Борис Левенберг: "Калейдоскоп жизни и музыки"

Пост обновлен 6 июня 2020 г.


Борис Турчинский


65-летию композитора и педагога Бориса Евсеевича Левенберга. О нем я должен написать! Тема очерка возникла совершенно неожиданно. Как-то я получил письмо от шеф-редактора музыкального научно-популярного журнала «Оркестр» Анатолия Леонидовича Дудина. «Борис, вы ведь знаете, что мы тесно сотрудничаем с Восточно-Европейской ассоциацией духовых оркестров (WASBE) и ее президентом Йожефом Чикотой (Й.Чикота – президент Восточно-Европейского отделения Всемирной ассоциации оркестров и ансамблей (WASBE)., доктор педагогических наук, профессор государственного университета в городе Сегед (Венгрия), директор высшей оркестровой школы города Мако (Венгрия), лауреат международных конкурсов). «Так вот, Борис. Йожеф попросил один из Ваших очерков для публикации в музыкальном журнале «WASBE». Что, на Ваш взгляд, мы можем ему предложить?». Мне, конечно, приятно было такое услышать. Значит, не зря я занимаюсь музыкальной публицистикой – кому-то это все-таки нужно. Мы довольно долго совещались и пришли к обоюдному решению отправить очерк «По красной площади с оркестром» - о духовом оркестре Армии Обороны Израиля (опубликован в журнале Оркестр в мае 2011 года). «Ну, а в будущем надо бы послать еще пару очерков – возможно, что-то из Ваших новых, которые только в планах», - продолжил Анатолий Леонидович, - «Кстати, почему бы не осветить творчество композиторов Израиля, пишущих для нашего жанра?..». У нас в стране не так уж и много таких авторов, но о них стоит рассказать. О Борисе Пиговате, например, с которым мы уже много лет работаем в консерватории Петах-Тиквы, я рассказывал в очерке «Вслушиваясь в его музыку». …И в памяти вдруг всплыло имя композитора Бориса Левенберга… Да, именно о нем я должен написать! – подумалось сразу… С Борисом Левенбергом мы знакомы давно. Часто получаю от него произведения для кларнета и саксофона - некоторые с успехом исполняются моими учениками. В Ютубе периодически слушаю его музыку. Мне в ней нравится оптимизм, радость – именно таков сам автор и в жизни. Итак, кто он, наш новый герой? Строки биографии Борис Левенберг – член союза композиторов СССР с 1978 года, с 1990 года – член Союза композиторов России. Член Союза композиторов Израиля. Родился в 1950-м в семье военнослужащего в Сибири, в селе Даурия Борзинского района Читинской области. Помните, одноименный фильм о тех местах? В 1956-м году семья переехала на Украину, в город Умань Черкасской области. Начальное музыкальное образование Борис получил в Уманской музыкальной школе по классу скрипки (1957-1964 гг). С 1964-го по 1968-й учился в Уманском музыкальном училище по классу скрипки, затем - на теоретическом отделении. Музыку начал сочинять в 17-летнем возрасте. В 1967 году брал уроки композиции у киевского композитора Ю.Я.Ищенко (ныне он профессор Национальной музыкальной академии Украины). В 1968 году переехал в Россию, в Ростов-на-Дону, где поступил на композиторский факультет Ростовского музыкально-педагогического института (ныне Ростовская государственная консерватория имени С.В.Рахманинова), где учился в классе профессоров Б.И.Зейдмана и Л.П.Клиничева. По окончании института в 1973 году несколько месяцев работал по распределению в Орле заведующим музыкальной частью Орловского драматического театра. Затем, после службы в Советской Армии, вернулся в Ростов-на-Дону, где жил и работал до 1990 года. С 1975-го по 1983 год занимал должность ответственного секретаря ростовской организации Союза композиторов РСФСР. Активно занимался композиторской, педагогической, просветительской и лекторской деятельностью в области музыки и кино. Ряд лет был председателем лекторского совета Ростовского Дома кино. С 1983-го по 1989 год работал заведующим музыкальной частью ростовского ТЮЗа. Написал музыку к 11 драматическим спектаклям, среди которых наиболее заметными были «Пролетарская мельница счастья» по пьесе В.Мережко и «Щелкунчик» по сказке Гофмана. В 1990 году Борис Левенберг переехал на постоянное место жительства в Израиль, где продолжил композиторскую и педагогическую деятельность. Основные сочинения Скрипичный концерт Симфониетта Поэма для симфонического оркестра Две оркестровых сюиты Два струнных квартета Сонатина для фортепиано «Хасидская сцена (Кадиш и Танец)» – в версиях для струнного оркестра, для скрипки и симфонического оркестра, для флейты и струнного оркестра и другие варианты. Четыре пьесы для скрипки, кларнета и струнного оркестра: «Восточные картины», «Мелодия», «Танец», «В джазовых ритмах» Две сюиты для кларнета и фортепиано: «Много шума из ничего» (из театральной музыки к одноименной пьесе Шекспира»), «Синдерелла» Произведения для духового оркестра: «Марш», Увертюра «Виват, музыкант!», «Галоп» Две пьесы для альта, саксофона и фортепиано: «В ритмах джаза» и «Этого недостаточно. Кинематограф нашей любви» Музыка к 11-ти театральным постановкам Два вокальных цикла, романсы и песни. Пьесы для фортепиано и других инструментов Последнее на сегодняшний день сочинение – «Три взгляда на Элегию Массне» для фортепиано (2014 г.) Сочинения и аранжировки Бориса Левенберга исполнялись в Австрии, Германии, Израиле, России, в Украине, США и других странах. Прелюдия к нашей беседе - Борис, может, начнем с твоих регалий? – обращаюсь я к товарищу и коллеге, принимаясь за интервью. - Регалий у меня нет (явно скромничает). В ряде конкурсов участвовал, но никогда не побеждал. В смысле, не занимал призовых мест с 1-го по 3-е. Но я еще с российских времен заметил, что нередко мои произведения, которые я представлял на эти конкурсы, потом неоднократно звучали (по инициативе разных музыкантов), а вот сочинения лауреатов этих конкурсов – далеко не всегда… На израильском конкурсе на лучший марш я попал в число 11-ти финалистов, сочинения которых исполнялись «живьем» на конкурсе. Мой марш играли и играют многие оркестры в Израиле и не только. Мне приятно осознавать, что я порой как бы представлял Израиль за рубежом. Моё наиболее исполняемое сочинение «Хасидская сцена (Кадиш и Танец)» звучало в Киеве на концерте известного израильского музыканта-флейтиста Анатолия Когана, посвященном 20-летию восстановления дипломатических отношений между Украиной и Израилем. А еще, думаю и уверен, что регалии любого композитора – это доброе и заинтересованное отношение музыкантов к его музыке. Когда музыка живет своей, не зависимой от автора жизнью. Когда её не надо толкать и «проталкивать»... В поиске музыкальных «следов Левенберга» - Я периодически «ныряю» в «Google» в поиске «следов Левенберга» и нередко нахожу, где и когда играют мою музыку, - рассказывает Борис Левенберг. Нет у меня никаких связей с итальянским военным Римским духовым оркестром аэронавтики. Однако же, как приятно было найти в” Ютубе” великолепное исполнение этим оркестром моего марша! Жаль, что они поставили его с купюрами… Для интересующихся - ссылка: https://www.youtube.com/watch?v=EDOGSpSX8Vc Никогда не встречался с замечательными болгарскими музыкантами пианисткой Фанни Куцаровой и кларнетистом Венчиславом Трифоновым. В интернете нашел их великолепное исполнение моей сюиты «Синдерелла»: https://www.youtube.com/watch?v=8erWT0tkJmM

