БАРЫНЯ

Барыня – барыня,

Сударыня барыня…


Кому пришла в голову эта сумасшедшая идея – завести на даче кур на один летний сезон? Может быть Деду – так мы в семье звали моего отца. А может быть мне? Однако, вся семья, включая мою драгоценную тещу, с радостью подхватила это предложение. Я уже не говорю о детях – они прыгали от восторга. Правда, жена не очень-то верила в успех предприятия.

Все же думаю, эту идею предложил Дед, выложив на стол два «железных» аргумента: первый – каждый день свежайшие диетические яйца; второй – бесплатные органические удобрения в виде птичьего помета. Первый аргумент был основным для тещи, второй – для Деда. Детям вообще аргументы не были нужны. Исполнение этого проекта, как и других затеянных Дедом, ложилось на меня. Дед, как кадровый военный, отслуживший более тридцати лет в армии, умел прекрасно поставить задачу, а ее выполнение – дело подчиненных, то есть меня.

Получив задание, я ретиво взялся за изучение технологии выращивания кур в домашних условиях. Набрав в библиотеке кучу книг, запасся растворимым кофе и приступил к выполнению задания. Жена заранее объявила:

— Помощи от меня не ждите – без кур дел по горло!

Дети, в знак солидарности со мной, заявили, что к яичнице не притронутся до получения собственных яиц. Теща странно улыбалась, но молчала. Все ждали – с чего начнем.

Прежде всего пригласил рабочих, и за соответствующую плату они застеклили лоджию из левых материалов с соседней стройки. Дело было в апреле, дни, а тем более ночи, холодные. Вместе с сыном притащили из овощного магазина выброшенные ящики и с горем пополам соорудили клетку.

В ближайшую субботу вместе с сыном отправились на птичий рынок. Кого здесь только не было: породистые щенки и котята; рыбки в банках и в аквариумах; попугаи и щеглы; жуки и тараканы; кролики и нутрии. Всего не перечислишь. Невозможно описать этот фантастический мир с тысячами покупателей и продавцов. С трудом отыскали и еще с большим трудом протиснулись к прилавкам с курами и цыплятами. Мне были нужны трехмесячные цыплята лучшей яйценосной породы – «Русские белые». В конце концов, мы нашли продавщицу с шестью белоснежными курочками. Прилично поторговавшись (как же без этого) купили всю партию. Однако, мы обещали вернуться с семью цыплятами. Почему с семью – не знаю. Может по количеству дней в неделе. Сын настоял, и мы докупили еще одну.

Усталые, но счастливые, мы вернулись домой и посадили цыплят в клетку. Дочь визжала от восторга и не могла наглядеться на курочек. В качестве корма были заготовлены ячневая и пшеничная крупы. Дочь налила воды в плошку и насыпала корм. День уже шел к вечеру. Курочки расселись на жердочках спать.

Утро началось с трагедии. Дочь проснулась раньше всех и пошла посмотреть клетку. Все курочки, кроме одной, бодро двигались по клетке, а седьмая, которую мы докупили, лежала с закрытыми глазами, склонив голову набок. Было ясно – заболела! Дочь разбудила всех. Я немедленно перенес больную курочку в салон и положил в картонную коробку. Теща, будучи профессиональным фармацевтом, посоветовала дать ей антибиотик. Жена принесла таблетку, я растолок ее, развел водой, и раскрыв клюв курочки, с помощью пипетки, влил лекарство прямо в горло. Так продолжалось несколько дней. Кормили ее тем же способом, жидкой манной кашей. Ночью курочка храпела, как храпит пьяный мужик. Она ужасно похудела, но было видно, что выздоравливает. Все свободное время дочь посвящала этой курочке, не забывая остальных.

В один из замечательных дней курочка встала, выпрыгнула из коробки и гордо пошла по начищенному паркету. Как раз вся семья была в сборе. Дочь поманила ее недоеденной булкой, и курочка пошла к ней.

— Как мы ее назовем? — Спросила дочь.

Дорогая теща, сидя на диване, обратила внимание на гордую, уверенную походку курочки и запела тихим голосом:

Барыня-барыня,

Сударыня барыня…

Так наша курочка обрела собственное имя – «Барыня». Все оставшиеся дни до переезда на дачу Барыня жила в салоне и крепла день ото дня. Все попытки вернуть ее в клетку не увенчались успехом. Остальные куры отказывались принимать Барыню в свою компанию, начинали бить ее и гнать прочь, считая ее чужаком.

