АНТОНОВЩИНА

Ну что, бородачи-молчальники,

Лица угрюмые, смиренные,

И где теперь ваши начальники,

И где вы сами, убиенные.


Где вы легли - в овине, в поле ли,

В пыли дорожной веки смежили,

Где сабли красные вас холили,

Где пули красные вас нежили.


Вы на земле были работники,

Так уж от Бога удостоены,

Вы все и пахари, и плотники,

И на все руки, ну, и воины.


Ну что же вы молчите, странные,

Пред Властью, яростно неистовой,

Как христиане первозданные,

Пред римлянами-коммунистами.


Власть называла вас бандитами,

И грязь лила на вас ушатами:

Мрут горожане беззащитные,

А вы по ямам хлеб попрятали.


Убили плоть – и память вытравить,

Представить черными злодеями,

У Власти были люди хитрые,

Весьма богатые идеями.


Вы мне молчаньем душу раните,

А взглядом мрачным прожигаете,

Вы говорить со мной не станете,

Хотя вы всё, конечно, знаете.


Вы помните, как против армии

Стояли с вилами и косами,

А части против вас ударные

Укомплектованы матросами.


Да разве справишься с махиною,

Эх, милые бородачи …,

Не разобьёшь скалу дубиною,

Не тужься как и не кричи.


В глазах у вас пожаров зарево,

В ушах же рёв скота голодного,

Душа у вас сгорела заживо

От положенья безысходного.


Болело сердце за жен, детушек,

За стариков своих родителей,

Недёшево вам дался хлебушек

В отцово-дедовской обители.


За что стояли безоглядно вы?

Не знаю ни имен, ни отчеств я.

За семьи и хозяйства ладные,

За хлеб, что выгребали дочиста.


А усмиряли вас расстрелами,

Концлагерями да пожарами,

Когда-то то же с Русью делали

Монголы дикие с татарами.


За помощь вам и за сочувствие

Казнили без суда и следствия,

Ох, беспросветная и тусклая,

Власть большевистская, советская


Травил вас Тухачевский газами,