, завтра жду к шести утра на работу. Володя и Сеня расскажут, что брать с собой. И обязательно обувь с задником. чтобы не сваливалась с ноги. До свидания ребята, - тихо дёрнул вожжами лошадь бригадир и поехал по своим делам.

- Сава, расскажи, как работают на волокуше? - спросил Толя и Коля тоже вопросительно посмотрел на Сеню.

- Да легко работается. Волокуша, это два толстых троса прицепленных к двум тракторам и к ним поперёк привязаны четыре толстые деревянные рейки. Каждый берёт по этой деревянной рейке в руки, поднимает её вверх и становится ногами на нижний трос. Трактора тянут, а мы стоим на тросе, едем на нём и держим в руках эту рейку. Эти два троса с поперечными деревяшками захватывают стожки соломы, которые остаются на поле после комбайна. Как только захватили несколько этих кучек соломы, так волокуша едет сама, а мы прыгаем на солому и едем на ней до места, где будут делать большую скирду соломы на зиму. Вы все видели в степи эти большие и длинные скирды. С которых всю зиму берут солому на коровник. Вот к таким скирдам и тащит волокуша солому с поля. Время на это уходит много и мы будем сидеть на куче соломы, которую тащит волокуша, и играть в карты, в дурака. Карты я завтра возьму и пожрать надо взять и воды набрать в бутылку. У трактористов есть вода в канистрах, но тёплая и старая, - объяснил Сеня Коле и Толе обязанности работников на волокуше и эта работа пацанам понравилась. Одно было плохо, рано вставать и к шести утра приходить на работу. Но работа была лёгкая и интересная.


3 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

ПО ЗАКОНАМ РЯДА ФИБОНАЧЧИ

По закону ряда Фибоначчи* Беды возрастают неустанно. Хочется, чтоб было всё иначе. Хочется, чтоб было без изъяна. Только правда с ложью поменялись. А спираль** уходит в бесконечность. Миражам, по сути

Душа отлетела птицей...

Душа отлетела птицей, Иль белой птицей, иль синей, Что умерло - возродится Без всяких к тому усилий. И зуммер проткнул сигналом Палаты спящей больницы, И тело жить перестало – Душа отлетела птицей. Че

Comments


bottom of page