Сюита шла в программе с Шуманом и Альбинони. Впоследствии я связался с музыкантами и был очень обрадован письмом Фанни Куцаровой, где она пишет: «Мы с моим партнером Венчиславом были буквально очарованы Вашей Сюитой «Синдерелла», которая получила в нашей программе больше всех аплодисментов». - Борис, первым произведением, после которого я «открыл тебя», как раз и был «Кадиш и Танец» в исполнении Анатолия Когана в сопровождении органа. Скажу честно, меня оно потрясло. Даже если бы ты в жизни написал только это произведение, было бы достаточно, чтобы увековечить твое имя в творчестве. Но у тебя, конечно, есть и много других прекрасных произведений, а сколько из них еще ждут своего времени! Пойдем, однако, в нашей беседе дальше… - В концерте израильской музыки на фестивале в Беверли Хиллз Бразилии, в Сан Пауло, на концерте еврейской и израильской музыки исполнялись мои произведения. Кстати, программы этих концертов составлялись самими музыкантами и устроителями фестивалей. Если бы это делал израильский Союз композиторов (в членах которого я состою), то шансов попасть туда у меня наверняка не было бы. Это я без обид. Я в Союзе не бываю и не тусуюсь. Нет на это времени, да, честно говоря, нет и желания… Новая жизнь в Израиле: две смешные истории - Борис, а как тебя принял Израиль? - Я расскажу тебе на этот счет две смешные истории.

В 1990 году моя семья совершила «внезапную модуляцию» и очутилась в Израиле. Огромная давка «Большой алии» и все её трудности… Иврит учил весело и легко. Вообще люблю языки. Всю жизнь читаю по-английски. В СССР самостоятельно выучился читать по-польски – были хорошие книги, которые не переводили на русский язык. И журналы со статьями о современной музыке. Польша была посвободнее… Параллельно с «ульпаном», где учился, во второй половине дня работал грузчиком на строительном складе. За 6 шекелей в час! Затем пошел через пару месяцев на повышение – меня взяли в магазин «Михлель» при Хайфском университете. Понравилось им, как я говорю на иврите. За день до увольнения хозяин строительного склада Йоси спросил меня, правда ли, как он слышал, что я по своей специальности композитор? Тогда я на следующий день принес и подарил ему для его девочек кассету с записями моей театральной музыки к детским спектаклям. Жена Йоси преподавала в ульпане иврит у моих приятелей, и она им рассказала, как в тот вечер Йоси места себе не находил и все спрашивал – до какой жизни дошел Израиль, если такой человек, как Борис, у меня на складе дрова таскал?! В университетском магазине «Михлель» я продержался недолго. Когда выяснилось, что говорю я на иврите хорошо, а пишу, увы, плохо и неграмотно, меня уволили. Нашел объявление о том, что требуется ночной сторож-вахтёр в научно-исследовательский Институт морей и озер. Прошел несколько весьма серьезных интервью и был принят туда на работу. «Итак, мои «моря» и «озёра» Нас было трое - репатриантов, стороживших по очереди. Один – специалист по крупным электрическим сетям в Сибири, второй – компьютерщ