Вне конкурса. Два Пушкина


С Александром Сергеевичем Пушкиным я познакомилась в раннем детстве. Его мне читала мама, и я, еще совсем маленькая, завороженно слушала мелодию стиха, даже не совсем понимая значение слов.

Тогда было принято не учить детей читать и писать, чтобы в школе учительница не переучивала так, как нужно. Но я не хотела ждать школы. У меня в комнате стоял огромный (так тогда мне казалось) шкаф, весь набитый разными книжками. Дверцы там были стеклянные, и книги так манили меня, что я не могла удержаться и научилась читать сама. Первая книга, попавшая мне в руки, – прекрасно иллюстрированные «Сказки Пушкина». Сначала я долго и много раз рассматривала картинки, потом училась читать по слогам, но мне это не нравилось, терялся смысл, трудно было воспринимать слова, как единое целое. И только, когда я научилась читать хорошо, я читала Пушкина вслух, когда родителей не было дома. У меня нет музыкального слуха, не все я понимала, но красота слов и чудное звучание речи очаровывали меня, притягивали, как магнит.

Я прочитывала страницу, закрывала глаза и видела все, как будто я сама сидела рядом со старухой у самого синего моря и думала вместе со стариком, а какое желание есть у меня, самое сокровенное, о чем я могла бы попросить золотую рыбку. Я была влюблена в Пушкина.

А в книжном шкафу было много красивых и толстых книг. Я запоем читала все подряд, мне было все интересно, хотя многое тогда было непонятно. Когда я пошла в школу, мама решила обезопасить меня от чтения не по возрасту и закрыла шкаф на замочек, чтобы давать мне только детские книги. Она не знала, что я их все давно прочла.

Это и определило мою любовь к литературе и любовь к слову. Я окончила филфак, пошла работать в школу. Почему в школу? Всегда старалась пересказывать то, что читала, своим сверстникам. А затем, повзрослев, хотела передавать свои знания детям, рассказывать о литературе и языке, учить их думать, самостоятельно учиться, работать с дополнительным материалом, ценить и понимать красоту слова.

Много лет работала в старших классах, но в один год мне дали пятиклашек. Я отбивалась, как могла, но директор был неумолим.

Малыши сложно приживались во взрослой школе, буквально держались за юбку классного руководителя, присматривались к новым учителям. Их непосредственность и детскость, искренность и любопытство в познании мира поражали учителей. Почему эти качества человек теряет по жизни? Куда они уходят?

И вот однажды произошел такой забавный случай.

На уроке мы читаем Александра Сергеевича Пушкина:

У лукоморья дуб зелёный;

Златая цепь на дубе том:

И днём и ночью кот учёный

Всё ходит по цепи кругом;

Идёт направо - песнь заводит,

Налево - сказку говорит….

Дети умеют слушать удивительно, надо видеть их глаза в этот момент, в них отражается все: там ходит кот ученый, русалки, как в мультиках, леший и даже Баба-яга. А вот и богатыри… Для детей сказка – это реальность. Они ее так и воспринимают.

И я прошу для факультативного занятия нарисовать или вылепить из пластилина то, что им понравилось в этом отрывочке из «Руслана и Людмилы».

В классе 42 человека, 42 маленьких мира, 42 непознанные Вселенные. Так вот, на урок 39 приносят нарисованного или пластилинового кота. И, конечно же, дуб. Только один Сергей слепил Бабу-Ягу. Спрашиваю, почему?

- Я не понимаю, как она летает на ступе с метлой, наверное, у нее реактивный двигатель? А зимой ей же холодно, она совсем старая. Я вырасту и придумаю ей другую ступу: теплую и удобную, как космический корабль. Почему Пушкин об этом не думал?

Он серьезен, как никогда. Похож на профессора, только маленького ростом. Я понимаю: вырастет изобретателем.

Но класс задает и другие вопросы из вечного «А почему?».

- А почему кот ученый?

- Он ходит в школу?

- А зачем его посадили на цепь?

- А кто научил его рассказывать сказки?

- А разве коты разговаривают?

- А разве они такие умные?

И только один мальчик Ванечка ничего не приготовил. Он сидит очень тихо, не участвует в спорах и молчит. Спрашиваю:

- А что ты принес? И что думаешь о стихотворении?

Тогда Ванечка берет сумку, в которой обычно школьники носят сменную обувь или физкультурную форму, и вытаскивает оттуда огромного кота. Пушистого красавца. Тот так красиво сидит на парте, что на минутку я даже подумала, что это очень умелая игрушка. Класс замирает. И вдруг кот мяукает, как будто здоровается. Мне становится плохо. Я вдруг представляю, как кот начинает бегать по классу, а за ним дети, крик, урок сорван… Ужас.

Но ничего этого не происходит. Кот важно сидит, оглядывая всех нас. Наконец-то я обретаю дар речи.

- Ванечка, зачем ты принес его?

- Ася Малковна (букву р и шипящие, и еще половину букв он не выговаривает), у меня такой се кот, как у Пускина. Усеный.

- Почему ты так решил?

- Он умеет петь и ситать сказки. И осень любит Пускина.

- Ванечка, я не совсем понимаю, что ты хочешь сказать…

- Сисас покасу.

Он что-то шепчет на ухо коту, и тот важно кивает головой. В классе ни звука. Мертвая тишина. Ванечка берет учебник и начинает читать этот отрывочек, не выговаривая половину букв. Но мелодия звучит, как он читает! А кот вдруг начинает важно ходить по парте… и петь, повторяя за мальчиком мелодию стиха. Именно петь, а не мяукать. Я присела и тоже завороженно смотрю, и слушаю выступление двух артистов. Класс боится пропустить хоть один звук. Оглядываю лица ребят, жалею, что я не художник…

- Скажи, а как его зовут? – осмеливаюсь прервать молчание после концерта.

- Пускин.

- Как? Это шутка?

- Нет. Мама ситала мне сказки Пускина, а он пел. И мы назвали его Пускин. Поситайте есе, он споет.

И я читала, а кот важно расхаживал и пел. И я решила проверить, насколько он любит Пушкина, и вплела в свой текст стихотворение Лермонтова «Белеет парус одинокий в тумане моря голубом…». Кот замер, присел и замолчал. Класс охнул.

- Он устал, наверное? – спрашиваю у Ванечки.

- Нет. Это не Пускин, он любит только Пускина.

Что сказать. Я тоже очень люблю Пушкина и осторожно погладила кота, и даже пожала ему лапку в знак солидарности. Класс дружно зааплодировал и тоже бросился гладить кота и пожимать его лапку в знак признательности за любовь к Пушкину. И только Сергей задумчиво спросил:

- А вдруг это тот самый кот? Коты ведь живут очень долго. И это он рассказывал сказки Пушкину?

И тут прозвенел звонок.

- Конечно, тот самый! – радостно согласился класс. – Вот здорово! Мы знакомы с самим Пушкиным! Ура!

Глядя на их счастливые лица, я радовалась и надеялась, что любовь к Пушкину, его стихам и прозе они пронесут через всю свою жизнь, как и я.

Просмотров: 20

Связаться с нами

Наша группа в Facebook

Задать вопрос и получить ответ!

Телефон: 054-5724843

SRPI2013@gmail.com

Израиль

© 2019-2020  СРПИ. Союз русскоязычных писателей Израиля. Создание сайтов PRmedia