Ангел-хранитель

– Ну, давай, давай, милая, собирайся. И чулочки надеть не забудь.

– О каких чулочках ты сейчас говоришь? Ведь не на прогулку же нас поведут. Приказано всем, ты понимаешь, всем евреям собраться у горсовета. Зачем это? Я боюсь. Не пойду. Вот сейчас шмыгну в окно и дворами, куда-нибудь, да прибьюсь.

– Прекрати бузить. «Дворами»… А дворы-то чьи? Ткаченок и Братченков. Немцы что объявили? Кто еврея спрячет – тому смерть. Ну и что будет с Ткаченками и Братченками, если тебя у них схватят? Их же с детьми расстреляют. Неужели не жалко? Ты ведь на Юрасика и Наталку наглядеться не могла.

– А со мной что будет?

– Ничего. Ну, в трудовую повинность определят. Поработаешь. Пусть даже и трудно будет, но хоть грех отцов – кровопийц отработаешь.

– Каких «отцов – кровопийц»? Ты же знаешь, мой папа докером работал, а сейчас на войну призвался.

– Ну, пусть не твой отец – кровопийца, но на всей вашей нации грех лежит. Ладно, не дрейфь, всё будет с тобой хорошо, это я тебе, как твой ангел–хранитель говорю: отработаешь до конца войны, и на свободу с чистой совестью. Выходи, выходи на улицу. Видишь, соседей уже в колонны строят.

– Ты говоришь: « Работать ведут». Тётку Симу тоже работать заставят? Ей же под восемьдесят.

– Ты её вышивки видела? Она же рукодельница от бога. Немцы – они в искусстве доки. Небось, поставят её целой артелью вышивальщиц командовать, девок ремеслу учить.

– А дед Моисей? Скажешь, тоже в артели трудиться будет? Это однорукий-то.

– Да у него не руки главное, а голова. Он ведь бухгалтер. У немцев учёт – основа порядка. А порядок – это всё.

– Ну, а детей куда ведут? Что, трёхлетки Яшка с Гришкой тоже будут повинность отбывать?

– Пока не будут. Их, поди, в детский сад определят. Чтобы под ногами у занятых мам не болтались.

– Ой, не нравится мне это всё. Зачем в посадку завели?

– Тут, наверное, лагерь и расположен. Глядишь и понравится. Прям тебе, санаторий. Ты, детка, меня слушай. Я твой ангел–хранитель. Плохого не пожелаю.

– А почему раздеваться? Не хочу! Это мои вещи. Ой, мамочки, я стесняюсь! Я боюсь!

– Глупая, вам униформу выдадут. По европейским фасонам. Будете все одинаковые, как в муравейнике.

– Боже, как их тут много. И все с оружием. Зачем!? Для чего вставать в ряды у рвов? Ангел, что происходит? Что?!!

– Всё, детка, конец пришёл. Есть у тебя ещё минут десять до команды «фойер», чтобы это осознать.

– Но как? Я же тебя слушалась! Ты же мой ангел–хранитель!!!

– Ангел-шмангел.… Много ты про нас, ангелов, знаешь. Да надоело мне тебя, сучку жидовскую, опекать. Всё, баста. Несколько минут, а там пиф-паф, и будет у меня новый подопечный. Так что, стой тут, смотри своей смерти в лицо. Приятно оставаться, детка. Зиг хайль! Ха-ха-ха!

6 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

И домик у моря и песок под ногами, Нас не радуют больше звёзды в небе ночами. Ни свежесть рассвета, ни шелест волны, Потеряли наверно, счастье где-то здесь мы. Саквояж уложили, чемодан унесли, Старый

Ждёт меня на пыльном чердаке Мой рюкзак, скучающий в тоске. Всё надеется ещё, что может с ним, Вот уедем и чего-то натворим….. И снегов слепота режет память ему, А луны седина точит серую тьму И в ка