Братские неудобства

Если вам поступает предложение работать в Иерусалиме – святом городе, причём, в пятницу – суперкороткий день недели, к тому же с шести утра, зная, что ты человек безлошадный, значит: или тебя на столько высоко ценят, или все флористы заняты, или сложно подобрать компанию. Так или иначе, мне было не отвертеться. Не люблю я работать в пятницы и не хочу зависеть от людей, когда городской транспорт уже не ходит. Но… согласилась. За мной в 4 утра приехал коллега из другого города. И мы двинулись в предрассветный путь. Был месяц май, но по ночам прохладно. По тёмной дороге, куда я, будучи проводником, повела своего сотоварища, самой важной задачей было не заблудиться и никуда не свернуть с пути. Иногда и Waze преподносит сюрпризы, ведя экскурсионными маршрутами. Но всё обошлось.

Под голубеющим небом город начинал золотеть с первыми бронзовыми лучами солнца, несмело освещая и обогревая старинные (и под старинные) камни. Наша группа флористов сегодня выглядела весьма разнообразной – венгерский еврей, украинская христианка, арабка мусульманка и арабка христианка. Пункт назначения был рядом со Стеной Плача, но там машину не припарковать. Заехали на бесплатную парковку недалеко от гостиницы «Кинг Дэвид», которая напротив Старого города, где с трудом нашли местечко. Парковка переполнена. Гляжу в некоторых машинах движения чьих-то голов и других частей тела. Стрёмно мне стало. А-а-а! Вспомнила! Рамадан же! Многие арабы приезжают в этот священный для них месяц поста и молитвы, (иногда с ночёвкой) из разных городов всего Израиля и многие остаются до утренних молитв, засыпая внутри своих авто. Я обрадовалась, что в наших рядах были «свои люди», так будто чувствовалось безопасней)).

Остановили такси. Впрыгнули вчетвером. Обрадовались, что недолго ждали, обменялись радушно утренними приветствиями. Водитель спросил – куда нам нужно и одна из наших дам, почуяв, что водитель свой, говорит ему на своём же: «К Мусорным Воротам, к Стене Плача». Тот опешил, увидев её одеянье, развернулся назад и, с искоркой в глазах расплывшись в улыбке, говорит: «А что ты там будешь делать?» Мы рассмеялись и объяснили, что мы флористы, едем по работе.

«Хи-хи, ха-ха» быстро закончилось, когда мы прибыли на пропускной пункт. Потому, что внешне у доблестных охранников несостыковочка получалась. Что делать мусульманке в иудейском квартале? Наши рассказы о том, что мы знаем друг друга 20 лет, не особо располагали их сердца. Из-за нас образовалась пробка из народа в женском отсеке, так как многие молящиеся уже прибывали с первыми рейсами городских автобусов. С пол часа мы ждали главных, и преглавных, и над главными сотрудников из органов. В итоге нас буквально сопроводили чуть ли не конвоем до Пещеры, которая располагается слева при спуске ступеней к Западной Стене, где и назначалось место мероприятия.

Всё. Цветы прибыли. Начинаем заниматься творчеством. И вот через некоторое время возникла, пардон, вполне природная нужда – такая простая и естественная, не обещающая никаких препонов. Нужен туалет. На наш дамский вопрос: «Куда?» наш коллега, абсолютно недоумевая и с лёгкостью направил в ешиву (мужскую религиозную школу). Мы без задней мысли двинулись ко входу ешивы. Паренёк, который сидел там на воротах, увидев нас, заёрзал на стуле и перепуганными глазками из-под очков заморгал быстро-быстро, мол: «Вы откуда?» А мы: «Из Пещеры. Работаем тут сегодня.» А он: «Так были же только парни, женщин не было!» И стал проверять видео с камер наблюдения. Сказать честно, это заняло хороших не знаю сколько минут, что в данной ситуации нам не на пользу. Нашёл! Мы зафиксированы. Но сердце его так дробило барабанную дробь, что, во-первых, ЖЕНЩИНАМ он всё же не позволил осквернить мужское религиозное заведение, во-вторых, наша религиозная подруга мусульманка не могла ему вырубить бдительность. Что делать?