Все лето на даче Барыня забавляла нас. В отличии от остальных кур, которые не выходили за пределы построенной загородки и курятника, Барыня запросто перепрыгивала (лучше сказать – перелетала) через ограду и разгуливала по садовому участку как хозяйка. Откликалась на зов дочери и бежала к ней.

Дочь научила ее (вернее – надрессировала) переходить с табуретки на табуретку по узенькой дощечке. Выглядело это настоящим цирковым представлением.

Во время обеда, когда все сидели за столом, Барыня подходила к одному из нас и останавливалась, глядя в глаза сидящему. Убедившись, что ее не прогонят, запрыгивала на колени, и начинала склевывать крошки со стола. Никто даже и не думал прогонять ее.

Однажды мы с дочерью в качестве эксперимента пристроили Барыню склевывать муравьиные яйца на грядке в парнике. Нам не пришлось долго объяснять – мы только показали ей муравейник, а дальше она сама выполняла эту работу, принося огороду несомненную пользу.

В целом, куры оправдали наши ожидания, принося по четыре, пять яиц ежедневно! Барыня заменила дочери и котенка, и щенка, о которых так мечтают дети. Дни бежали быстро, приближался сентябрь. Дачный сезон закончился. Настало время возвращаться в Москву. Везти кур в московскую квартиру невозможно – это понятно каждому. Оставалось одно – продать или отдать! Дочь поставила условие – продать только тому, кто держит несушек. Мы поехали в ближайший город Электросталь продавать кур. Стоять долго не пришлось – куры были ухожены и выглядели великолепно. На дочь жалко было смотреть, когда она прощалась с Барыней. Я поклялся, что больше никогда в жизни не заведу кур!

На этом можно было бы поставить точку в нашем рассказе, если бы не один случай.

В один из сентябрьских дней я поехал на дачу. Вышел на станции Храпуново и направился к дачному поселку. Вдоль дороги, на обочине, на раскладных стульях сидели несколько женщин. На разложенных прямо на земле газетах лежали овощи на продажу: лук, редиска, пучки укропа и прочее – все свежее, чистое, прямо с грядки.

Одна из женщин, интеллигентной внешности, лет шестидесяти, привлекла мое внимание. У нее в миске лежали яйца, а в коробке, рядом со стулом, сидела курица и дремала.

— Почем яйца? — спросил я просто так - яйца меня не интересовали. А вот курица показалась мне знакомой, и я задал второй вопрос:

— Как вас зовут? Не продаете ли вы курицу?

Она подняла голову, и ответила:

— Меня зовут Сима, а курицу я не продаю.

— Для чего же вы ее сюда принесли? — Спросил я после минутной паузы.

Обдумывая, отвечать на мой вопрос или нет, она еще раз внимательно посмотрела на меня, и сказала:

— Сейчас я живу на даче вместе с внуком Левой. Он болен - инвалид на коляске. Эта курица ежедневно забегала на наш участок. С ней Левчик и познакомился. Наша соседка, которая держит кур-несушек, жаловалась, что эта курица все время убегает со двора. Поэтому она вынуждена зарезать ее на суп. Левчик в курочке души не чаял, подкармливал… Я с трудом уговорила продать курицу. Беру ее с собой - боюсь убежит.

Я взглянул на курицу и громко произнес:

Барыня-барыня,

Сударыня барыня…

Курица внезапно встрепенулась, открыла спящие глаза и вытянув шею в мою сторону закудахтала.

— Теперь вы знаете, как ее зовут. Ее зовут Барыня! Берегите ее! — Я попрощался и поторопился на дачу.

15 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Эх девочка! Вечно хочешь, как не бывает И считаешь - жизнь не игра. Нет игра дорогая! Игра! А иначе она убивает, И не ждёт, когда просто пора…

Я пью, за горячую воду в кране, За безделье на мягком диване, За футболки чистые в шкафу И за предпоследнюю жену… Без дыма чистую луну И не сожженную листву, И внуков, что обнять могу… За просто скучн

Европа милая я понимаю, Что страный получается компот. Привыкшая смотреть, как убивают лишь евреев - Ты бесишься - когда наоборот.