БРИГАДИР (ПО СОЛЖЕНИЦЫНУ)

Тюрину Андрею Прокофьевичу

Бригадир сто четвертой с просторов ГУЛАГа,

Ты стоишь предо мной, рябоват и широк,

Ты на отчей земле чужой волей бродяга,

Но, под пеплом твоих глаз горит огонёк.


Ты огромен, суров, и темны твои очи,

Твое слово одно – для бригады приказ,

Как длинны и черны воркутинские ночи,

Как срока, что страна нагрузила на нас.


Ты угрюм, молчалив, скор и крут на расправу,

Справедлив и понятлив, равнодушно жесток,

Мы послушны тебе по древнейшему праву,

Ты нам всем помогаешь перемочь долгий срок.


И цигарка горит на трескучем морозе,

Ты тихонько ведёшь свой нехитрый рассказ,

Как ушёл из деревни, родных своих бросил,

Когда там коммунисты кулачили вас.


Как укрыться в стране, что твой мир растерзала,

Ей ещё послужив? Ты вступил в РККА,

Только Родине-матери этого мало –

Не забыла она, что ты сын кулака.


Был из армии изгнан – спасибо за то ей,

Что тебя не отправила прямо в ЧК,

Где бегом, где ползком, стерев душу до крови,

Пробирался на родину сын кулака.


Словно вихрь метался тогда над Россией,

Города замутили до дна мужики,

Всех крестьян по стране как переворошили,

И вокзалы от них охраняли стрелки.


И куда ни посмотришь – тулупы, тулупы,

И шатаются люди, как будто пьяны,

Все движения их механически тупы –

Как за шиворот чёрт волочит полстраны.


Нашлись добрые люди в твоей горькой доле –

И девчонки-студентки укрыли тебя,

Рисковали они своей собственной волей,

Ведь за это могли получить лагеря.


Ты вернулся домой, а отца уж угнали,

Твоя мать с малышнею этапа ждала,

Активисты ретивые уж тебя ждали –

Им бумага из Центра недавно пришла.


В своем доме, без света, в углах хоронилась

На родимой земле трудовая семья,

Как на две половины страна разломилась,

Половина – святых, половина – зверья.


И как бурею вас по стране раскидало,

Друг для друга в пучине пропали из глаз,

А России моей, видно, горюшка мало,

И молотит она, и молотит всех нас.


На кого обопрётся она в лихолетье –

На доносчиков, пьяниц и на палачей?

Встрепенётся и спросит: «А где мои дети?»,

По просторам разбросаны кости детей.


Бригадир сто четвертой с просторов ГУЛАГа,

Ты стоишь предо мной, рябоват и широк,