Предложили нам спуститься в общественный (большой!) туалет, что возле Стены Плача. Там, на выходе из одной зоны в другую тоже ворота, и тоже вооружённые до зубов охранники – в камуфляже, бронежилетах, наколенники, налокотники, всякие мужские серьёзные игрушки на ребятах, оружие… Мы подходим втроём и говорим: «Простите, мы в туалет. Можно выйти на минуточку?» Они оглядели нас зорким глазом с ног до головы и вынесли приговор: «Нет». Наши рассказы про наше прошлое и настоящее слышались нелепой сказкой. И, если дама, замотанная в платок, в длинной тунике могла закинуть знак вопроса в мозг местной охраны – «Что она тут делает?», то я, глядя на себя, была вообще легкомысленной. Не имея привычки снимать с себя с пояса пауч, чтобы не терять инструменты, я выглядела подозрительной, похлеще своей доброй коллеги. В пауче виднеются два ножа – для цветов и для сфога, два секатора – для цветов и для проволоки, ножницы и куча мелочей. Что доброжелательное должны были подумать про меня эти блюстители порядка? Я, осознавая всю нелепость нашего вида, поняла, что тот туалет не наш. А уже пора бы и поторопиться, дабы не осквернить тут никакой святой угол, как бы это с издёвкой не звучало. В Пещеру возвращаться, чтобы отнести инструменты, было далековато, жаль времени. Я снимаю с себя пояс с паучем и медленно кладу на пол рядом с охраной. Говорю: «Можно оставить рядом с вами на несколько минут, пока мы тут с найдём необходимое?» Они аж встали и пристально стали смотреть, ЧТО же я там подсунула. Ну, а с какой стати они должны мне доверять? Абсолютно справедливо. Хотя и не вовремя.

Моя коллега говорит: «Давай пойдём по ступеням вверх и там спросим, поищем.» Ладно. Только быстрее. Шли вроде не долго, поднялись по ступенькам туда-сюда, вышли на торговую улочку, мы стали спрашивать в магазинчиках о заветном месте, но все разводили руками. Не в каждом магазинчике есть подобная точка. И тут я понимаю, что мы находимся в мусульманском квартале! Вдруг из дальней точки улицы надвигается толпа народа, которая стремительно движется в нашем направлении. Вся толпа спешит на пятничную молитву к мечети «Купол Скалы». Холодок по моей спине прошёлся, и я пересохшим горлом говорю напарнице: «Слушай, а ты уверена, что мы в правильном месте? Что-то не комфортно как-то». А она такая: «И мне». И пошли мы оттуда обратно, а в голову уже нечто ударяет. Тут спускаясь, увидели арабский ресторанчик с хумусом, тхиной, всё такое. Говорю ей: «Вот! Наша судьба!» А она: «Неудобно! Надо что-то купить, а деньги не взяли!» А выхода-то нет! Тут, глядь, третья наша девушка выходит радостная: «А я нашла искомое!» И мы быстро нырнули внутрь. Хозяева заведения молодые радостные хлопцы, думаю, они были не против нашего благого визита. Так город останется чище. Подошла к охранникам, забрала своё «холодное оружие» и поблагодарила за сохранность.

Пришли на место работы, а тут уж косой взгляд и недоумение – «Где можно было лазить…» И вот КАК объяснить, чтоб поверили и быль сказкой не казалось? А в том ресторанчике мы позже заказали обед. Место было уже «наше».




© Анжела Миркин 31.03.2021 г.


124 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Мои дети - компенсация за опрометчивость . Мои внуки - награждение за жизнь…

Эх девочка! Вечно хочешь, как не бывает И считаешь - жизнь не игра. Нет игра дорогая! Игра! А иначе она убивает, И не ждёт, когда просто пора…

Я пью, за горячую воду в кране, За безделье на мягком диване, За футболки чистые в шкафу И за предпоследнюю жену… Без дыма чистую луну И не сожженную листву, И внуков, что обнять могу… За просто скучн